Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Алексей Кыласов: Спорт вне политики – это лишь фигура речи. А вот глубина проникновения политики в спорт регулируется

18:05, 15 декабря 2016

Гости

Алексей Кыласовдоцент кафедры индустрии гостеприимства, туризма и спорта РЭУ им. Г.В. Плеханова

Петр Кузнецов: Возможно, для кого-то главным событием станет то, что у России забрали Чемпионат мира по бобслею и скелетону 2017 года. Это уже точно. Он будет перенес из Сочи, куда – непонятно пока официально. Но, естественно, не в Норильск или Уфу – в другую страну. Международная федерация бобслея и скелетона не решила куда, ранее с предложением перенести турнир в Германию (судя по всему, в Германии и состоится) выступила Немецкая федерация бобслея. А отняли у нас февральский чемпионат, после того как Латвия, потом и Южная Корея решили бойкотировать соревнования в Сочи из-за доклада Ричарда Макларена. Потом начали назревать отказы в США, Канаде, Австрии… Международная федерация бобслея заявила, в итоге, о смене места проведения Чемпионата мира следующим образом, процитирую: "В эти сложные времена благоразумнее будет не проводить подобный турнир в Сочи. Мы хотели бы позволить спортсменам и тренерам всех национальностей сосредоточиться на спорте, а не на обвинениях и дискуссиях. Федерация бобслея России приложила колоссальные усилия для подготовки к Чемпионату мира, но в нынешнем микроклимате почти невозможно оценить работу оргкомитета". Конец цитаты.

Оксана Галькевич: Ну, кстати говоря, сегодня ведь председатель правительства Дмитрий Медведев во время своего интервью российским средствам массовой информации тоже высказывался по теме допинга, в частности, и внезапной отмены Чемпионата по бобслею и скелетону. Давайте послушаем, что он сказал.

Дмитрий Медведев: Борьбу с допингом мы продолжим, но в то же время я хочу, чтобы все наши граждане прекрасно отдавали себе отчет в том, что решение по спортивным состязаниям в отношении Российской Федерации, которые принимаются, по нашим спортсменам, далеко не всегда продиктованы соображениями борьбы с допингом. Ну, вот последнее, свежее решение об отмене проведение у нас в Сочи Чемпионата по бобслею и скелетону. Значит, приняла Международная федерация. Ну, она действительно вправе такие решения принимать, но возникает вопрос, почему это сейчас было сделано, сразу после какого-то доклада. А раньше атмосфера была другой? Они на какую-то атмосферу ссылаются. И вот их послушать – ну, что за детский лепет, какая атмосфера, при чем здесь атмосфера? Есть договор, который связывает Международную федерацию бобслея и скелетона и нашу федерацию. В этом договоре установлены взаимные обязанности, в этих договорах должна быть установлена ответственность.

Петр Кузнецов: И сразу же представляем нашего гостя: Алексей Кыласов, доцент кафедры менеджмента и маркетинга спортивной индустрии РЭУ имени Плеханова. Здравствуйте, Алексей.

Алексей Кыласов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Международный олимпийский комитет, я насколько понимаю, рекомендовал профильным федерациям поснимать те турниры, которые уже успел отдать России. Но, тем не менее, смотрите: Международный союз конькобежцев провел в Москве этап Гран-при, Международная федерация керлинга не стала отказываться от Чемпионата мира в Казани, Международный биатлонный союз выбрал Тюмень даже  столицей Чемпионата мира 2021 года. Можно ли говорить о том, что это какая-то ошибка Федерации бобслея и скелетона России? Какую-то работу они что ли с Международной федерацией бобслея и скелетона, не контактировали. Всем-то разрешили.

Алексей Кыласов: Ну, тут сложно усмотреть прямую связь, о которой вы говорите. Скорее всего, решение о переносе оно лежит все этой цепочки взаимоотношений России с международной организацией, потому что, очевидно, трасса великолепная в Сочи после игр, никакой подготовки не требовалось. И я, на самом деле, не очень понимаю экспертов, которые говорят, что Россия сильно вложилась в подготовку Чемпионата, потому что, на самом деле, никаких вложений особых не было. Потому что, что, собственно, с трассой-то случилось за два года. И я полагаю, что – первое – никаких вложений особых нет, второе – вложение это начинается уже на момент визовой поддержки и приглашения. То есть, на самом деле, с финансовой точки зрения это облегчение, значит, мы не будем тратиться. Даже если посчитать, что туристы какие-то, мифические какие-то взять прибыли, которые…

Оксана Галькевич: Туристическая привлекательность некая?

Алексей Кыласов: Туристическая привлекательность нулевая, будем честными. Бобслей не входит даже в 20-ку видов спорта, мало того – он даже в 30-ку не входит. Поэтому говорить о какой-то туристической привлекательности разве что какая-то узкая группа.

Оксана Галькевич: Локальное зрелище.

Петр Кузнецов: В 30-ку – это зрелищных вы имеете в виду?

Алексей Кыласов: Да, и это да, это локальное все-таки такое будет мероприятие. Безусловно, кто-то приедет, но это будет крайне малое количество людей… приехало бы – извините. Что касается телевизионных прав, то в общем и целом я думаю, что там национальные наши бродкастеры, которые делали эту трансляцию… Во-первых, вряд ли бы тоже это была большая прибыль, потому что я что-то очень сильно сомневаюсь, чтобы это брали телеканалы и зарабатывали всерьез на этом, потому что это явно не прайм-тайм. Это не биатлон, это не футбол, не хоккей и даже не баскетбол и не бокс.

Оксана Галькевич: Подождите, вы говорите – никаких вложений.

Алексей Кыласов: Были, были.

Оксана Галькевич: Оргкомитет, который этим занимался, люди нанятые, кто-то должен заниматься проверкой, подготовкой трасс, нет, я разве ошибаюсь?

Алексей Кыласов: Ну, это в общем и целом, конечно же, незначительные затраты…

Оксана Галькевич: Ну, понятно, что это не то же самое, что Олимпиаду с нуля провести в тропиках, но тем не менее.

Петр Кузнецов: Размещение спортсменов и так далее…

Алексей Кыласов: Ну, конечно. Но размещение что – там инфраструктура готова…

Оксана Галькевич: Деньги-то потрачены.

Алексей Кыласов: На самом деле, это не такие большие деньги.

Петр Кузнецов: Ну, просто чтобы понимать: сколько мы теряем, действительно? Вот Совет Федерации пытается иск подать в суды, не знаю, какие, международные… Об этом мы еще поговорим. И якобы просто потому, что мы теряем деньги. Хочется посчитать, сколько мы теряем?

Алексей Кыласов: Мне не хотелось бы подвергать сомнению репутацию политиков, которые об этом говорят, потому что, собственно говоря, если мы посмотрим, что такое Единый календарный план Министерства спорта, то это вот как раз подготовка и проведение мероприятий. А те деньги, которые пытаются посчитать, видимо, в Совете Федерации, - это инфраструктурные вложения. Так они, извините, это по другой статье расходов идут в Министерстве спорта, то есть они никак не связаны между собой, потому что капитальные вложения – они либо есть, либо их нет, но это нельзя считать полностью привязанным к тому мероприятию, которое внесено в Единый календарный план культурных и спортивных мероприятий Министерства спорта Российской Федерации. И в этом контексте, конечно, я не совсем понимаю, что будет предметом иска. Скорее всего, что это… Знаете, таких заявлений раздавалось очень много: хотели подать на Паралимпийский комитет, на Олимпийский комитет, на ВАДА… Вопрос: что же не подали? Потому что оснований-то нет, на самом деле.

Петр Кузнецов: Речь-то, наверное, не о потраченных деньгах речь идет, а как о прецеденте...

Алексей Кыласов: Репутационно…

Петр Кузнецов: …потому что и Кубок мира по биатлону, который нам дали, правда, в 21-м году, вот эти Гран-при и Чемпионат мира по футболу 2018 года.

Оксана Галькевич: Под вопросом.

Петр Кузнецов: Вам не кажется, что нас как-то юридически атакуют и проверяют нас по этой линии. А, если сейчас проглотим – значит, и дальше.

Оксана Галькевич: Проверяют на прочность.

Алексей Кыласов: Безусловно, можно выстраивать такую зависимость, но я вам хочу сказать, что отмена спортивных мероприятий – это далеко не новость. И это началось еще, извините, во времена Кубертена и даже, наверное, раньше что-то было, когда переносили какие-то мероприятия.

Оксана Галькевич: А с нами такое было? То есть, может быть, это просто, знаете, оставалось за пределами, рамками нашего информационного поля?

Алексей Кыласов: Знаете, в 90-е годы это было сплошь и рядом. В основном, там, правда, был критерий финансовый, то есть очень часто переносили, и не только у нас, вообще эта практика по Восточной Европе очень широко. Да и не только там. Переносили чемпионаты и в Соединенных Штатах различные, и в Западной Европе, если мы возьмем Корею… То есть это широкая практика международная. Нельзя говорить о том, что это уж совсем что-то новое, придуманное специально против России. Безусловно, есть какие-то политические моменты в этом, они, наверное, даже довлеют в принятии решений, но целиком списывать это все на такой именно спортивный характер тоже не следует, потому что все-таки… Поймите, когда в отношении страны действуют санкции – а ведь это есть на самом деле, то я бы все-таки учитывал… Знаете, такая политика мягкой силы: учитывал, что будут, наверное, себя некомфортно чувствовать себя представители стран, правительства которых ввели санкции против России. И в данной ситуации наивно полагать, что спорт вне политики. Вне какой он политики, когда, чтобы подать заявку в Международный олимпийский комитет, в Олимпийской хартии написано: "Требуется поддержка национального правительства". Вопрос снят, это просто фигура речи. Это хотелось бы, чтобы политика грубо не вмешивалась в спорт, но глубина проникновения политики в спор она регулируется, в частности есть великолепный документ – Белая книга о спорте. Это Европейская хартия спорта есть, и вот там совершенно четко регулируется глубина проникновения общественных организаций по взаимодействию с государственными органами исполнительной власти там… И, соответственно, обратная реакция – глубина проникнования регуляторов, государственных регуляторов в области спорта. Но это вот, например, допинг, правонарушения различные и так далее – вот это все регламентируется. Сегодня, надо сказать, что российское законодательство оно сильно отстало в этом отношении, потому что у нас государство взвалило на себя буквально все. Но это тренд, извините, пятидесятилетней давности, когда в Европе повсюду возникали Министерства спорта. Потом они дистанцировались, потому что негоже государству регулировать то, что относится к компетенциям гражданского общества. И в этом смысле мы, конечно же, сильно рискуем, потому что государство, конечно же, берет на себя ответственность регулировать все отношения в спорте, а с другой стороны, так, собственность, и ответственность на него возлагается. Именно поэтому у нас, как чуть что, уходят в отставку замминистра, всех увольняют без конца… Это тоже ненормальная практика, потому что все-таки общество заинтересовано в развитии спорта, а государство берет на себя функцию развития пропорционально всех видов спорта. Объясните мне, каким образом оно собирается это делать? Оно собирается приказать людям заниматься легкой атлетикой, скелетоном, бобслеем или в конкретных регионах? Это абсурд, и на сегодняшний день, конечно же, наша политика требует пересмотра. И тут вряд ли стоит говорить… противопоставлять Европу и нас. Скорее, надо говорить о том, что мы должны брать положительный опыт того, насколько государство должно глубоко проникать в спорт, и тем самым мы говорим о минимизации рисков государства с точки зрения государственного управления и, с позволения сказать, менеджмента.

Оксана Галькевич: Петь, давай просто призовем наших телезрителей, чтобы у нас не был разговор на троих.

Петр Кузнецов: Я как раз и собирался это сделать.

Оксана Галькевич: Друзья, вы очень активно нам пишете. Например, пишут, что, "может, оно и к лучшему, что отменили: государство денег меньше на распил выделит или не выделит совсем". Пишут, что юристы наши проглотили Олимпиаду, дальше – упущенная выгода, и дальше по накатанной. "Сами мы все сгущаем", - пишет нам человек из Кемеровской области. Ивановская область пишет, что "просто потом у нас отберут Чемпионат мира по футболу, все затраты пойдут псу под хвост". В общем, невеселая картина. Друзья, вы можете нам писать, продолжать активно, наш смс-портал 3443, вначале слово ОТР. И звоните нам в прямой эфир.

Петр Кузнецов: Звонить нам, конечно.

Оксана Галькевич: Поделитесь своим мнением…

Петр Кузнецов: Как вы считаете: что нам сейчас делать? Как нам нужно реагировать на то, что у нас отняли уже точно Чемпионат мира в Сочи по бобслею и скелетону. Алексей, как доценту кафедры менеджмента и маркетинга спортивной индустрии вопрос. Вот если бы… Снимается латвийский скелетонист, дальше – южнокорейские, а мы могли бы просто там с одними белорусами посоревноваться, и Чемпионат мира признан бы был в таком случае состоявшимся? Или там свои какие-то заморочки с регламентом, десять человек или как? Мы могли бы просто – хорошо, снимайте, хорошо, хорошо. Белорусы останутся, кто останется…

Алексей Кыласов: Я понимаю ваш вопрос. Все-таки и у нас есть регламенты, и у международных федераций есть регламенты. Там количество стран, которые должны… Охват стран – не персонально какие страны, потому что все-таки есть отбор. На Чемпионат мира попадают не все, а те спортсмены, которые проходят соответствующие квалификационные отборы. И там, конечно, есть эти нормы, но я бы хотел на другом заострить внимание. Ведь, понимаете, ситуация нагнетается тем, что у нас отобрали, у нас отобрали. Я бы хотел подчеркнуть, что организация эта международная, это, прежде всего, говорит о том, что решения принимаются не какими-то абстрактными людьми из-за такой страшной мировой закулисы, а решение принимается все-таки коллективно, это представители разных…

Оксана Галькевич: А закулиса мировая, может быть, ведет с ними закулисную работу, с этим отдельно, с этим отдельно…

Алексей Кыласов: Безусловно, можно быть сторонником заговора или не быть сторонником заговора…

Петр Кузнецов: Обама со всеми начал обзванивать…

Алексей Кыласов: Но поймите: люди умеют работать. Прежде всего, это же действительно решения принимаются демократично, и процедура не подвергается сомнению. Как вот случилось с Паралимпийским комитетом. Ведь иск, когда подавали… Почему я был скептиком и говорил, что это невозможно, решение не может быть отменено КАС, потому что КАС будет рассматривать правомочность принятия, то есть были ли все люди, были ли соблюдены права голосующих. Конечно, были. И в этом смысле… Ведь надо думать не столько о наличии или отсутствии мировой закулисы, а о том, что, если мы хотим продвигаться, то мы должны тоже как-то выстраивать отношения в мировом сообществе. Если хотите, быть более открытыми. Мы как-то должны учитывать в своей политике то, что является нормой уже в том же Евросоюзе в спорте.

Оксана Галькевич: Что именно? Что там, что мы должны соблюдать?

Алексей Кыласов: А вот это я не хотел бы сейчас вдаваться в подробности.

Оксана Галькевич: Нет, ну вы вдайтесь. Вы сказали: "Мы должны учитывать, что для них это норма". Давайте так: что для них норма, что мы не учитываем, но должны?

Алексей Кыласов: Это, прежде всего, некая автономность развития видов спорта. Если у нас государство само решает, какие должны быть виды спорта – у нас есть соответствующий реестр – и устанавливает размеры финансирования видов спорта, то, к примеру, во Франции существует рейтинговая система. То есть федерация развивается, и создается специальный мультипликатор. Это многопозиционное такое замерение деятельности организации: это количество занимающихся, это охват, пропорциональное распространение по территории всей страны, это, безусловно, показатели результативности, то есть те, которые есть, это, безусловно, показатели сотрудничества с медицинскими, фармакологическими какими-то организациями. То есть, опять же, отсутствие каких-то конфликтов на почве антидопинга. Это привлечение спонсорских средств, это количество зрителей на соревнованиях. То есть это, поймите, это целый огромный спектр, это мультипликатор называется, в котором замеряется очень много позиций. Назовите мне: у нас есть хоть один мультипликатор в России? Нет, и это говорит о том, что у нас сегодня государство как-то странно относится к развитию… Я не хочу сказать, что плохо, но просто, может быть, пока только еще подходит к этому, чтобы разрабатывать эти системы, но они, поверьте, есть в разных странах. Например, если мы берем Германию, там вообще Deutscher Olympischer Sportbund (Олимпийская спортивная конфедерация Германии) – организация…

Петр Кузнецов: Вот у них и пройдет Чемпионат мира по бобслею и скелетону.

Алексей Кыласов: Ну, я не хотел сказать, что они передовые, но поймите… Организации спорта – там есть чему поучиться. И здесь, конечно, я никоим образом не пытаюсь сказать, что здесь нет политической составляющей. Да, она есть, но политическая составляющая может быть успешной только тогда, когда есть, на что бить. А получается, что есть, на что бить.

Петр Кузнецов: У нас тут еще смена министров спорта, тут Павел Колобков оказался на месте министра спорта. И вроде бы даже не знает, что делать. Говорит, что перенос не обсуждался, нам никто не звонили, контракт с Международной федерацией бобслея не расторгнут.

Оксана Галькевич: "Ой, а мы и не знали".

Петр Кузнецов: То есть это мы ждем звонка, вместо того чтобы позвонить, выяснить, как вести контакты. "Нам никто не звонил, нас никто не предупреждал".

Алексей Кыласов: Во-первых, это очень странная оговорка, потому что, на самом деле…

Петр Кузнецов: Вот прямые слова.

Алексей Кыласов: … потому что вы в своей вводной речи сказали о том, что полгода назад уже всем было известно, что у нас будут занимать, отнимать мероприятия, потому что есть соответствующие рекомендации Международного олимпийского комитета, которые касаются федераций по олимпийским видам спорта.

Петр Кузнецов: Ну, по сути, отстранение паралимпийской сборной – это же…

Алексей Кыласов: Это звонок, это серьезный звонок, конечно. Это даже не звонок – это вызов.

Петр Кузнецов: И, кстати, обратите внимание: мы все время кричали, что спорт вне политики, а как только белорусы пронесли на Паралимпиаде наш флаг, мы сразу поаплодировали и чуть ли не квартиру белорусу дали. Тут же у нас политика оказалась связанной.

Алексей Кыласов: Ну, я уже говорил, что это все-таки фигура речи, а не…

Оксана Галькевич: Вы сказали, что прецеденты такие в истории, когда отбирали и переносили какие-то мероприятия спортивные, ну, правда, по финансовым соображениям, уже были, встречались, не специально против нас. А по политическим когда-нибудь переносили, отменяли, что-нибудь такое было? А то, может быть, это прецедент прецедентов?

Алексей Кыласов: Я вот сейчас прямо политические сходу вам вряд ли скажу.

Петр Кузнецов: Ну, был "олимпийский бойкот" знаменитый…

Оксана Галькевич: Ну, да. В 80-е, да.

Алексей Кыласов: Мы не берем олимпийские бойкоты, были конфликты в рамках разных федераций… Я, к сожалению, сейчас просто не могу резко так воспроизвести, но эта проблема, например, в Китае была, когда накануне объединения – Тайвань, Гонконг, Шанхай (помните, да?) – и когда там знаменитый бойкот 88-го года в Сеуле, когда Китай высказал протест в знак того, что допускаются сборные, по сути дела, его территории доминионов. И это, конечно, вызвало тоже волну негодования, и плюс были еще какие-то отдельные другие случаи.

Петр Кузнецов: Я вот помню сборную Югославии, например, отцепили от Чемпионата Европы, поехала Дания – и выиграла Чемпионат Европы.

Оксана Галькевич: Давайте послушаем нашу телезрительницу. Ирина из Калужской области до нас дозвонилась. Ирина, здравствуйте, мы вас слушаем.

Ирина: Добрый вечер, друзья. Вот такое мнение, и наверняка меня поддержат многие. В отношении, например, того, что у нас могут забрать Чемпионат мира по футболу. Можно ведь сказать об этом?

Оксана Галькевич: Говорите, говорите.

Ирина: Так вот, я очень люблю футбол, очень люблю смотреть по телевизору хороший европейский футбол. И когда играет наша команда, например, Ростов и Краснодар, смотрю с удовольствием, с удовольствием. Мы даже с сыном спорим: у нас несоответствие в этом, у него другие любимые команды. Но вот, например, если бы Чемпионат мира по футболу где-то в другом город произошел, в другой стране происходил, мы бы, в общем-то, были более довольны, потому что эти деньги могли бы пойти… Сколько проблем в России, правильно? Правильно. Наверняка многие думают так, как я.

Петр Кузнецов: И вы считаете, что вам эти деньги бы раздали?

Ирина: Раздали? Ну, это хороший вопрос.

Петр Кузнецов: Ну, вот переносят Чемпионат мира… И вы считаете, что вам тут же конверты придут: это вот вам за то, что не состоялся, это вам деньги все, не потраченные еще.

Ирина: А вы знаете, мне лично никаких вот конвертов не надо. И тот, кто поддерживает мою точку зрения… Вот вспомните Чемпионат мира по футболу в Бразилии, помните, да? Как там народ выступал против проведения Чемпионата мира в Бразилии, хотя экономика у них, наверняка, посильнее, чем у нас.

Оксана Галькевич: Они там против Олимпиады в последний раз, по-моему, выступали достаточно активно. Да, Олимпиады. Так что поэтому… я не знаю, может быть, потому что я не в Москве живу.

Петр Кузнецов: Понятно, спасибо, да.

Оксана Галькевич: Спасибо, Ирина.

Петр Кузнецов: Там просто в совокупности был и Чемпионат мира, и у них тут же сразу же Олимпиада в Рио проводилась, поэтому, конечно, тут накипело.

Оксана Галькевич: По крайней мере, позиция понятна, да. Смотрите, очень интересные разные приходят сообщения на наш портал. Пишут, что мировая закулиса – это мы сами. Ну, в общем-то, на самом деле, любопытно. Еще каждый раз, когда мы начинаем обсуждать какие-то спортивные проблемы, вот эти особенно последнего времени – Макларены, допинги, провалы бесконечные какие-то скандальные, ситуация – вся страна начинает писать, как сейчас из Тверской области, из Архангельской области, из Ненецкого автономного округа, что надо как-то нам со спортивными чиновниками иначе обходиться, не на повышение их отправлять по должности, а может быть, как-то иначе поступать.

Алексей Кыласов: Ну, мне трудно комментировать решения…

Оксана Галькевич: Ну, решения разные предлагают: кто – под суд отдать, кто – лишить должности, но уж точно не отправлять на повышение.

Алексей Кыласов: Опять же, это в рамках гражданского общества нормальная абсолютно…

Оксана Галькевич: Мы просто говорили о том, что нужно какое-то адекватное реагирование на ситуацию.

Алексей Кыласов: Адекватные должны быть какие-то инструменты.

Оксана Галькевич: Мы адекватно реагируем всеми вот этими…

Алексей Кыласов: Дело в том, что спорт сам по себе он явление чисто социальное, он весь строится на взаимодействиями с федерациями, которые по форме своей – общероссийские общественные организации. И даже если мы берем спортивное общество – это уже само название говорит – наверное, что в работе министерства, как это есть в других странах… Там вообще государство на откуп отдает это общественным организациям… Должна присутствовать такая здоровая доля общественного регулятора, чтобы как-то общество само регулировало. Это безусловно, это вызов общества, и я считаю, что к этому нужно прислушаться, это правильно вам говорят люди. Потому что, на самом деле, если посмотреть различные социологические опросы, то люди высказывают действительно эту точку зрения. И, на мой взгляд, и законодатели, и правительство должно, конечно, прислушаться к этому, потому что мы остаемся едва ли не последней страной в Европе, где есть Министерство спорта. Потому что в большинстве стран это одно из направлений подотраслевого, а где-то вообще нет Министерства спорта.

Оксана Галькевич: Какое же оно у нас социальное, вы же сами сказали – глубина проникновения государства в эти самые вопросы, когда это фактически, я не знаю, госкорпорация какая-то. Решаются, где чего построим, где будем развивать, где не будем.

Алексей Кыласов: Ну, вы знаете, и можно еще продолжать до бесконечности. Потому что есть еще такие абсурдные вещи… Вот у нас, слава богу, не так давно был принят закон, в прошлом году, по-моему, по инициативе Фетисова. Есть ограничения в ряде стран, когда каким-то бюджетообразующим отраслям или предприятиям-монополистам запрещено быть спонсорами, потому что это, по сути, наши с вами деньги. Так мы эту норму только сейчас обсуждаем и в какой-то части реализуем. Это, конечно, неправильно. То есть, например, берем футбольные клубы: тот, у кого "Газпром", побеждает. Ну, что же тут обсуждать?

Оксана Галькевич: Ну, кстати, нестабильно побеждает, если вы про "Зенит", конечно. То побеждают, то не побеждают.

Алексей Кыласов: Если создаются неравные условия – это с точки зрения и здравого подхода, и антимонопольного даже законодательства это неправильно. Вот вам еще один пример того, как неверно, неправильно, неактуально выстраивается политика.

Оксана Галькевич: Ох, я бы за такую зарплату так бы бегала по полю. Вот спрашивают: "Спорт – это бизнес. Где юристы, где неустойки, почему не работают?"

Петр Кузнецов: Да, возвращаясь к началу нашего разговора, все-таки Совет Федерации… Вы считаете, что предмета для подачи иска даже нет.

Алексей Кыласов: На мой взгляд, действительно нет, потому что, смотрите… У нас, надо понимать, что мы-то включились в этот глобальный процесс в глобальных условиях… То есть у нас спорт был в советское время несколько иной, и вот по инерции мы сохраняли ту советскую модель и даже как-то трепетно относились, и большинство спортсменов говорили: "Нет, давайте никаких новшеств, давайте сохраним советскую модель, ведь она нам принесла столько медалей". Но мир-то поменялся, и поменялось общество у нас. Соответственно, в новой модели, конечно, мы должны были присматриваться к другим моделям организации спорта. И вы поймите, что, например, кафедра спортивного права возникла у нас совсем недавно, относительно недавно возникла, кафедра спортивного менеджмента, дальше… То есть вся эта инфраструктура людей, которая готовит спортивных агентов, спортивных менеджеров, спортивных юристов, спортивных враче в Первом медицинском, то есть возникла там спортивная медицина, кафедра. Это все совершенно новые вещи, и они, фактически, перед Олимпиадой появились. То есть это все – явление очень нового порядка, и мы еще даже не имеем каких-то титулованных выпускников этих кафедр, для того чтобы говорить, что они как-то могут влиять на отрасль в целом. То есть, конечно, это явление должно получить более широкое распространение с тем, чтобы мы качественно изнутри пытались изменить эту ситуацию. То есть мы наращивали число компетентных людей в разных областях знаний в области спорта, но сегодня мы только в начале этого пути.

Петр Кузнецов: Ну что, нам проглотить все это дело? Может, бойкотировать Чемпионат, который перенесут?

Алексей Кыласов: А вы знаете, хорошо… Я смотрел вчера: Путин хорошо говорил о том, когда он интервью этим японским давал СМИ. Он сказал, что мы понимаем Японию, что нее есть какие-то обязательства, и готовы с пониманием отнестись, почему они вступили в санкции. Но вот надо так же просто серьезно отнестись к мировому спорту, что у нас пока нет сил переломить ситуацию, надо, по крайней мере, с пониманием относиться, не лезть в жесткую конфронтацию, а как-то попытаться в этой ситуации выстроить. И пути есть, и возможности есть.

Оксана Галькевич: Как-то реагировать взрослее, да? Не вот это вот: "Ах, так?"

Алексей Кыласов: Не по-детски, не бодаться, не кричать, не угрожать кулаком, не уподобляться Никите Хрущеву все-таки, а пытаться по-взрослому… Действительно, вы очень правильно сказали – именно по-взрослому пытаться отреагировать на эту ситуацию и найти решение, достойное взрослых, серьезных людей.

Оксана Галькевич: Спасибо за этот взрослый разговор.

Петр Кузнецов: Спасибо, взрослый, серьезный человек у нас в студии – Алексей Кыласов.

Оксана Галькевич: В гостях был Алексей Кыласов.

Петр Кузнецов: Доцент кафедры менеджмента и маркетинга спортивной индустрии РЭУ имени Плеханова. Спасибо огромное.

Алексей Кыласов: Спасибо вам.  

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Александр Мерзлов президент "Ассоциации самых красивых деревень России", доктор экономических наук
  • Михаил Смирнов главный редактор портала "Алкоголь.Ру"
  • Евгений Бучацкий психиатр-нарколог
  • Вадим Дробиз директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя
  • ГОСТИ

  • Александр Элинсон генеральный директор НИПК "Электрон", член Президиума Генерального совета Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • ГОСТИ

  • Марина Тараненко детский писатель
  • Екатерина Гуричева главный редактор издательства "РОСМЭН"
  • ГОСТИ

  • Тамара Касьянова генеральный директор компании "2К Аудит", первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров
  • Дмитрий Востриков директор по развитию Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров "Руспродсоюз"
  • ГОСТИ

  • Елена Воронина вице-председатель общественной организации "Многодетные семьи Ярославской области"
  • Светлана Лягушева председатель общественной палаты Ярославской области по социально-демографической политике, охране материнства и детства
  • Сергей Ивченко директор департамента по социальной поддержке населения и охране труда мэрии города Ярославля
  • ГОСТИ

  • Леонид Ольшанский вице-президент "Движения автомобилистов России", адвокат
  • ГОСТИ

  • Леонид Перлов учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования "Учитель"
  • ГОСТИ

  • Любовь Храпылина профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНГХиГС
  • Александр Сафонов проректор Академии труда и социальных отношений, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Александр Гезалов член Совета при Министерстве образования РФ по вопросам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей
  • ГОСТИ

  • Амир Валиев технический директор и главный конструктор ООО "Птеро", член совета директоров "Аэронет"
  • ГОСТИ

  • Варвара Добровольская фольклорист, кандидат филологических наук
  • ГОСТИ

  • Николай Кошман президент Ассоциации строителей России
  • Николай Алексеенко генеральный директор "Рейтингового агентства строительного комплекса"
  • Показать еще
    Показать еще
    Глава Комитета Совета Федерации по международным делам: В России не ущемляются права ЛГБТ Обвинения иностранных коллег сенатор назвал политизированными
    вчера

    Четверть всего российского строительства приходится на столичный сектор! Я не знаю, где еще в мире есть такие перекосы

    Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России

    ГОСТИ

  • Александр Элинсон генеральный директор НИПК "Электрон", член Президиума Генерального совета Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • Самое страшное, когда люди хотят вернуться в прошлое, например, в СССР. Это значит, что они не видят будущего страны

    Леонид Млечин писатель-историк

    ГОСТИ

  • Екатерина Гуричева главный редактор издательства "РОСМЭН"
  • Марина Тараненко детский писатель
  • вчера
    В Басманном суде Москвы начинается заседание по делу "Седьмой студии" Суд решает вопрос продления ареста фигурантам
    вчера
    На Кубани определили размер курортного сбора В 2018 году он составит 10 рублей с человека за сутки отдыха в Краснодарском крае
    вчера
    Мексиканский город Веракрус и Каймановы острова С удивительным животным миром - черепахами, скатами, голубыми игуанами
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments