Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Франц Клинцевич: То, что произошло в Анкаре и Берлине – это вызов всему цивилизованному миру

18:30, 20 декабря 2016

Гости

Саид Гафуровруководитель направления "Восток" интернет-портала "Правда.ру"

Франц Клинцевичпервый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности

Сергей Лесковобозреватель Общественного телевидения России

Антон Алфимов: Ну, и далее речь пойдет о международном терроризме. Мы решили поговорить об этом на фоне убийства российского посла в Турции и теракта в Берлине. На территорию рождественской ярмарки в германской столице въехал грузовик, водитель, который попытался скрыться с места происшествия, якобы был схвачен полицейскими, хотя сегодня уже местные СМИ пишут о том, что…

Марина Калинина: Схватили не того.

Антон Алфимов: …полицейские взяли не того человека и террорист до сих пор на свободе и, возможно, вооружен. Что происходит в мире, отчего вдруг такой всплеск терроризма, будем обсуждать с Сергеем Лесковым, обозреватель Общественного телевидения России сегодня у нас в студии.

Сергей Лесков: Можно было сказать "Добрый вечер", но, конечно, ни в коей мере он таковым не является. Вы знаете, два вот этих вот террористических акта в Анкаре и в Берлине, как сказал бы филосов, онтологически связаны, несмотря что они находятся друг от друга далеко эти города, все-таки корни этого явления одни и те же. Вот я совершенно уверен в том, что западные… Кстати говоря, Меркель сделала заявление, я, когда ехал на работу… Она очень долго молчала, видимо, чувствуя подспудно свою вину за этот теракт, она отмалчивалась и, в общем, она в конце концов осудила этот теракт, признала совершившееся терактом и сказала такую фразу, в которой можно уловить сардонический оттенок: "Страх не должен сковать немцев".

Антон Алфимов: То есть такое ощущение, что это курс на то, что давайте и дальше жить дружно и делать вид, что ничего не произошло.

Сергей Лесков: Да, давайте и дальше жить, потому что не все мусульмане такие…

Марина Калинина: Давайте тихонечко это переживем.

Сергей Лесков: Вот, значит, до тех пор пока западные политики, которые сегодня стоят у кормила власти, не признают проблему и не посмотрят ей честно в глаза, ничего не изменится. Знаете, есть такая поговорка… Собственно, это и не поговорка – это сказал кто-то из мыслителей, имя которого я забыл: "Если животное выглядит, как кошка, если оно ест мышей и говорит "мяу"…".

Антон Алфимов: Вероятно, это кошка.

Сергей Лесков: …то, вероятно, это кошка и есть. И вот как бы западные политики ни говорили, что среди нахлынувших в Европу мусульман есть порядочные мусульмане, но ставить это под сомнение бессмысленно, ну, хотя бы вот мэр Лондона мусульманин, по фамилии Хан, по-моему. Но большинство людей, которые в последние годы заполонили европейские столицы, не хотят принимать западноевропейские либеральные ценности, они пришли туда со своими средневековыми представлениями об устройстве жизни и хотят заставить жить уже достаточно устоявшееся общество по средневековым законам, по законам шариата. Это надо признать. Если это сделано не будет, то никакой… то немцы могут еще сто раз набираться мужества, но от этого им будет все хуже и хуже.

Антон Алфимов: К нам присоединяется Франц Клинцевич, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности. Здравствуйте.

Франц Клинцевич: Добрый вечер.

Антон Алфимов: Как вам кажется, понимают ли власти Германии, что происходит и что может ждать в будущем? И есть ли какие-то намеки на то, что немцы сделали выводы из предыдущих террористических атак?

Франц Клинцевич: Ну, к сожалению, у меня создается впечатление, что власть не понимает и выводов не сделали. Понимая, что сегодня из всех источников – и наших, и американских, и из других стран – поступила информация о подготовке подобных терактов на рождественские и новогодние праздники. Проводя вот эту ярмарку, о которой мы говорили, готовя, в том числе, и те инженерные сооружения, которые могли бы помешать передвижению автомобилей – и больших, и маленьких – они и это не довели до конца, хотя там все это было подготовлено, исходя из неких своих каких-то соображений. Но то, что произошло в Анкаре и произошло в Берлине, на самом деле, это вызов. И вот предыдущий визави, который выступал, я с ним абсолютно согласен. Вызов цивилизованному миру и, самое главное, очень серьезный вызов России, при этом провокация, которая как вторая часть составляющей она-то сделана еще из того, что Россия пытается мало того, что бороться, и ее за это пытаются наказать, она еще пытается установить хорошие отношения. Находит возможность, казалось бы, для решения. До недавнего времени с Турцией, казалось, мы не выстроим эти отношения – они пошли, они начали выстраиваться эти отношения. И надо отдать должное руководству Турции, что после этого акта они только усилились, уверили в том, что отношения выстроим, и не получится им, этим подонкам, нас рассорить. Но атаки будут, и это как живая бомба, новые формы проявления – вот все, что связано с автомобилями, и эта европейская толерантность она не обеспечит безопасность своим гражданам. И профессиональные спецслужбы, которые у них есть и которые много что знают, не обеспечат безопасность. Сегодня надо садиться всем за стол переговоров, сегодня надо включать серьезно Россию и ее опыт, ее спецслужбы. И говорить об этом совсем по-другому.

Антон Алфимов: Смотрите, накануне в одном из интервью вы говорили о необходимости неких упреждающих ударов по террористам. Что имелось в виду?

Франц Клинцевич: Имелось в виду, что, объединив усилия… Мы знаем, откуда это зло идет и где планируется, и оно планируется там, где находится ДАИШ и так называемый ИГИЛ. И для цивилизованного мира, особенно для американской коалиции, нашей, российско-сирийской, ирано-иракской коалиции, с точки зрения объединения усилий вообще не стоит выеденного яйца, поверьте.

Антон Алфимов: Но Россия, я так понимаю, это быстрее решить сирийский вопрос, что, в свою очередь, скажется на европейской безопасности?

Франц Клинцевич: Конечно, конечно.

Марина Калинина: А вам не кажется, что немцы немножко так расслабились, они очень сквозь пальцы смотрят на тех, кто приезжает к ним в страну… Я имею в виду в аэропортах нет таких строгих правил таможни прохождения и так далее.

Франц Клинцевич: Это настолько однозначно, вы даже не представляете. Везде, не только немцы – вся Европа расслаблена. И, вы знаете, хочется напомнить пример 74-го года, вот я отвлеку внимание, когда убили Улофа Пальме, вроде бы, не террорист, а какой-то сумасшедший был. И когда на парламенте начали допрашивать министра внутренних дел, который якобы не обеспечил безопасность первого лица страны, он, на мой взгляд, сказал гениальную фразу: "Друзья мои, вы только примите такое решение, поставьте мне задачу. Если вы сегодня это примете, я обеспечу безопасность. Но вы все должны знать, что завтра вы будете жить в другой стране". Когда в России, в Москве на разных площадях проходят мероприятия и понимают, что это мероприятие официальное, а правоохранительные органы обеспечивают его, они не стесняются пригнать 20-30 поливальных машин большого размера, поставить, чтобы… поставив вот эти заграждения, они не дадут возможности прорваться никому. А в рамках люди, которые идут с сумками, с детьми, они будут проверены, и, зайдя в эту зону, никому ничем угрожать не будут. Неудобно, есть какие-то ограничители в свободах, нарушается какая-то эстетика, но зато люди остались живы. И сегодня Европе надо понять, что жить дальше они уже не смогут, они выпустили… ОНИ выпустили, их спецслужбы выпустили этого джина, и загнать его, этого джина, этот международный терроризм, просто так в бутылку уже не получится.

Антон Алфимов: Да, спасибо.

Марина Калинина: Спасибо.

Антон Алфимов: Франц Клинчевиц, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, был на связи с нашей студией. Ну, мы продолжаем. Давайте немножко…

Сергей Лесков: Ну, я не могу не продолжить, прокомменировать то, что сказал генерал Клинцевич.

Антон Алфимов: Давайте.

Сергей Лесков: Вы понимаете, да и, собственно говоря, многие, комментируя сегодня эти печальные события, говорили, что, если бы были поставлены противотанковые ежи около рождественского базара, то этот грузовик бы не проехал. Ну, а что было бы поставлено по пути самолетов, которые 11 сентября врезались в нью-йоркские небоскребы? Понимаете, вот есть такая поговорка о том, что у полиции всегда один путь, а у преступника – тысяча дорог. Вот можно поставить препятствие на этом пути, но эти безумные люди, которые лучше бы принимали ванну из боярышника, найдут что-нибудь другое.

Антон Алфимов: Вовнутрь.

Сергей Лесков: Дело в общей атмосфере, ну, право же, мне кажется, несколько наивно считать, что противотанковые ежи или какая-нибудь сельскохозяйственная техника, которая будет стоят вокруг рождественских базаров, помешают новым террористическим актам.

Антон Алфимов: Ну, Сергей, согласитесь, что все-таки определенное внимание к этому вопросу… Взять хотя бы израильский опыт: да, там периодически что-то происходит, но чтобы произошло такое, не знаю, на улицах Тель-Авива, представить себе сложно.

Сергей Лесков: Да, Израиль…

Марина Калинина: Тем более после тех событий, которые были в Ницце.

Сергей Лесков:Я был в этой благословенной стране много раз, на самом деле, опыт израильских спецслужб стоило бы взять на вооружение немецким спецслужбам, которые мух не ловят. Но израильтяне, которых все время хочется назвать евреями, но мы так делать не будем, работают иначе. У них есть предварительная информация. Обратите внимание, в аэропорту Бен-Гурион, вотличие, например, от Домодедово, нет даже предварительного досмотра. У них есть предварительная информация…

Антон Алфимов: Там есть человек, который предварительно смотрит на вас с прищуром.

Сергей Лесков: Да, там вокруг ходит столько соглядатаев, которые могут рассказать про каждого вошедшего в аэропорт всю его подноготную. Это оказывается более действенным способом, хотя, прямо скажем, я все время забываю имена израильских политиков – Ицхак Рабин был убит одиночкой.

Антон Алфимов: Кто уже сейчас вспомнит?

Сергей Лесков: Да, ну какой-то там президент Израиля был убит. Вообще одиночки нередко совершали террористические акты. Вот генерал Клинцевич вспомнил Улофа Пальме, ну, был еще Дональд Рейган, который, к счастью, выжил, был Папа Римский, который божьей милостью тоже выжил. Довольно много было подобных случаев, и, кстати, сегодня, по сообщениям из Анкары, есть основания считать, что этот убийца, имени которого я не помню, тоже был одиночкой. Но это не означает, что косвенной вины за убийство российского посла не лежит на каких-то политиках, которые создали атмосферу, толкавшую этого фанатика на убийство. А эту атмосферу создали в значительной мере западные политики, которые устроили хаос на Ближнем Востоке. Несколько стран, сразу несколько стран погрузились в пучину вот этого дикого кровопролития. Часть людей, миллионы, убежало на Запад, но даже из оставшихся нетрудно найти тех, кто может направить смертоносное оружие на совершенно мирного невиновного человека.

Антон Алфимов: Мне вот очень интересно, как в ходе вот этих вот чисток после переворота…

Сергей Лесков: 37 тысяч…

Антон Алфимов: …спецслужбы проглядели абсолютно неадекватного фанатика.

Марина Калинина: Нездорового причем полицейского.

Сергей Лесков: Там же эти арестованные 37 тысяч инсургентов, которые хотели скинуть президента Эрдогана, они сторонники этого проповедника Гюлема, который сидит в Америке.

Антон Алфимов: Ну, мы уже сегодня обсуждали, что свалили на него все происшествия, которые…

Сергей Лесков:Хотя он выразил соболезнования.

Марина Калинина: Хотя это очень неправильно.

Сергей Лесков: Он сторонник европейского ислама, очень такой мирный человек, но Эрдогану виднее, не будем его обсуждать. Другое дело, что и сейчас, по-моему, нам пытаются втюхать версию о том, что этот стрелок тоже сторонник Гюлема, вот.

Марина Калинина: Ну, есть такая вероятность, что…

Антон Алфимов:Гюлемщики, которые сбили российский бомбардировщик, они тоже сторонники…

Сергей Лесков: Так вот, было сказано, что он тоже попал под чистку, а потом появилась информация, что он еще позавчера охранял российское посольство. Почему у него и был револьвер и удостоверение действующего сотрудника полиции. Тут надо еще разбираться и разбираться, и то, что там сейчас находится российская следственная бригада, - это, с одной стороны, хорошо, но сумеют ли они разобраться в этих восточных хитросплетениях? А турки сейчас, конечно, будут рассказывать наиолее выгодную им версию.

Антон Алфимов:Еще бы. А как получилось, что наш посол вообще без охраны оказался?

Сергей Лесков: Это, конечно, очень важный вопрос. Но такого не должно быть.

Антон Алфимов: Или это нормально в такой мирной стране, как Турция?

Сергей Лесков: Нет, Турция, конечно, нашпигована. Может быть, это и нормально в какой-нибудь стране, и таких стран мы знаем немало, где мы можем спокойно ходить по улицам и ничего не бояться.

Антон Алфимов: Главное, это не Турция.

Сергей Лесков: Но это никак не Турция. Да в России можно спокойно послу ходить по улице, ничего ему особенного не угрожает.

Антон Алфимов: Это если его не узнают.

Сергей Лесков: Но в Турции, конечно, это непозволительно, по моему убеждению. А ведь в кадровом составе любого посольства есть сотрудники спецслужб, почему они отпустили посла? Мы знаем, почему. Потому что по регламенту им надо сидеть внутри посольства и заботиться о безопасности на его контуре.

Антон Алфимов: Понятно.

Сергей Лесков: А посла охранять не надо.

Антон Алфимов: Возвращаясь к берлинским событиям… Ну, мы позже поговорим о версиях, которые выдвигают немцы. То, что бросается в глаза, - их довольно странное отношение в том плане, что давайте не будем тут раздувать… Сначала говорили, что, наверное, это не теракт, наверное, он был пьяный, наверное, случайно въехал. Потом – теракт, да, жалко, теракт. Давайте ничего не будем делать, сделаем вид, что ничего не было, и будем жить дружно.

Сергей Лесков: Ну, сначала по неосторожности зарезал польского водителя, а потом по неосторожности въехал набаза на этот, потом по неосторожности сбежал, так что его немецкие мужчины, бросившиеся вдогонку, не смогли поймать.

Антон Алфимов: Они удивительно панически боятся, во-первых, того, что будут ужесточены меры безопасности. Они говорят: "Зачем нам полицейское государство?". Плюс почему-то до сих пор сохраняется у большинства немцев стремление к толерантности.

Сергей Лесков: Антон, я подхвачу эту замечательную мысль. Толерантное государство и вообще либеральные ценности – это прекрасно. Я целиком за либеральные ценности, на них построена европейская цивилизация…

Антон Алфимов: Вот Франц Клинцевич сказал, что что-то хочется все равно, несмотря на это…

Сергей Лесков: Все, чем мы пользуемся сегодня, создано благодаря европейским мыслителям и европейским инженерам, которые, собственно говоря, и создали эту цивилизацию. В этом сомнений нет. Но в то же самое время не надо забывать, что у покойника нет уже ни права на свободу слова, у покойника нет права на свободу передвижения… Какие там есть еще либеральные ценности, которые я уважаю? Но у покойника уже не остается никаких прав, и поэтому право на жизнь является главной ценностью. А вот я совершенно убежден, что нынешнее политическое устройство Европы и способы и алгоритмы, которые исповедуют спецслужбы, не обеспечивают права на жизнь. Здесь надо что-то делать. Это что, первый теракт на территории Германии? Берлин – большой город, а есть там еще один большой город, называется Мюнхен. Вы помните, летом там был теракт…

Антон Алфимов: Сегодня Висбаден на повестке…

Марина Калинина: Висбаден все…

Сергей Лесков: Был какой-то бардак. Мы помним, что вообще Мюнхен – город довольно выионизированный, мы это помним еще с 30-х годов, и там достаточно такое мужественное население, склонное к силовым решениям. Я очень люблю Мюнхен, замечательный город, но когда был парализован он, по-моему, на двое суток, ловили нескольких террористов, а оказалось, что это один 17-летний молодой человек… Ну, это говорит о полном непрофессионализме немецких спецслужб, которые сказали в 72-м году, после первого и знаменитого теракта на Олимпиаде, что они пересмотрели вообще все свои устои и теперь, значит, к нам на козе не подъедешь и можно у них учиться. Так вот мы видим, что они умеют.

Антон Алфимов: Забыли.

Сергей Лесков: Все забыли.

Антон Алфимов: Давайте послушаем…

Марина Калинина: Да, давайте послушаем, что говорят сами жители Берлина. Мирославна Курганова из этого города рассказала нашему телеканалу, какова реакция самих немцев и средств массовой информации на теракт в западном Берлине.

Мирославна Курганова: По-моему, сегодня они закрыты, рынки рождественские, насколько я поняла, насколько можно судить по прессе. А так люди, конечно, вчера можно было почувствовать, что был шок, по комментариям в Фэйсбуке. И такое отторжение, и страх, конечно. Вчера вечером тоже в некоторых средствах массовой информации, в некоторых газетах, на Фэйсбуке уже было названо, что это теракт. И понятно, что это просачивалось уже, и, в общем-то, было ясно уже. Полиция… Первое, что они всегда говорят, что нужно усилить полицию во всей Германии, параллельно они всегда говорят, что нет 100%-ой гарантии безопасности, никогда ее не будет. В Берлине 12 районов, и почти в каждом есть разные вайнахсмэркты, то есть рождественские рынки, тем более сейчас, перед Рождеством. Очень много туристов, и это, я не знаю, наверное, нереально обеспечить безопасность полностью всех рынков. Жизнь вообще отменить совсем нельзя. Конечно, боязно и страшно, это нормально. Что… пытаться избегать скопления большого количества народу, допустим, на Новый год, на Брандербургских воротах всегда около миллиона собирается людей, туристов, и, наверное, в этот раз, в этом году мы туда не пойдем.

Антон Алфимов: Ну, еще один комментарий от жительницы Берлина Екатерины Штрудницки. Мы спросили, какова ситуация сегодня в городе, собираются ли берлинцы посещать рождественские ярмарки.

ЕкатеринаШтрудницки: Обреченная, многие жители волнуются. Вчера вечером очень мало было людей в метро, я знаю, потому что у меня знакомые были в западной части города, в западном Берлине. Было заметно, что очень мало людей в общественном транспорте и на улицах. Мы уже ходили на ярмарки, это традиция, конечно, каждый год. Все перед Рождеством, в принципе, жители Германии ходят на ярмарки за подарками. Но мы уже сделали этот визит и запаслись подарками для близких, поэтому в ближайшее время не планируем. Но, естественно, я, наверное, не пойду в места, где будет много людей или какие-то большие скопления на улицах, демонстрации и так далее. Наверное, я буду избегать таких мест.

Антон Алфимов: Сергей, как вам кажется, террористические атаки под Рождество – это как-то, не знаю, символично?

Сергей Лесков: Да, конечно.

Антон Алфимов: Потому что немцы-то как раз в этом плане повели себя толерантнее всех и, если я не ошибаюсь, уже приняли законы, которые ну чуть ли не превращают Рождество… Они изменили название, там "Зимняя сказка" или что-то в этом духе, в ряде стран такие законы уже приняты.

Сергей Лесков: По этому поводу надо сказать вот что. Если предположить, что у радикальных исламистов есть основания атаковать какие-то европейские страны, то последней страной в списке этих потенциальных жертв должна быть Германия.

Марина Калинина: Почему?

Сергей Лесков: Ну, вот вы это сказали.

Антон Алфимов: Понятно.

Сергей Лесков: Они приняли там миллионы эти беженцев, которым ничем не обязаны, но ставят их там на обеспечение. В Германии вообще самый высокий уровень жизни, социальное обеспечение там такое, что им вообще работать не надо. Но потом Германия не участвовала в конфликтах, предположим, в Ираке, в Ливии, на Ближнем Востоке – она это… Если участвовала, то минимально, дистанцируясь от этих проблем, в отличие, например, от Франции. Когда во Франции это происходит, можно понять, что по какой-то изуверской логике эти безумные люди находят основания для мстительности. Германии не за что мстить. Германию можно только благодарить, а госпожу Меркель можно вообще там… На эти самые рождественские вертепы можно сделать фигурку Меркель и можно ставить под рождественскую елку.

Марина Калинина: Но во Франции, надо сказать, тоже очень много свобод и денег выплачивается.

Сергей Лесков: А то, что они атакуют все равно Германию…

Антон Алфимов: Так, где логика?

Сергей Лесков: Логика в том, что они атакуют не какую-то страну, не каких-то конкретных политиков – они атакуют систему европейских либеральных ценностей. Они хотят заставить жить всю Европу по средневековым законам шариата, которые они впитали с молоком своей матери. Поэтому, может быть, даже Германия – наиболее удобный объект для атаки, потому что именно Германия, в силу своего экономического могущества, а также упорства в этих вот провозглашенных целях, она наиболее прочно и точно символизирует эти европейские ценности.

Антон Алфимов: Это война?

Сергей Лесков: Некоторые считают, что это Третья Мировая война. Но это вопрос… Кстати, Третья Мировая война тоже началась с убийства… Первая Мировая война формально началась с убийства, но это вопрос терминологии, тут трудно сказать. Мне почему-то кажется, что тут не война, скорее, а столкновение цивилизаций, такое ползучее столкновение цивилизаций. Вообще в цивилизации говорит о том, что волны то с Востока на Запад идут, то с Запада на Восток. Вот сейчас мы оказались перед таким очередным нашествием с Востока.

Марина Калинина: А можно ли полагать, что через какое-то время какие-то страны будут ограничивать все-таки поток беженцев.

Сергей Лесков: Уже сейчас ограничивают все, уже Меркель сказала, что она будет ограничивать. У нее же в следующем году выборы. Кстати, в Германии…

Марина Калинина: То есть, несмотря на эту толерантность, ограничивать они все равно будут.

Сергей Лесков: …В Германии, как в Америке, непрямые выборы. Ее тоже выберут по ступенчатой системе на новый пост. Она беспокоится о своей судьбе, и она уже сказала, что будет ограничивать. Но в некоторых странах, через которые идет вот этот транзит, типа там Венгрии, например, Греции… В них еще более жесткие правила… они уже введены.

Антон Алфимов: Как вам кажется все-таки, почему с момента прошлых терактов в Германии не были приняты какие-то серьезные меры. Например, во Франции (я видел это своими глазами) появился новый вид полиции.

Сергей Лесков: Полиция нравов?

Антон Алфимов: Она называется по-французски, если я не ошибаюсь… Как мне рассказали местные жители, эти люди, причем они выглядят как военные – в касках, в бронежилетах, с какими-то автоматами приличными, но катаются на очень смешных машинках разноцветных. У них задача: они показывают потенциальным террористам, что вот они здесь, они следят за безопасностью, и всем своим видом демонстрируют, что… какую-то деятельность обозначают.

Сергей Лесков: Ну, я могу ответить на вопрос по поводу немцев. Вы понимаете, это же не порывистые французы…

Антон Алфимов: То есть им нужно подумать, вы хотите сказать?

Сергей Лесков: Нет, почему. У немцев главная их склонность – это Ordnung, порядок. Вот они придумали такой порядок, собственно говоря, это и обеспечивает их процветание, prosperity, не знаю, как это по-немецки. Они не бросаются из одной стороны в другую. И если уж кто не похож на флюгер, то это немец. Немец спокойно идет своим курсом и благодаря этому доходит до цели. Вот они поставили цель… Ну, может быть, не они, а Меркель, они же все за ней идут, у нее очень высокий рейтинг популярности. Вот они пока курс, внутренний курс на окультуривание, если так можно сказать, этих толп с Востока, не отменен, но, конечно, нарастает… Там, вы знаете, есть такая партия, под названием…

Антон Алфимов: Правильно ли я понимаю, что…

Марина Калинина: Возможно ли вообще это окультуривание?

Сергей Лесков:Смотря о каком промежутке времени мы говорим. Наверное, вы знаете, что в Европу когда-то пришли гунны…

Марина Калинина: Ну, это же поколение должно пройти.

Сергей Лесков: Ну, почему? Гунны очень быстро приняли ценности Древнего Рима. Ну, так, лет 100 на это потребовалось.

Марина Калинина: Я об этом и говорю.

Сергей Лесков: Гунны потом вошли в римскую элиту, и вполне сами там рабов заводили, сидели на римскомкапитолии.

Антон Алфимов: Правильно ли я понимаю вашу мысль: собака лает – караван идет, это вот про немцев?

Сергей Лесков: Там может быть смена власти, но пока позиция Меркель, как говорят специалисты по Германии, все-таки очень сильны. Ей в помощь очень сильное состояние немецкой экономики. Вы понимаете, это какой-то замкнутый круг: эти люди идут в Германию, потому что сильная экономика, местные бюргеры страдают из-за того, что туда приходят эти люди, и вот такая сказка про бычка идет… Но пока трудно предположить, что будет в Германии. А вот теракты, к сожалению большому, там возможны.

Марина Калинина: Давайте сейчас прервемся на новости и дальше продолжим обсуждать эту тему.

Антон Алфимов: Ну, а мы продолжаем. Говорим в конце нашей сегодняшней программы об усилении террористических атак в мире, прежде всего, это убийство российского посла в Анкаре и теракт в Берлине. В студии Общественного телевидения обозреватель Сергей Лесков.

Марина Калинина: Ну, вот говорили мы о том, что произошло в Германии. Давайте теперь, наверное… Хотя мы в начале нашей программы, в три часа, очень подробно рассматривали этот вопрос, эту трагедию, это убийство нашего посла Андрея Карлова в Турции. Какие у вас соображения по этому поводу?

Сергей Лесков: Ну, вы знаете, сейчас тут сказала наша коллега о том, что самолет с телом посла вылетел из Анкары в Москву. Вы обратили внимание, что власти Анкары уже приняли решение о названии улицы, где находится российское посольство, именем Андрея Карлова. И это, конечно, говорит о том, что власти России и Турции совершенно не заинтересованы в новом обострении отношений. Кстати, надо сказать, что ни в Лозанне, ни в Варшаве, где в 20-х годах были убиты послы нашей страны, улиц Войкова и Воровского нет. Нет, кстати, и в Тегеране, где я бывал много раз, улицы Грибоедова.

Антон Алфимов:Нету?

Сергей Лесков:Нету. Зато в Тегеране была улица Черчилля, который там в 43-м году вместе со Сталиным и Рузвельтом… там была Тегеранская конференция знаменитая. Сейчас мы плавно перейдем в наше время. Вы знаете, что улица Черчилля в Тегеране переименована?

Антон Алфимов: В кого?

Сергей Лесков: Я не помню название этого доброго человека. Когда там случилась исламская революция, то иранские власти решили (я не знаю, какое слово лучше назвать) потроллить, поиздеваться над англичанами и переименовать улицу Черчилля, выдающегося политического деятеля, ее назвали именем какого-то ирландского террориста, который сидел в тюрьме за убийство и террористические акты. Он, кстати, и умер в тюрьме после голодовки. Маргарет Тэтчер не пошла на его… Подкармливать там его… Он не захотел есть, ну, и помер. Они взяли и назвали улицу Черчилля именем этого террориста. Вы знаете, что российское посольства на Украине стояло на улице Героев Панфиловцев, в Киеве. Недавно они переименовали улицу Героев Панфиловцев, назвали ее именем…

Антон Алфимов: Героев Бандеровцев?

Сергей Лесков:Бандеровцев, бандеровских батальонов. Вот, вообще… а как Украина-то отреагировала на убийство российского посла?

Антон Алфимов: Ну, насколько я понял, никак.

Сергей Лесков: Нет, почему же.

Марина Калинина: Нет, они очень однозначно отреагировали.

Сергей Лесков: Нет, реакция бурная.

Антон Алфимов: Первое сообщение о том, что я видел: они выразили сожаления и соболезнования в связи с терактом в Берлине и проигнорировали убийство посла.

Сергей Лесков: Антон, ну, прежде всего, Порошенко – единственный из президентов крупных государств не выразил никакого соболезнования России. Есть немало депутатов, которые ликовали и на заседании Рады, и в своих социальных сетях. Там есть какой-то депутат с неприличной фамилией типа Парасюк, он вообще написал, что убийца российского посла – герой. И моя знакомая, которая живет в Киеве, написала, что вообще как так можно вообще говорить: убили человека, а вы называете его героем. Через 10 минут ее сайт подвергся дуос-атаке, так я говорю, был вырублен совершенно. В общем, украинская политическая элита ликует. А, например, коллега нашего убитого посла, министр иностранных дел Климкин, выразил некоторое сожаление, но в очень циничной, конечно, форме. Он сказал, что никакие преступления России не могут быть оправданием для убийства дипломата. Можно ли это воспринимать как какое-то сочувствие? Это цинизм. И вообще, конечно, вот эта информационная атака, которая случилась вокруг российского участия в штурме Алеппо, конечно, и создала вот эту генерацию людей с заменяемым мозгом и памятью, которую можно переставить, как блок в компьютере. Я думаю, что этот человек, который стрелял в посла, он и был жертвой такой истерической пропаганды, развернутой на Западе. Которая не замечала того, что творится в Масуле, где американцы подвергают ковровой бомбардировке город, который больше по размеру, чем Алеппо. Не замечают российские гуманитарные конвои и госпитали в Алеппо, а используют свои политические интересы для создания какой-то вот такой сформированной псевдо-действительности. Ну, в общем, можно сказать, что одни врут, а другие страдают. Вот так вот и получается.

Марина Калинина: У нас на связи сейчас Саид Закирович Гафуров, это руководитель направления "Восток" интернет-портала "Правда.ру". Саид Закирович, здравствуйте.

Саид Гафуров: Здравствуйте.

Марина Калинина: Ну, хотели бы услышать ваш комментарий по поводу вчерашних событий, поскольку вы востоковед, занимаетесь этим вопросом давно и плотно.

Саид Гафуров: Ну, безусловно, это провокация, и провокация болезненная, провокация очень тяжелая, провокация трагическая. И очень важно, на фоне чего она происходит: на фоне, действительно, возможно, прорыва в сирийском урегулирования, на фоне встречи на министерском уровне (и министров обороны, и министров иностранных дел в Москве) России, Турции и Ирана. И в этой ситуация это вполне возможен прорывной момент. Здесь самое главное, что эти три страны – они, видимо, окажутся в состоянии принести, начать мирный процесс в Сирии, и выключены из этой ситуации оказались США, ЕС и страны Персидского залива. То есть Россия, Иран и Турция, в принципе, начали обеспечивать на понятных принципах: это сохранение независимости, территориальной целостности Сирии, сирийский народ сам решит свою судьбу, никаких предварительных условий, начало переговоров. И суть только в предоставлении гарантий безопасности и политической гарантии для оппозиции. Это был коренной прорыв, не случайно начался такой "визг" и в европейских столицах. Мы все помним, это, конечно, апокриф, но говорят, что, когда французский министр предложил Лаврову обсудить, кто будет следующим президентом, Лавров ему сказал: "А тебе какое дело? Ты кто такой, чтобы решать за сирийцев?" И второе он добавил: "Ты, - говорит, - не в 45-м году. Ты вспомни, с каким позором вас сирийцы выгнали в 45-м году". Вот, и в этой ситуации, то есть было очевидно, что они пойдут на провокации, и провокацию очень серьезную. Есть мнение, что, конечно, что это в Турции есть причина этой провокации, обвиняют гюлемовцев, обвиняют "Джебхат-ан-Нусра". Достаточно убедительный аргумент еще – следы этого ведут в некоторые страны Персидского залива, которые как бы открыто поддерживают терроризм, где придерживаются известного мусульманского шейха Юсуфа Аль-Кардави, который назвал Россию в своей фетви врагом ислама, что там, соответственно, его дело делают. И, конечно, этот человек не был психом-одиночкой, он служил в специальных подразделениях полиции, был в охранеЭрдогана. А там очень серьезное психологическое тестирование, там сумасшедшего такого, психически неустойчивого психа-одиночку… просто не оказался бы он там, Турция к этому очень серьезно относится. Это была серьезная, мощная провокация, но она, совершенно очевидно, не удалась. Конечно, это большая трагедия. Тут важно понять, что посол Карлов он вообще сам по себе был очень выдающийся посол и играл важную роль в переговорах между сирийским правительством и теми мятежниками, которые засели в Стамбуле, той частью… ну, политические лидеры. Его роль была очень важна, и, возможно, ему удалось уговорить их принять участие в политическом процессе, то есть, судя по косвенным признакам, видно, что ему это удалось. И, видимо, ему это не простили вот эти некоторые монархии Персидского залива. Ну, что ж, провокация была мощной, серьезной, в их стиле, но она, совершенно очевидно, не сработала. Просто вот эта боль и горечь от этой трагедии человеческой только усилила стремления наших трех стран достичь мира в Турции, то есть посол погиб на боевом посту. И посол, самое главное, погиб, когда честно сделал очень большое дело, и ему за это большое дело реакционные силы решили отомстить. Ну, что ж, большая трагедия, но это война, тут бывают жертвы.

Антон Алфимов: Вы говорите, что провокация не удалась, но могла ли она удаться? И как могли бы развиваться события?

Саид Гафуров: Ну, я думаю, что там есть какие-то более тактические такие причины, потому что, понимаете, подготовить провокацию такого уровня – это очень сложно и очень дорого. Подготовить человека, который не… по психологическому статусу не может быть смертником, на преступление, которое фактически заставит его стать смертником, хотя, конечно, были прецеденты… ИБлюмкину удалось сбежать, убив Мирбаха, и там с историей…

Антон Алфимов: Но этот человек явно никуда не собирался ни убегать, ни уходить.

Марина Калинина: Да, он явно понимал, что оттуда живым не выйдет.

Антон Алфимов: Он шел на смерть.

Саид Гафуров: Мы не знаем, мы не знаем. Может быть, ему обещали, что его вытащат свои. Но в любом случае это очень серьезная, очень сложная, тщательно проработанная провокация, когда… Ну, такие уже в принципе остановить невозможно, спасает от них только то, что это безумно дорого для террористов обеспечивать… Да, прошел человек, сотрудник спецслужб с табельным оружием, который совершил преступление. Это серьезно, это дорого, это означает, что посол Карлов сделал что-то очень выдающееся, очень серьезное. И, по всей видимости, зная, чем он занимался, это было то, что удалось убедить мятежников, сидящих в Стамбуле, ну, руководитель мятежа, принять участие в мирном процессе. А для некоторых стран Персидского залива это означает фиксацию огромных, многомиллиардных, реально многомиллиардных долларовых потерь. Они вложили сумасшедшие деньги, подняли мятеж, разрушили страну, а в результате – пшик, сирийский народ только сплотился. Потому что все понимают, что в следующих демократических выборах побеждает гарантированно Башар. В парламенте там непонятно, что будет, хотя там тоже есть разные признаки. А Башар просто потому, что нет ему соперника: мятежники за шесть лет так и не вырастили никого, кто вот выйдет против Башара на выборы и побьет его, нет таких. И это означает, что эти миллиарды – это надо списывать в убытки. Ну, и плюс им просто это неприятно, потому что поговаривают уже, что сирийцы вот из этой пассивной обороны уже начали приходить к активной деятельности, то есть они тоже много чего могут, это не такая… Конечно, страна сильно порушена, но далеко не уничтожена. И больше того: вот эта вот агрессия против Сирии, а все же понимают, что в очень большой, в первую очередь, внешней агрессии, она как бы сказать не удалась и она только сплотила сирийцев. Те, кто не хотел, убежали за границу, а те, кто остался, за Башара. И поэтому совсем интересно. Наконец, третий момент: говорят, что не последнюю роль Карлов сыграл в сотрудничество российских и турецких – не знаю, как это назвать – финансовых спецслужб, то есть организаций, которые блокировали вот эти вот… То есть деньги выделялись террористами, а они научились блокировать каналы их переправки. Это удалось, это во многом одна из причин, почему у нас в стране террористам не даем особо развернуться. Конечно, и ФСБ хорошо работает, и Министерство внутренних дел, но решающую роль сыграло то, что удалось перерезать каналы финансирования, которые шли через Турцию. И турки тоже у себя перерезали, хотя мы видим, что хуже, чем у нас. И говорят, что посол Карлов он в этом играл очень большую роль, а тут уже большие деньги…

Марина Калинина:Ну, видимо, чего-то добился.

Антон Алфимов: Спасибо.

Марина Калинина:Спасибо вам большое. Это был Саид Гафуров, руководитель направления "Восток" интернет-портала "Правда.ру".

Антон Алфимов: Сергей, ну вот сегодня мы затрагивали уже этот вопрос. Что думаете вы? Вот это ЧП в Анкаре – толкнет ли оно Россию к более решительным действиям в Сирии? Вот сирийская оппозиция, мне кажется, она вчера вот выдала себя всю с потрохами.

Сергей Лесков: Любой мало-мальский серьезный политик отдает, даже если он, предположим, живет в Катаре или Саудовской Аравии и терпеть не может Россию, в силу каких-то непонятных своих соображений… Так вот, любой серьезный политик понимает, что новое охлаждение между Россией и Турцией сегодня невозможно. Убийство посла не может спровоцировать обострение отношений между Россией и Турцией по той простой причине, что если бы это произошло, то президент Турции и президент России, Эрдоган и Путин, будут выглядеть политическими неудачниками. А ни Эрдоган, ни Путин не могут себя выставить политическими неудачниками в глазах мирового сообщества, учитывая свойство их характеров. И, в общем, это даже хорошо. Когда политик беспокоится о своей репутации, это нормально. Поэтому я и думаю, что говорить о том, что это была провокация каких-то саудовских монархов…. А я сегодня слышал версии, что тянется цепочка подозрений в Вашингтон… Мне кажется, что это конспирологические теории, которые, конечно, тешат нашу склонную к психическим изысканиям натуру, но они не соответствуют действительности. Пока факты говорят о том, что этот 22-летний человек был одиночкой, что случалось, я уже говорил, в мировой истории постоянно: Папа Римский, президент США, премьер-министр Швеции, президент Израиля… Такое бывает нередко.

Антон Алфимов: Вот нам из Томской области пишут: "У этого одиночки на лице написано, что он больной фанатик, уж не знаю, как они там за психикой в полиции следят". Вот согласен абсолютно.

Сергей Лесков: Это слишком большой риск для какого-то… руководства страны.

Антон Алфимов: Но с другой стороны, они убрали его сразу, как и убийцу…

Сергей Лесков: Чтобы выдать его за агента Гюлема. И из всех, кстати говоря… Тут звучало имя Блюмкина, который был еще моложе… Вы знаете, что Блюмкин, когда убил немецкого посла Мирбаха, ему было 18 лет, мальчишка.

Марина Калинина: А этому 22, не такая уж большая разница.

Сергей Лесков: Да, 22. Но во время революции быстро делается биография. Кстати, он был сотрудником ГПУ в итоге-то, Блюмкин. И организовывал советскую контрразведывательную сеть на Ближнем Востоке, в том же Иране и Турции Блюмкин служил. Так что, может быть, там есть какие-то кровные корни. Но сейчас не об этом. Ты задал очень хороший вопрос по поводу того, а что же теперь произойдет с позицией...

Антон Алфимов: С Сирией.

Сергей Лесков: С Сирией. Я совершенно уверен, зная характер нашего президента, что, конечно, там ответ будет не за горами, и это будет жесткий ответ. Без всякого сомнения, он будет прощать такие провокации, а это, конечно, провокация, попытка испортить ту ситуацию, которая есть в этом регионе. Ответ будет жесткий. Какой он может быть? Алеппо практически зачищен, это самая большая удача, хотя там было несколько тысяч боевиков. На очереди – провинция Идлиб, куда вышли из Алеппо боевики и какие-то там еще собственные части. Я думаю, что пустыня, которая разделяет Алеппо и Идлиб, скоро будет преодолена и Идлиб будет окружен. Наверное, там курдские части подтянутся, не исключено, что и турки будут участвовать в штурме Идлиба, причем очевидно, что достигнуты какие-то тайные договоренности между российским генштабом и турецким генштабом, иначе турки бы не ушли из Алеппо. Ну, так, косвенно они там поддерживали же этих боевиков. И, видимо, Сирия… Нет, не Сирия, вернее будет сказать ИГИЛ будет раздавлен, и его территории будут поделены на сферы влияния. Кстати говоря, когда кто-то из наших экспертов говорил и называл этот ИГИЛ ДАИШем, меня как-то передергивает, потому что у меня на слуху ГАИШ – это Государственный астрономический институт имени Штенберга. Какое замечательное название было, а теперь мы этой аббревиатурой называем какую-то террористическую организацию, а о таком прекрасном поле деятельности, как астрономия… Самая мирная, давайте все будем заниматься астрономией и забудем об этих террористических атаках. Куда было бы больше пользы: нашли бы братьев по разуму где-нибудь на других планетах, глядишь, они были бы более миролюбивые.

Антон Алфимов: Сергей, у нас осталось еще два важных вопроса и совсем мало времени. Поэтому, если можно, коротко. Господин Клинцевич сказал, что решение сирийского вопроса, безусловно, скажется на общей безопасности в Европе. Вы с этим согласны?

Сергей Лесков: Конечно.

Антон Алфимов: Или все, кто уже приехал, уже приехали, никуда они не денутся?

Сергей Лесков: Ну, неизвестно. Почему все? Нет, неслучайно Эрдоган блокирует этих беженцев на своей границе. Хотя может уже и не блокировать, ведь Европа ему четко сказала, что путь в Евросоюз Турции закрыт.

Марина Калинина: А что будет с теми, кто там уже в огромных количествах находится?

Сергей Лесков: Если удастся установить… Люди, вы знаете, любят возвращаться в свои дома. Лучше жить у себя дома все-таки, чем в лагере беженцев. И даже сейчас в Алеппо ведь уже начали, как боевики вышли, люди стали возвращаться в свои дома. Асад, каким бы он плохим ни был в глазах Запада, он платит пенсии.

Антон Алфимов: До сих пор, сейчас?

Сергей Лесков: До сих пор, да.

Антон Алфимов: Хорошо.

Сергей Лесков: Это удивительный факт, но это на самом деле так.

Антон Алфимов: Ну, и еще один момент, который необходимо затронуть международной повестки. Присоединился к осуждению, понятно, террористических актов президент, избранный президент США Дональд Трамп. Сейчас мы, наверняка, увидим эту цитату. Вот, в общем, выразил сожалению по поводу того, что случилось, сказал, что терроризм не пройдет и так далее.

Сергей Лесков: Ну, хорошие слова. Не исключено ведь, что в январе, когда он заступит на свой пост…

Антон Алфимов: Да, и вчера же, и вчера произошло для него еще одно важное событие – наконец он стал президентом электом.

Сергей Лесков: Да, кстати, эти самые выборщики… Больше выборщиков предали Клинтон.

Марина Калинина: Клинтон, да, они отказались, и очень интересная история…

Сергей Лесков: Чего мы не ожидали, чем его. Все, что связано с Трампом, - это удивительно. Любой шаг Трампа сопровождается каким-то сюрпризом. А ведь не исключено, что он поможет, присоединится к России, и наконец-то будет создан союз, который никак не удавалось создать с Обамой.

Антон Алфимов: Вы имеете в виду союз по терроризму?

Сергей Лесков: Да, по терроризму. И на самом деле, если две самые сильные в военном отношении державы мира объединятся… Уж немцев – фашистскую Германию раздавили, то уже с ИГИЛом, наверное, справятся.

Антон Алфимов: Ну, были же попытки, когда Путин вроде как подружился с Бушем-младшим после 11 сентября.

Сергей Лесков: Тогда не было ИГИЛа.

Антон Алфимов: Это было эффективно?

Сергей Лесков: Тогда не было ИГИЛа.

Антон Алфимов: Ну, тогда был "Талибан", тогда была "Аль-Каеда".

Сергей Лесков: Ну, Россия не участвовала напрямую в этих…

Марина Калинина: А возможно ли справиться с ними, ведь они как тараканы расползаются.

Сергей Лесков: Борьба с "Аль-Каедой" прошла без участия России, будем прямо говорить. Россия тогда была занята разборками со своими террористами, и слава богу, мы справились. Сейчас, плюну сто раз через левое плечо, в России спокойно.

Марина Калинина: Ну, эти террористы они же не сосредоточены сейчас в одном месте, они же все в разных…

Сергей Лесков: Да, это правда, это похоже на сеть продавцов "Гербалайфа", в этом их самая главная угроза.

Марина Калинина: Ну, вот в этом и сложность главная. Спасибо.

Антон Алфимов: Спасибо, это был обозреватель Общественного телевидения России Сергей Лесков. Говорили мы о новом всплеске террористических атак в мире.  

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Михаил Беляев главный экономист Института фондового рынка и управления, кандидат экономических наук
  • Сергей Голодов доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • ГОСТИ

  • Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России
  • ГОСТИ

  • Александр Рубцов кандидат экономических наук, обозреватель портала Vgudok.com
  • ГОСТИ

  • Денис Кирис заместитель председателя Комиссии по вопросам развития культуры и сохранения духовного наследия ОП РФ, председатель Независимого профсоюза актеров театра и кино, актер, режиссер
  • ГОСТИ

  • Гузель Улумбекова руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук
  • Алексей Живов главный врач Ильинской больницы, врач-уролог, кандидат медицинских наук, доцент
  • ГОСТИ

  • Дарья Халтурина сопредседатель Российской антитабачной коалиции
  • ГОСТИ

  • Алексей Володин генеральный директор Агентства по развитию трансграничной инфраструктуры, кандидат технических наук
  • Михаил Ненашев капитан 1 ранга, председатель Общероссийского движения поддержки флота
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • Павел Поспелов заведующий кафедрой проектирования дорог МАДИ
  • Павел Брызгалов директор по стратегическому развитию ФСК "Лидер"
  • Юрий Эхин эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России
  • ГОСТИ

  • Антон Гетта координатор проекта ОНФ "За честные закупки", депутат Госдумы
  • ГОСТИ

  • Виктор Николайчик главный тренер мужской сборной Московской области по самбо, заслуженный тренер России
  • ГОСТИ

  • Леонид Кошелев член правления Российской ассоциации пилотов и владельцев воздушных судов
  • ГОСТИ

  • Александр Мерзлов президент "Ассоциации самых красивых деревень России", доктор экономических наук
  • Михаил Смирнов главный редактор портала "Алкоголь.Ру"
  • Евгений Бучацкий психиатр-нарколог
  • Вадим Дробиз директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя
  • ГОСТИ

  • Александр Элинсон генеральный директор НИПК "Электрон", член Президиума Генерального совета Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • Показать еще
    Показать еще
    В Москве ограничат продажу алкоголя в День народного единства Ограничения затронут парки, площади и пешеходные улицы
    51 минуту назад
    38-летний советский спутник "Молния" сойдет с орбиты вечером 23 октября "Молния" была запущена с космодрома Плесецк 31 июля 1979 года
    час назад
    Журналиста "Новой газеты" Али Феруза наградили орден мужества им. Сахарова Сейчас Феруз находится в центре временного проживания
    вчера
    Минздрав опроверг информацию об эпидемии пневмонии в регионах Однако рост заболеваемости в регионах ведомство подтвердило
    вчера
    Алексей Навальный вышел на свободу после 20 суток ареста Во время отбывания срока политик подучил киргизский
    вчера
    Владимир Путин рассказал о технологии, которая будет страшнее атомной бомбы Он сделал такое заявление на Всемирном фестивале молодежи и студентов
    2 дня назад

    ГОСТИ

  • Александр Никитин глава администрации Тамбовской области, д.э.н., профессор
  • Александр Широв зам.директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, д.э.н.
  • Проект Федерального бюджета на 2018 год: что в приоритете? Расходы по каким статьям следует увеличить и за счет чего?
    2 дня назад
    Apple создаст бюджетную версию iPhone X Новинка будет стоить на 100 долларов дешевле первой версии
    2 дня назад
    Хабаровск заволокло дымом из-за пожаров на территории Китая Обнаружено превышение предельных концентраций веществ в воздухе
    2 дня назад

    ГОСТИ

  • Михаил Беляев главный экономист Института фондового рынка и управления, кандидат экономических наук
  • Сергей Голодов доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • 3 дня назад

    Сергей Лесков: Отсутствие оппозиции является самой большой угрозой для власти. На этом погорели КПСС и СССР

    Сергей Лесков Обозреватель ОТР
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments