Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Роман Гусаров: Себестоимость авиаперевозок внутри страны выше, чем за рубеж, из-за ставки НДС и монополизма аэропортов и поставщиков топлива

18:05, 4 июля 2017

Гости

Роман Гусаровглавный редактор сайта AVIA.RU

Оксана Галькевич: Идем дальше, уважаемые друзья – прямой эфир. Вы знаете, в канун нынешнего сезона отпусков мы, если помните, проводили такой небольшой опрос – интересовались у вас, куда вы поедете отдыхать. Ну мы думали как? Лето, отпуск, обязательно должна быть какая-то поездка. Но тогда довольно значительная часть аудитории ответила нам просто – "никуда не поедем, на даче проведем лето".

Константин Чуриков: И так последние несколько лет.

Оксана Галькевич: Ну что сказать? Дача – это, конечно, замечательно, но когда при всем богатстве выбора другой альтернативы, как говорится, нет, это как-то печально, мне кажется.

Константин Чуриков: Кстати, профессиональные социологи – компания ВЦИОМ – выяснила, что как минимум 30 миллионов россиян говорят, что воздерживаются от поездок по стране, потому что просто денег нет. А если бы была такая возможность, то поехали бы обязательно, причем на отечественные курорты в первую очередь, по стране, страну повидать.

Оксана Галькевич: На достопримечательности посмотреть: Казань, Петербург, еще что-то.

И снова к слову, что называется: Комитет по экономической политике Совета Федерации направил в правительство рекомендации по субсидированию перелетов внутри страны. Там есть расчеты как раз в пользу этой идеи субсидирования – сказано, что вложив в эту программу поддержки авиаперевозок в виду 2 миллиарда рублей, федеральный бюджет в будущем сможет вернуть в виде налогов 4.3 миллиарда, а региональные бюджеты дополнительно заработают больше 2 миллиардов.

Константин Чуриков: Просто фантастика какая-то, судя по этим обещаниям и этим цифрам.

И в связи с этим снова хотим вас спросить: если авиабилеты на внутренние перевозки по России вдруг станут дешевле, вы станете чаще летать? Это вопрос как раз СМС-голосования (3443, в начале буквы "ОТР" и далее "да" или "нет" в зависимости от того, как вы считаете).

Оксана Галькевич: А обсуждать эту тему мы будем сегодня с нашим гостем: в студии Роман Гусаров, главный редактор сайта avia.ru. Здравствуйте.

Роман Гусаров: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Роман Владимирович, вот мы постоянно слышим о том, что у нас запущены эти плоские тарифы. Вы знаете, мы, журналисты, следим за новостями; даже не надо быть журналистом – нам зрители пишут, что попасть под эти плоские тарифы, купить в реальности билет крайне сложно. Мне всегда интересно: сколько мест в самолете – предположим, Boeing, потому что других самолетов у нас нет – по этому плоскому тарифу предусмотрено?

Роман Гусаров: Вы знаете, такой механизм, как плоские тарифы, практикует в первую очередь компания "Аэрофлот". Она предлагает эти перевозки, наверное, самые интересные и важные, на Дальний Восток – это Камчатка, Южно-Сахалинск, Владивосток. И на сегодняшний день "Аэрофлот" продает часть билетов – конечно же, не полностью весь самолет, я думаю, порядка трети билетов – по этим плоским тарифам на каждый рейс.

Константин Чуриков: И почем они?

Роман Гусаров: В данный момент, после индексации с 2016 года тариф составляет 22 тысячи в обе стороны, то есть туда и обратно.

Константин Чуриков: Вполне.

Роман Гусаров: В принципе, на такое большое расстояние это, конечно же, если не рекордный в мире тариф, то достаточно, в общем-то, низкий. И это позволяет, конечно, множеству россиян, которые успевают все-таки отыскать эти плоские тарифы и попасть на них, перемещаться с Дальнего Востока в центральную часть, в европейскую часть России и обратно.

Оксана Галькевич: Так вот в том-то и дело, как вы говорите, если успевают. Это же как какая-то игра или лотерея: повезет или не повезет, успеешь или не успеешь. Довольно большая часть аудитории нашего населения страдает от того, что они-то как раз не успевают: прыткости нужной нет, знаете, потом как-то где-то умеют придержать билетики. В общем, очевидно, что как-то не всегда это все прозрачно.

Роман Гусаров: Нет, конечно же, никакого придерживания билетов, потому что билеты реализуют автоматизированные системы, это глобальные мировые системы дистрибуции, там заниматься какими-то махинациями совершенно невозможно. Другое дело, что далеко не все граждане занимаются заблаговременно планированием своих путешествий.

Оксана Галькевич: Подождите. Вы знаете, по моему опыту заблаговременное путешествие: я вот так два раза за три месяца забронировала себе путешествие, а потом два раза в мыле бегала и думала, как бы его отбронировать обратно без потери денег. Потому что меняются обстоятельства: мы все работаем, у нас дети, кто-то заболел, поменялись планы на работе. Как? Бывает, иногда повезет, а иногда не повезет. То есть только если какие-то, что называется, лайфхаки: бронировать за 2-3 месяца заранее, знать, где и как быстро пораньше встать "в нули" и успеть эти билеты отхватить – только так. А вот просто нормального, удобного способа купить билеты не задорого никогда у нас не будет?

Роман Гусаров: Конечно же, несомненно, в этом есть элемент немалого риска. И каждый, кто решается приобрести заблаговременно, конечно, должен оценивать свои риски, возможности: либо подождать и тогда придется покупать дороже, либо рискнуть и купить сейчас подешевле. И, к сожалению, вот эти дешевые билеты как раз и выкупаются за полгода: само собой уже люди, которые как раз рисковые и готовы рискнуть и планируют, просто выкупают все эти дешевые билеты, а остаются те, которые по более высоким тарифам.

Оксана Галькевич: Слушайте, жизнь становится все быстрее и быстрее, все выше приходится подбрасывать колени, и никогда не знаешь, что там нас ждет за поворотом. За полгода – это не слишком ли круто, понимаете? Мы уже в другой системе координат несколько живем.

Константин Чуриков: Мы же люди спонтанные.

Оксана Галькевич: Здесь дело не в спонтанности.

Роман Гусаров: Ну что если поделать? Авиакомпании заинтересованы в том, чтобы как можно быстрее и раньше продать как можно большее количество билетов. Поэтому продажа начинается заблаговременно; само собой она начинается с самых минимальных тарифов.

Оксана Галькевич: Хорошо, смотрите. Все равно, если ты… Бывают разные ситуации. Хорошо, кто-то запланировал за полгода. Но извините меня, когда билеты – я вот тут открываю социальные сети и читаю – из Иркутска (например, из Байкала в Москву) стоят 65 тысяч (понятно, что это не за полгода покупается), хочется рыдать, и люди рыдают – пишут: "Господь, за что ты ненавидишь наш город? 65 тысяч стоит долететь до Москвы: 1 тысячу долларов в одну сторону" (это социальные сети, я не буду называть имена и фамилии). И это в нашей-то стране безграничных ресурсов.

Константин Чуриков: Подожди, Оксан, ты не шутишь?

Оксана Галькевич: Я не шучу, мы просто не можем показать.

Константин Чуриков: 65 тысяч – это в одну сторону? Это дороже, извините, чем в Южную Америку туда и обратно слетать.

Роман Гусаров: Это реальность.

Оксана Галькевич: Я читаю дальше: открываю другую социальную сеть, опять свое родное направление читаю. Люди делятся мнениями, пишут: "В этой дороговизне билетов (это уже шуточки), на мой взгляд, есть и плюсы – это хоть какая-то защита Байкала от большого наплыва туристов". При этом, значит, другие говорят: "Понимаете, сибиряки таким образом просто оторваны от европейской части страны". И это правда: мы ограничены, мы не можем отсюда выехать, потому что это просто не по карману.

Роман Гусаров: Вы знаете, дело в том, что система продажи билетов как раз строится на том, что она имеет такую некую дифференциацию, и по мере заполнения воздушного судна цена на билет автоматически повышается. Так работают все системы продаж во всем мире. Само собой, что если все билеты – 90% билетов – продано, то дальше уже продаются оставшиеся 10% билетов просто по максимальным тарифам. И люди, попадая на эти тарифы за неделю-две до вылета, конечно, справедливо возмущены: почему, я хочу улететь в этот день, а билет такой дорогой. Но при этом я сталкивался не раз с такими ситуациями – опять-таки, дискутируя с коллегами, когда говорят: "Вот, смотри, билет в Москву из Владивостока, из Иркутска, из Новосибирска стоит 60-65 тысяч, а мне надо улететь срочно". Я захожу в систему бронирования, допустим, "Аэрофлота" и вижу, что в этот день действительно билет стоит 65 тысяч, а через 2 дня – 12 тысяч. То есть на этот день билеты распроданы, а буквально через 2 дня билеты, пожалуйста, свободные есть по низкому тарифу.

Константин Чуриков: Бывает и такое, то есть обратно переигрывают.

Несколько сообщений наших зрителей – с грустинкой, с юмором, по-разному. Ярославская область: "Куда полетишь отдыхать на пенсию в 8 тысяч рублей?" Мне кажется, что вопрос этот все-таки непраздный, потому что это пенсионер или пенсионерка, это часть нашего общества, извините, и как раз-таки это…

Оксана Галькевич: Они тоже хотят жить, в конце концов – они хотят отдыхать, посмотреть страну.

Константин Чуриков: …некая социальная функция нашего государства – обеспечить человеку такую возможность.

Красноярский край: "А когда начнут субсидировать зарплаты и пенсии?" И вот Ростовская область мне очень понравилась – спасибо за ваш слог: "С нашими зарплатами и пенсиями мы летаем только во сне".

Роман Владимирович, у меня вопрос по поводу прикидок сенатора Совета Федерации господина Фомина по поводу того, что если государство вложится в субсидирование авиаперевозок, если вложит всего 2 миллиарда рублей, то федеральный бюджет вернет в виде налогов 4.3 миллиарда, а региональные бюджеты больше 2 миллиардов. Насколько все это реально?

Роман Гусаров: К сожалению, я достаточно скептически отношусь к такому варианту решения этой проблемы, потому что проблема даже не столько в том, что дорогие билеты. Проблема в том, что вообще люди у нас имеют низкую платежеспособность и просто не имеют возможности приобрести тур, оплатить гостиницу. Ведь на самом деле основная часть расходов ложится даже не на авиабилеты, а целиком-то весь отдых. И, конечно же, пенсионерка, даже если ей предложить бесплатный перелет, имея 8 тысяч, она не сможет никуда полететь, она не сможет оплатить все остальное.

И есть очень показательный пример: у нас до прошлого года действовало 5 программ субсидирования авиаперевозок. Так вот одну программу пришлось закрыть, потому что эти деньги авиакомпании не выбирали – это программа в Приволжском федеральном округе. Она не закрыта полностью, она объединена в общерегиональную программу, то есть часть маршрутов просто сняли. Ее не выбирали, эти деньги, авиакомпании, потому что даже по низким тарифам оказалось, что людям летать не нужно.

Константин Чуриков: Для этого нужно сначала подумать, прежде чем делать.

Роман Гусаров: Города-миллионники, не развит внутренний туризм, не развиты деловые связи. И когда людям говорят…

Оксана Галькевич: Это когда было?

Роман Гусаров: Это буквально программа действовала до 2016 года. На сегодняшний день она частично объединена с программой субсидирования региональных перевозок. В нее входит всего 112 маршрутов, входят ПФО и аэропорты Севера, то есть как раз те аэропорты, куда действительно людям нужно долететь, нет другой альтернативы, нет другого выбора.

Оксана Галькевич: А может быть, в этом Приволжском федеральном округе люди просто не знали, что есть такая программа субсидирования перелетов? Ну вот просто нет информации.

Константин Чуриков: А у нас, кстати, могут так сделать: программа есть, а о ней никто не в курсе.

Роман Гусаров: Знали, была широкая рекламная кампания, и эта программа действовала в течение нескольких лет. Все программы субсидирования на самом деле направлены на то, чтобы стимулировать пассажиропоток. И по мере роста пассажиропотока себестоимость авиаперевозки снижается естественным путем. А тут получается так: пока есть субсидии, какая-то часть населения летает, а как только субсидии снимаются, она просто перестает летать. То есть нет никакого стимулирования роста, как это, кстати, произошло достаточно эффективно – опять-таки, другой пример – на Дальнем Востоке: после начала запуска программы субсидирования авиаперелетов на Дальний Восток пассажиропоток стал таким мощным, что сегодня себестоимость существенно сократилась, туда полетели большие самолеты, где стоимость одного кресла значительно ниже, чем раньше. В общем-то, сегодня это уже не такая острая проблема, как это было, скажем, 5 лет назад.

Константин Чуриков: Вот нам пишет Ханты-Мансийский округ: "Билет на конец августа из Каспийска в Сургут 40 тысяч рублей". Я надеюсь, что это хотя бы в обе стороны, потому что в принципе за эти деньги можно всей семьей слетать в Западную Европу. Меня продолжают удивлять наши зрители.

Оксана Галькевич: Давайте пообщаемся с Василием из Чебоксар – Василий, здравствуйте.

Константин Чуриков: Василий не дождался, зато есть Сергей из Архангельской области.

Зритель: Алло, здравствуйте. У меня вот такой вопрос: почему бы не сделать сниженные цены на направления в Сочи, в Краснодар или в курортную зону России? То есть снижать цены именно в летнее время. Потому что Краснодар стоит, как, например… в Турцию. То есть люди выбирают между Турцией и Россией. Почему бы не сделать такие льготы, чтобы развивать внутренний туризм, снижать цены?

Константин Чуриков: Сергей, вы знаете, по последним данным люди даже не выбирают между Турцией и Россией – они просто летят в Турцию. Турция почти уже нарастила тот уровень туризма из России, который был в 2015 году. Спасибо.

Оксана Галькевич: До просадки, да. Роман Владимирович, действительно, почему не субсидируют полеты на наши курорты какие-то, к нашим достопримечательностям прекрасным?

Роман Гусаров: Субсидируются. И одна из программ субсидирования – это перелеты в Симферополь: понятно, поскольку нет сегодня достойной наземной альтернативы, то эти рейсы субсидируются. Она достаточно широкая, из многих региональных аэропортов. Тарифы четко установлены, они вполне доступны. И авиакомпании не должны продавать дороже, чем вот эти установленные тарифы.

Оксана Галькевич: Роман Владимирович, вот честно делюсь своим опытом: пыталась несколько раз. Костя знает, я очень быстро бегаю, но даже я не успеваю. Эти билеты в Симферополь, куда-то долететь – дешевле 20-30 тысяч ничего. Вот они там по сколько субсидируют? Где эти прекрасные билеты? Ночь не спать люди готовы.

Роман Гусаров: Субсидии существенные: если верить тем цифрам, которые обозначает Росавиация, то в зависимости от города где-то от 2.5 тысяч рублей должен стоить билет до, допустим, 22 тысяч, если это очень удаленный аэропорт.

Константин Чуриков: Роман Владимирович, мы вот сейчас обсуждаем тему субсидирования, говорим о том, как залить проблему деньгами, государство сейчас разбогатеет, нефтяной жирок нагуляет и поможет. Может быть, нам с другой стороны посмотреть? Ведь нам не хватает для того, чтобы билеты были подешевле, количества аэродромов, нам не хватает конкуренции на этом рынке…

Оксана Галькевич: Инфраструктуры, логистики перелетов.

Константин Чуриков: Да. Нам не хватает, пардон, дешевого топлива нормального в нашей нефтяной стране. То есть, может быть, в эту сторону как-то подумать?

Роман Гусаров: Абсолютно правильно, соглашусь с вами. Это большая проблема. К сожалению, себестоимость авиаперевозок внутри страны значительно выше, чем себестоимость перевозок на Западе или даже за рубеж, начиная со ставки НДС, которую мы платим внутри страны и не платим при международных рейсах, и заканчивая монополизмом и аэропортов, и поставщиков топлива. Сколько говорили, что у нас неразвиты аэропорты, нужно что-то сделать, чтобы снизить тарифы. Появились инвесторы, сейчас все аэропорты вроде бы распределены между такими крупными управляющими компаниями. Они вложили большие деньги и теперь говорят: подождите, нам надо эти деньги вернуть, поэтому мы не можем сейчас снизить тарифы за аэропортовые сборы, потому что мы вложились, как же мы тогда все это окупим? И получается замкнутый круг.

То же самое и с топливом. К сожалению, инфраструктура, которая нам досталась от Советского Союза – это обычно один топливо-заправочный комплекс, один НПЗ, который монополист, и везти из другого региона туда топливо выйдет дороже… То есть они играют на расстояниях наших.

Константин Чуриков: В любом случае он диктует правила игры.

Оксана Галькевич: А вот скажите, Роман Владимирович. Вот вы говорите – и мы все прекрасно понимаем – что рынок, надо действительно инвестировать, инвестиции должны отбиваться. Но ведь это еще зависит от того, как быстро они должны отбиваться. Одно дело, когда мне надо за 5 лет отбить свои миллиарды, если это строительство кого-то серьезного объекта, а другое дело, когда это 30-40, длинные такие инвестиции. Они как закладывают? – им надо за год отбить, за 3 года? Тогда, конечно, мы никуда не полетим.

Роман Гусаров: К сожалению, наземная инфраструктура очень дорогая. Это действительно миллиарды, причем миллиарды долларов. И с учетом того, что сегодня для многих наших компаний западные кредиты недоступны, они занимают на внутреннем рынке, а у нас проценты по банковским кредитам кусаются, и, конечно же, они заинтересованы как можно быстрее рассчитаться, отдать эти долги, иначе ты будешь пожизненно платить и так и не сможешь рассчитаться.

Оксана Галькевич: Понятно.

Константин Чуриков: Снимаем трубку телефона – Ольга хочет что-то сказать. Ольга, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Ольга из Иркутской области, кстати, да.

Константин Чуриков: Землячка.

Зритель: Да, здравствуйте. Мы вот живем в городе Братске, и меня очень интересует такой вопрос. Мы с семьей в прошлом году летали в Сочи, нас трое человек – двое взрослых и один ребенок. Мы… ехали – я вам по-честному… Мы вылетали из Красноярска. Если лететь из нашего Братска до Сочи на троих стоит перелет 120-140 тысяч. Я не говорю, что мы недееспособны: мы работаем, мы имеем…

Константин Чуриков: Вас трое, и это не бизнес-класс, это эконом-класс?

Зритель: Нет, вы что, бизнес стоит за 200 тысяч.

Константин Чуриков: Слушайте, уважаемые зрители, вы меня продолжаете удивлять. Мы либо давно не обсуждали вот эту тему…

Зритель: Вы знаете, когда мы слетали, нам сказали: "Это у кого нет денег слетать в Турцию, видимо, едут в Сочи". Потому что для нас Сочи – это что-то такое дикое и заоблачное, хотя, конечно, очень хотелось бы. И поэтому авиаперевозки… Конечно, на поезде проехать 4 дня в жаре и так далее – вы понимаете, что поезда из Братска, из Сибири ходят до Москвы не очень великолепного качества, поэтому слетать быстрее – за день, но сумма… И вы знаете, такая разница: почему из Красноярска у нас улететь, как мы летели, за 75-80 тысяч на троих, плюс нам еще доехать до Красноярска 15-20 тысяч туда и обратно.

Константин Чуриков: Ольга, я хочу вас поблагодарить за вот эти эвфемизмы, которые вы использовали: "У нас поезда не очень великолепного качества". Спасибо за патриотизм.

Оксана Галькевич: Потому что можно сказать по-другому.

Константин Чуриков: Очень деликатно.

Роман Гусаров: И это притом, что, в общем-то, у нас ожидалось, как я понимаю, что это такой дотационный сегмент, который получает из бюджета немалые деньги, а вот видите, и поезда не очень, и цены тоже недостаточно низкие. Если сравнивать купе с самолетом, зачастую…

Оксана Галькевич: Ну да: с детьми же 4 дня в плацкарте в общем вагоне не поездишь.

Роман Гусаров: Конечно, это очень тяжело. А если ты посчитаешь еще еду, которую ты съешь за эти дни и так далее… Все-таки ты едешь на курорт, все-таки теряется… И жизнь в конце концов уходит в поезде.

Теперь по вопросу. Конечно же, дело в том, что Красноярск – это, очевидно, значительно больший транспортный узел, оттуда большее количество рейсов вылетает, соответственно, опять экономика…

Оксана Галькевич: Вот, вот – экономика.

Константин Чуриков: Подождите, стоп. Хорошо: с точки зрения как раз экономической логики получается, что в Братске тогда должны жить просто миллиардеры, самые богатые люди должны жить в Братске, если требуется 120-140 тысяч семье из трех человек выкладывать за билеты.

Оксана Галькевич: У них там в Братске алюминиевый завод – наверное, так и думают.

Роман Гусаров: Понимаете, тут опять-таки идет замкнутый круг: получается, чем меньше населенный пункт, тем дороже перевозка из него, притом что люди, может быть, беднее.

Оксана Галькевич: Это у нас, наверное?

Роман Гусаров: Это на самом деле везде. Даже если мы возьмем ту же Канаду, которая климатически примерно сопоставима – там тоже региональные перевозки субсидируются. Это даже в богатой, достаточно состоятельной Канаде.

Оксана Галькевич: А вот не соглашусь сейчас. Субсидируются – может быть. Вы знаете, как Петербург летает? Там есть Пулково свое в Петербурге, а есть Финляндия рядом, недалеко. Добежать до финской границы и улететь из Лаппеенранты или еще откуда – это сейчас милое дело. Там все вот эти лоукостеры европейские оттуда: на машинку сел, добежал до границы, пересел на лоукост – это дешевле, чем из Пулково вылетать. А вы говорите, что из маленьких городов дороже улетать. То же самое в Европе и из других каких-то точек.

Роман Гусаров: Согласен. В Пулково проблема другого порядка. Аэропорт Пулково был достаточно запущенным, и в какой-то момент было решено на условиях концессии привлечь инвесторов, которые вложили, опять-таки, большие деньги. И после того, как они вложили эти деньги, они же еще должны концессионные отчисления платить владельцу, то есть по сути государству. И получается, что сегодня в аэропорту Пулково самые высокие тарифы на обслуживание авиакомпаний, потому что им просто нужно вернуть эти инвестиции – то есть это то, о чем мы говорили.

Оксана Галькевич: Понятно.

Роман Гусаров: А что касается Братска… Здесь чем меньше самолеты… То есть когда низкий пассажиропоток, тем дороже кресло. Соответственно, если аэропорт принимает – он же работает круглые сутки – мало рейсов, он пытается все свои расходы распределить, размазать на вот это малое количество рейсов. Значит, тарифы на обслуживание там выше.

То же самое и с керосином и так далее. То есть накладные расходы все равно остаются, и в каждом аэропорту, только если это большой московский аэропорт, где огромные обороты и можно снизить тарифы на услуги для авиакомпаний, потому что их много и много самолетов, большие самолет. А когда маленькие самолеты, конечно… То есть региональные перевозки однозначно: каждое кресло в маленьком самолете может в разы дороже стоить, чем реально стоит, если брать на километр полета, кресло в большом магистральном самолете.

Оксана Галькевич: Хорошо. У меня еще есть вопрос, но послушаем…

Константин Чуриков: …Антонину из Карачаево-Черкессии. Антонина, здравствуйте.

Зритель: Алло. В советское время были прямые авиалинии до Хабаровска, до Благовещенска, до Владивостока – без проблем. В Минеральные воды приезжаем мы на Северном Кавказе, и через несколько часов мы на Дальнем Востоке. Сейчас все авиалинии через Москву. Весь Северный Кавказ – это…, это какая масса людей летит с Дальнего Востока сюда, чтобы полечиться, и сколько трудностей и денег лишних, сколько здоровья? Нужно лететь на Москву, в Москве в гостевом дворе обязательно несколько часов до 12, до 20 часов сидят с детьми (мои родственники…). Это что-то кошмарное. Рейсы меняют, рейсы отменяют. Опять же, из Москвы они должны лететь на Минеральные воды, потом из Минеральных вод они опять должны лететь на Москву и снова на Благовещенск. Разве это можно нормальным…

Оксана Галькевич: Понятно, это нелогично.

Константин Чуриков: Если бы это еще стоило дешевле, как обычно предлагают авиаперевозчики: чем больше стыковок, чем они неудобнее, тем меньше ты платишь за билет.

Оксана Галькевич: Дешевле, да.

Константин Чуриков: Так тут ты еще платишь.

Оксана Галькевич: Так вот, Роман Владимирович, объясните мне. Вот карта страна, смотрите. Вот Дальний Восток, Владивосток, какой-то другой город. Почему, чтобы в Минводы, надо обязательно сесть в Москве? А вот как-то прямее, срубить и сесть где-нибудь, я не знаю, в Новосибирске, например, чтобы не делать вот этого крюка, два лаптя по карте, нельзя? Почему нельзя?

Роман Гусаров: Теоретически можно, но практически мы опять возвращаемся к вопросу субсидий и к вопросу советской модели экономики. Да, в Советском Союзе действительно в каждую деревню можно было долететь на самолете. Но надо понимать, что за все это на самом деле платило государство, это были убыточные перевозки. На сегодняшний день Россия себе такой нагрузки на бюджет позволить не может, она не может выполнять такую социальную функцию в таких масштабах. И само собой, если берем какой-то небольшой город – из него поток достаточно стабильный: допустим, на один рейс в день в Москву он есть, а вот в Минеральные воды его нет. Просто самолет не заполняется, а раз так, значит, это убыточный рейс. И авиакомпании не летают не потому, что они не могут или не хотят – они не могут набрать нужное количество пассажиров, чтобы рейс был рентабельным.

Константин Чуриков: Ханты-Мансийский округ, Югра нам пишет – цитата: "Правительство России делает все, чтобы мы летали в Турцию". А мы вот провели опрос: наши корреспонденты, коллеги поинтересовались, куда бы все-таки люди хотели бы летать, в какие города России.

ОПРОС

Константин Чуриков: В Самару летят, а ты куда?

Оксана Галькевич: "А я остаюся с тобою"…

Константин Чуриков: В Санкт-Петербург. В свободное время от эфира, конечно.

Оксана Галькевич: У нас сибиряки сегодня сделали наш эфир, обсуждение этой темы. Вот Иркутск – еще раз удивись…

Константин Чуриков: Убей цифрой.

Оксана Галькевич: "Из Бодайбо (это в Иркутской области) в Иркутск – 13 тысяч рублей. Лететь 2 часа на Ан-24".

Константин Чуриков: Ну еще более-менее по сравнению с тем, что нам присылают.

Оксана Галькевич: Хороший финал для нашей темы: "Если цены упадут на 87 рублей, на которые нам повысили пенсию, то я с удовольствием куда-нибудь слетаю", – пишет нам пенсионерка из Липецкой области.

Константин Чуриков: В Австралию бы слетала, она нам пишет.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Ну что же? Мы подводим итоги голосования. Спрашивали: если авиабилеты подешевеют, вы станете чаще летать? "Да" ответили нам 68%, "нет" – 32%.

Оксана Галькевич: Так что есть все-таки спрос по крайней мере у нашей аудитории.

Спасибо большое нашему гостю: в студии был Роман Владимирович Гусаров, главный редактор сайта avia.ru. Спасибо.

Константин Чуриков: На две минуты у нас перерыв, и после этого программа "Отражение" продолжится. 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • Павел Поспелов заведующий кафедрой проектирования дорог МАДИ
  • Павел Брызгалов директор по стратегическому развитию ФСК "Лидер"
  • Юрий Эхин эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России
  • ГОСТИ

  • Антон Гетта координатор проекта ОНФ "За честные закупки", депутат Госдумы
  • ГОСТИ

  • Виктор Николайчик главный тренер мужской сборной Московской области по самбо, заслуженный тренер России
  • ГОСТИ

  • Леонид Кошелев член правления Российской ассоциации пилотов и владельцев воздушных судов
  • ГОСТИ

  • Александр Мерзлов президент "Ассоциации самых красивых деревень России", доктор экономических наук
  • Михаил Смирнов главный редактор портала "Алкоголь.Ру"
  • Евгений Бучацкий психиатр-нарколог
  • Вадим Дробиз директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя
  • ГОСТИ

  • Александр Элинсон генеральный директор НИПК "Электрон", член Президиума Генерального совета Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • ГОСТИ

  • Марина Тараненко детский писатель
  • Екатерина Гуричева главный редактор издательства "РОСМЭН"
  • ГОСТИ

  • Тамара Касьянова генеральный директор компании "2К Аудит", первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров
  • Дмитрий Востриков директор по развитию Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров "Руспродсоюз"
  • ГОСТИ

  • Елена Воронина вице-председатель общественной организации "Многодетные семьи Ярославской области"
  • Светлана Лягушева председатель общественной палаты Ярославской области по социально-демографической политике, охране материнства и детства
  • Сергей Ивченко директор департамента по социальной поддержке населения и охране труда мэрии города Ярославля
  • ГОСТИ

  • Леонид Ольшанский вице-президент "Движения автомобилистов России", адвокат
  • ГОСТИ

  • Леонид Перлов учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования "Учитель"
  • ГОСТИ

  • Любовь Храпылина профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНГХиГС
  • Александр Сафонов проректор Академии труда и социальных отношений, доктор экономических наук, профессор
  • Показать еще
    Показать еще
    Минздрав предложил ввести экологический налог на сигареты Концепция была внесена на рассмотрение в правительство РФ
    вчера
    вчера

    Даже население "Дома-2" не будет голосовать за Ксению Собчак, если она станет баллотироваться в президенты

    Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России

    ГОСТИ

  • Антон Гетта координатор проекта ОНФ "За честные закупки", депутат Госдумы
  • ГОСТИ

  • Виктор Николайчик главный тренер мужской сборной Московской области по самбо, заслуженный тренер России
  • ГОСТИ

  • Леонид Кошелев член правления Российской ассоциации пилотов и владельцев воздушных судов
  • 22 акушера и главврач помогали петербурженке родить четверню В роддоме №17 Санкт-Петербурга четверня родилась впервые за 50 лет
    вчера
    Герб Владимира История создания геральдического символа древнего города
    вчера
    Три укромных уголка Европы Австрийский Зальцбург, португальская Алгарви, французская Корсика
    вчера
    Цифровой формат: Россияне предпочитают помогать конкретным людям, а не фондам
    вчера

    Музыкальное образование в школе рассчитано на уровень художественной самодеятельности, а от детей надо большего требовать и добиваться

    Роман Бажилин ректор Тамбовского государственного музыкального педагогического института им. Рахманинова
    Забайкальский пенсионер попросил у Владимира Путина могилу и гроб Пенсионер написал президенту, после того как приставы сняли деньги с его карты
    вчера
    Фонд защиты прав дольщиков возглавил Александр Плутник Он руководил Агентством ипотечного кредитования
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments