Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Илья Заливухин: Москва должна отказаться от федерального финансирования и зарабатывать сама

18:05, 28 сентября 2017

Гости

Илья Заливухинархитектор-градостроитель

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжаем. Качество дорог и пробки – это главные транспортные проблемы в России, по крайней мере так считают сами жители. Это данные опроса "Левада-центра".Давайте посмотрим внимательнее.

На плохое качество дорог указали 47% респондентов; пробки сочли основной проблемой 30% опрошенных. Третью строчку в этом рейтинге занимает высокая стоимость проезда – на нее пожаловалось 19% опрошенных "Левада-центром".И по 10% опрошенных сочли главной транспортной проблемой недостаток развязок и мостов и отсутствие или недостаток автомобильных дорог; на отсутствие или недостаток велосипедных дорожек как основную проблему указали 6% респондентов, столько же пожаловались на слишком высокие штрафы, если ты нарушил правила. На 1% меньше участников исследования выбрали основной проблемой отсутствие или недостаток пешеходных зон. 4% пожаловались на платные дороги. Также респонденты выразили недовольство из-за того, что общественный транспорт находится в плохом состоянии, ходит не по расписанию или редко и по неудобным маршрутам. Не считают, что в их городе или районе существуют транспортные проблемы, 12% опрошенных, что не так уж и мало, в общем-то – вероятно, не москвичей опрашивали в этом случае.

Давайте разбираться с этими жалобами и с тем, как можно исправить ситуацию, прямо сейчас. И если у вас есть недовольство транспортной ситуацией в вашем городе, селе, любом населенном пункте, пожалуйста, позвоните в прямой эфир.

Петр Кузнецов: Или вы не знаете никаких транспортных проблем просто потому, что ездите в удобное время, например, на работу.

Илья Заливухин, градостроитель, у нас в гостях – с ним обсудим этот рейтинг. Здравствуйте, Илья, рады вас видеть.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Илья Заливухин: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Совершенно понятно, что опрашивали жителей больших городов российских, судя по рейтингу, который у нас получился. Если экспертно оценивать действительно, проблемы совпадают с ощущениями людей или это стресс больших городов и всегда чем-то люди недовольны?

Илья Заливухин: Нет, совпадает, мне кажется, потому что у нас начиная с 1960-х гг. в стране строилось все больше и больше спальных районов, города все росли и росли и продолжают до сих пор расти и, в общем-то, сейчас совершенно неудивительно, что не хватает дорог. На самом деле если взять площадь любого города многоэтажного – Челябинска, например – он превышает вообще все разумные пределы для такого в общем-то небольшого населения. 1.5 миллиона человек – это хороший большой город, но они у нас очень большие. Я уже не говорю про Москву, которая, знаете... Если ее наложить на Голландию, ее полностью закроет, а с Новой Москвой еще и на Бельгию вылезет. Поэтому, собственно, действительно нужно очень четко понимать, на что у нас есть средства, и делать города, мне кажется, более компактно, чтобы было удобнее и хватало средств на то, чтобы сделать дороги и было удобнее в том числе, вы будете сейчас смеяться, но ходить пешком.

Ольга Арсланова: А как можно сделать компактнее город, который является центром притяжения для большинства россиян? Ведь невозможно ограничить вот этот приток искусственно.

Илья Заливухин: А вы знаете, не нужно ограничивать. Конечно, нужно развивать все города крупные, не только Москву, это в общем-то понятная вещь, но при этом в любом городе – в Москве, Екатеринбурге, Челябинске – в центре города огромное количество территорий абсолютно заброшенных. То есть там просто ничего нет. Там какие-то владельцы: кто-то в Англии, кто-то следит, кого-то уже нет давно, кого-то власти вообще не могут найти, кому-то участки еще принадлежат. На них ничего нет, то есть люди у нас не живут в центре городов. Возьмите, например, Челябинск, в котором я недавно был, или любой другой город. Так как нам вроде бы негде строить, мы все время строим все дальше, дальше, дальше. Я не говорю о том, что дороги не надо делать – надо делать дороги – но, понимаете, так у нас никаких денег не хватит. Потому что когда вы все время увеличиваете и увеличиваете расстояния, на которые вам надо ездить, то понятно, что люди будут неудовлетворительны транспортной проблемой, транспортом, потому что, собственно, вы просто никогда не успеете их удовлетворить, потому что вы все дальше и дальше их расселяете.

Ольга Арсланова: Давайте сразу уточним: первое лекарство – это…

Илья Заливухин: …жить в центре.

Ольга Арсланова: …перестать постоянно увеличивать города при помощи спальных районов.

Илья Заливухин: И расширять город. Это 1960-1970-е гг., с этим закончили…

Ольга Арсланова: Но это принцип, по которому все города развивались? То есть у нас это единое для всех?

Илья Заливухин: Но это было, в общем-то… Такая идея была в 1960-1970-х гг., в 1980-х гг. поняли, что это ошибка, а сейчас просто сносят эти многоэтажные районы: в той же Голландии социальное жилье, построенное на периферии – там просто образовывалось гетто, и сейчас его сносят (во Франции то же самое) и строят на этом месте низкоэтажное жилье либо вообще занимаются там сельскохозяйственной деятельностью. Потому что понятно, что город – это не просто дома; город – это социальная, транспортная и инженерная инфраструктура, которая стоит огромных денег. Поэтому первое правило, которое все-таки нужно очень внимательно запомнить всем, кто занимается городами: город должен быть компактным. Это не значит, что все должны быть на голове друг у друга – это значит, что нужно научиться проектировать и делать нормальные города, которые качественные. То есть если мы приедем в любой город мира – от Сингапура до Берлина и Парижа – вы увидите, что в центре города очень много людей живет, и это не вопрос этажности, а вопрос плотности. То есть где-то может быть высокая этажность, где-то может быть низкая этажность; в любом случае люди должны жить в социокультурной среде.

Петр Кузнецов: Сообщение из Вологодской области: "Люди вообще свихнулись на почве автомобилизации. Моя соседка в магазин, до которого 4 минуты ходьбы, пешком не пойдет, только на машине". Почему при всех этих проблемах автомобилистов, при всех пробках все равно растет потребность людей в транспортных средствах?

Ольга Арсланова: Ведь это одной психологией не объяснишь.

Илья Заливухин: Два момента: первый – психологический вопрос. Просто у нас не было в Советском Союзе машин, они искусственно ограничивались, потом появилась возможность, и все стали их покупать. Они на самом деле стоят недорого по сравнению с той же квартирой, достаточно доступны они с кредитами.

Второй момент – это то, что, собственно, такие расстояния в принципе у нас большие, что люди действительно привыкают, что… И общественный транспорт везде уничтожался – возьмем, например, тот же… У нас по всем городам, но возьмем тот же Воронеж, в котором разобрали все линии трамваев. И как людям ездить? Нет возможности никак добираться, кроме как…

У нас общественный транспорт планомерно вообще 20 лет уничтожался. Мы пошли по самому спорному пути автомобилизации, пересаживания людей на автомобили. Но этого никогда не хватит. Даже если мы посмотрим скоростные дороги в городе (что мы не делаем, кстати, как в Америке), то даже этого не хватит. То есть нужно действительно заниматься пешеходными маршрутами, создавать нормальные удобные тротуары, чтобы люди могли ходить. Почему женщина ездит в магазин на машине? Потому что, собственно, пока она будет идти, ее десять раз обольют из канализации, из луж, которые в нее не уходят, водой автомобили проезжающие, какие-то сучки будут по дороге – все что угодно.

Петр Кузнецов: А не потому, что она только что купила машину.

Илья Заливухин: А не потому, что она купила автомобиль, да.

Петр Кузнецов: Вот по поводу этого рейтинга еще вопрос. То, что высокая стоимость проезда, только на третьей строчке, то есть только после дорог и пробок как проблема – это значит, люди готовы платить и переплачивать, самое главное, чтобы дали свободу и отсутствие ям?

Илья Заливухин: Удивительно то, что, например, платные дороги на самом последнем месте. То есть люди готовы платить за платные скоростные дороги в городе. На самом деле, если мы дадим возможность, например, инвесторам – китайским или каким-то нашим – строить платные скоростные дороги в городе, то тогда люди готовы будут по ним ездить и платить, и тогда транзитный трафик уйдет с наших городских проспектов и улиц и наконец-то появятся системы скоростных дорог. Нельзя построить только одну маленькую дорогу, надо сделать систему скоростных дорог. Так что проблема платности не самая главная; нужно все продумать, сделать проект и опять же стремиться к компактности города.

Петр Кузнецов: Платные парковки что-то решили?

Илья Заливухин: Платные парковки в центре города, конечно, решили, потому что они разгрузили улицы. Потому что, если вы вспомните, какой Москва была, например…

Петр Кузнецов: То есть можно фиксировать разгрузку? Она произошла?

Илья Заливухин: Да, можно. Это одна из мер, которая абсолютно необходима одновременно с созданием общественного транспорта, скоростных дорог и всеми остальными мерами. Нельзя только сделать платные парковки в центре, не сделав нормального сообщения для людей между окраинами и центром, потому что тогда получится, что приехал, а негде поставить машину, а на общественном транспорте не доедешь, потому что его нет.

Ольга Арсланова: У нас первый звонок, конечно же, из Москвы – Александр, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Александр.

Ольга Арсланова: Больше всего жалоб на московские транспортные проблемы у нас и на SMS-портале.

Зритель: Транспортная проблема неразрывно связана с экономикой развития Подмосковья, потому что множество в Москве машин приходит в Москву, Москва стоит из-за этого. Уровень зарплат низкий, все связано с этим. Тут неразрывно, как цепочка; я считаю, что в этом кроется проблема. Уровень зарплат необходимо в Подмосковье хотя бы поднять на уровень Москвы. Это тяжело, наверное, сделать, я не знаю, как все это выглядит. Но многие люди едут в Москву ради того, чтобы заработать, и эта нагрузка на дороги через Москву утром и в конце дня – это все оттуда… Люди стоят часами, терпение такое большое…

Ольга Арсланова: Спасибо, Александр. Сейчас действительно Подмосковье по крайней мере ближайшее уже можно считать частью Москвы. Это постепенно растущий город.

Илья Заливухин: Во-первых, действительно надо рассматривать такое слово, как агломерация, московская агломерация. И от этого выиграет и ближайшее Подмосковье, и, в общем-то, Москва, потому что действительно какие-то преференции московские должны распространиться на вот это ближайшее "Замкадье", которое страдает от отсутствия просто бюджета. Поэтому люди действительно…

Во всем мире существует два способа: это и создание структуры, то есть каркаса передвижения, и программирование людей, событий, которые находятся на территории. То есть методами управления можно решать этот вопрос (или нужно решать) и методами создания каркаса. Если два этих основных момента совпадут… Нельзя только управлять, не делая каркас, потому что сказать, что вы будете все здесь жить и работать, не знаю, в подмосковном городе Химки – ты людей не заставишь, потому что есть только одно место, как говорит мой знакомый, где можно жить, работать и отдыхать, и это, к сожалению, не дай бог концлагерь.

Петр Кузнецов: Я думал, Сингапур.

Илья Заливухин: Либо Сингапур. То есть создать такие условия, чтобы действительно… Но это очень сложно.

Петр Кузнецов: Марат нам пишет: "Все водители ненавидят пешеходов, пешеходы презирают всех водителей. Я за пешеходов". Если мы сейчас заговорили о каркасе, вы бы как ответили – город для пешеходов или для автомобилистов?

Илья Заливухин: Вы знаете, самый важный в городе… Я с чего начинаю всегда рассказывать своим студентам и кому угодно: самый важный каркас в городе – это пешеходный. Потому что в итоге измерение… Человек является единицей измерения всего. Но дальше этот пешеходный каркас должен быть увязан с автомобильными, с электричками и до самолетов. То есть нужно все эти каркасы транспортные проследить в городе. То есть нельзя сделать только для пешеходов. Сейчас, например, мы с вами делаем благоустройство Садового кольца – сделали уже, все, прекрасно – надо сделать еще больше светофоров и пешеходных переходов, но при этом нужно модернизировать Третье транспортное кольцо и сделать нормальную единую систему скоростных дорог в городе, чтобы этот транзитный поток машин ушел просто с этих улиц. Вот понимаете, без этого все время будет забито и будет этот конфликт. Конфликты нужно решать, их можно решать в городе.

Петр Кузнецов: Но начинаем с пешехода.

Илья Заливухин: Начинаем думать про человека, и человек ходит, он вообще ходящий – он не летает, не ездит, а изначально он ходит.

Ольга Арсланова: Пробежимся по городам – наш SMS-портал посмотрим. Вот что пишут люди – Красноярск: "Во дворах не пройти из-за огромного количества машин, все разогревают, запах чувствуется даже на третьем этаже". В Кургане "деградирует общественный транспорт, закрыты все муниципальные предприятия, в том числе троллейбусные перевозки отданы частникам; в автопарке только ПАЗики, многие в ужасном состоянии". "Город Видное, выезд из 6-го микрорайона. Большой новый район, теряем 30 минут, чтобы просто выехать". Краснодар: "Дороги более-менее, развязки, конечно, кое-где хотелось бы. Большая проблема – ремонтники, которые если делают, то сразу перекрывают очень много улиц", – ох, это они, наверное, в Москве давно не были. Кемеровская область: "В малых городах тротуаров, велодорожек нет вообще. Состояние дорог катастрофическое". В Улан-Удэ пробки, в Белгороде пробки, в Вологодской области пробки – слушайте…

Илья Заливухин: Потому что что-то идет не так. Потому что у нас все города реально расползлись. Люди в Красноярске греют машины или в Вологде – вряд ли это происходит прямо в центре города. Люди не живут в центре, они живут все на периферии.

Ольга Арсланова: Они едут в центр работать.

Илья Заливухин: Да. Если бы они жили как можно больше в центре и там был бы сделан минимально хотя бы, но нормальный, качественный общественный транспорт и они могли ходить пешком – два этих фактора в сочетании сразу же дают возможность, собственно, отказаться от этого несчастного автомобиля, и сразу же у вас не будет пробок, хотя бы их станет меньше. То есть нужно вот на этот путь встать – путь компактного развития.

Петр Кузнецов: И удивительно, что года три назад, наверное, пробки в Вологде были какой-то фантастикой.

Илья Заливухин: А сейчас пожалуйста.

Петр Кузнецов: Буквально они нагнали за последние годы.

Илья Заливухин: Это хорошо, что там есть развитие, это очень хорошо. Но дальше надо думать, как его направлять, это развитие, что с ним делать. Иначе действительно все время будем стоять в пробках.

Петр Кузнецов: Узнаем, как дела в Новосибирске от Татьяны – Татьяна, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Добрый вечер.

Зритель: Да, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Я живу в Новосибирской области в городе Бердске, Речкуновская зона отдыха. 6 лет назад я перебралась жить сюда, потому что у меня больное сердце и в городе я задыхаюсь. Вот сюда я перебралась 6 лет назад. И когда я переехала, нам обещали, что инфраструктура будет улучшаться, и нам пустят здесь маршрутку. Ничего до сих пор не сделано, дорога узкоколейка, маршрутки нет, никакой транспорт к нам не идет. Мы пешком должны идти до электрички, а если за продуктами ехать в новый поселок, мы должны идти 3 километра пешком. И я, значит, должна постоянно… Если, допустим, туда я уйду пешком, а у меня коксартроз суставов, кое-как дойду, обратно я должна ехать обязательно на такси с продуктами – представляете, что это такое? Мне 66 лет, я на пенсии.

Илья Заливухин: Компактнее надо…

Ольга Арсланова: Спасибо…

Зритель: Недвижимый вопрос уже 6 лет.

Ольга Арсланова: Понятно. А вот смотрите, у нас получается две крайности: вот такое растянутое проживание с отсутствующей инфраструктурой, как в этом случае, либо, как подозревают некоторые наши зрители, компактное проживание с повышенной антропогенной нагрузкой – получается одна здоровенная башня, и не надо парков и скверов. Как мы будем жить?

Илья Заливухин: Ну смотрите. Давайте возьмем любой город. Слушатели могут просто посмотреть на свой город, на карту и найти на своей карте города в центре огромное количество территорий абсолютно заброшенных, там никто не живет просто. Это наброшенные промпредприятия бывшие, там какие-то мойки, какие-то склады, непонятно что; где-то просто пустыри. И в любом случае повышенная антропогенная нагрузка, если мы об этом говорим – это когда, я не знаю, уже один дом стоит над другим в центре города. У нас такого нет: у нас все города, во всех центрах городов проживает 3% населения от всего города, то есть очень мало.

Ольга Арсланова: Потому что это очень дорого. Что-то тогда должно с ценами произойти, чтобы люди купили.

Илья Заливухин: А что дорого? Тогда нужно, понимаете, понять… Какие-то государственные программы – например, соучастие города в строительстве какого-то социального жилья, принадлежащего городу, за счет инвесторов в центре города, чтобы были и богатые люди, и социальное жилье вместе, чтобы они жили рядом в центре города. Это нормально. Тогда у нас не будет образовываться гетто где-то там на окраинах, понимаете? Это понятная общемировая тенденция, когда стремится власть сделать так, чтобы не образовывались гетто – гетто для богатых либо гетто для бедных. Идет некая такая ассимиляция все время в городах.

Города – это вообще такие живые организмы, которые должны постоянно перерабатывать и делать людей лучше. То есть если вы начинаете как бы отделять друг от друга, то возникают потом проблемы: кто-то начинает с вилами к кому-то другому стучаться. Это никому не понравится. Поэтому это уже проходили в каком-то там 1789 году в Версале, уже стучали и говорили: "Вы что тут, богатые, живете, а мы тут все с помоями и канализацией на улице?" Поэтому, собственно, уже тогда задумались, что да, нужно как-то жить в городах всем вместе, и появился этот османовский план Парижа, который все переделал, все города. И сейчас в центре Парижа вы видите, что там просто негде ступить, потому что все время жизнь бурлит, а на окраинах спокойно жить, но не в многоэтажных домах, люди там на своей земле живут. Если ты живешь на своей земле, да, тебе есть чем заняться – что-то выдергиваешь, сажаешь, у тебя уходит энергия. А если ты живешь в квартире с видом на лес и поле, то понятно, что ты будешь делать – в любом случае пить пиво и смотреть телевизор.

Петр Кузнецов: Нам тут пишут: "Остановите транспортный коллапс". Мы можем сейчас вот эту цепочку выстроить? Потоки машин приводят к чему? – к тому, что нужно строить больше развязок, тоннелей. Это занимает все большую часть территории…

Илья Заливухин: Мы расселяем большое количество людей все дальше и дальше от центра. Они покупают автомобили, потому что, представляете, если вы так по кругу расселите людей, вы общественный транспорт не подведете, поэтому у вас один только метод – автомобилями. Потому что те же американские города, которые на автомобилях – они вот такие: в центре люди живут и работают, а на периферии этажность и плотность падает. А у нас наоборот – в центре никого нет, а по бокам вот такая плотность.

Петр Кузнецов: То есть в Америке все-таки личный транспорт в соотношении больше? 70:30 где-то?

Илья Заливухин: Да, у них 70 личный транспорт и 30 общественный, но они к этому… Они сейчас меняют это, меняют в сторону Европы, где 70 общественного и 30 личного. Мы должны… Конечно, у нас есть свои какие-то характеристики, мы должны найти свой путь, но в любом случае мы не можем делать многоэтажные районы, ориентированные на автомобили – это вообще нонсенс, это не делается нигде. Если вы строите многоэтажный район, туда должна электричка подходить прямо в центр этого района, иначе никак, вы не можете просто в поле построить…

Петр Кузнецов: Как угодно – монорельсом, по верху, но подходит прямо…

Илья Заливухин: Как угодно, за счет девелопера, если он очень хочет, либо за счет города. Если город согласовывает район новый, он должен у себя в бюджете иметь строчкой сразу строительство электрички – 3 миллиарда, пожалуйста, деньги у города есть, строят электричку и потом только выдают разрешение на строительство домов. То есть надо просто сейчас, чтобы остановить пробки, в первую очередь остановить строительство в полях новых районов многоэтажных – это первое. А дальше уже по списке. Понятно, что дальше нужно заниматься различными системами общественного транспорта, начиная от скоростных дорог общественного транспорта и заканчивая капиллярной системой улиц и так далее, по которым люди смогут в городе ездить. У нас старая система магистралей и микрорайонов, то есть должно быть больше таких сквозных проездов и улиц, как это в любых других городах, и так далее. И дальше, в общем, уже пошли электрички, скоростные связи, то есть более крупный каркас, который уже объединяет центры, другие города между собой. То есть сначала нужно разобраться в своем городе, потом подумать про агломерацию городов, а потом и про весь федеральный округ, как он будет работать.

Ольга Арсланова: У нас Чита на связи – Татьяна, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Какие жалобы, Татьяна, у вас?

Зритель: Да-да, здравствуйте. Первый такой вопрос: могут ли наши предприниматели, которые содержат маршрутки, увеличивать тарифы? Я проживаю в пригороде, у нас была тарифная стоимость 27 рублей. Мне буквально доехать до поликлиники 3 километра. Сейчас они сделали 30. Звонила в администрацию – сказали, что ничего не могут сделать, потому что согласно федеральному закону маршрутчики устанавливают свои тарифы.

Ольга Арсланова: Это тоже та самая обратная сторона расселения: чем труднее добраться, тем проще устанавливать свои правила частникам.

Илья Заливухин: Конечно. Но вообще общественный транспорт в городе, наверное, должен быть муниципальным. Соответственно, город должен иметь возможность в бюджете опять… Помните, мы про электричку говорили? Как Москва. Сейчас Москва занимается всеми муниципальными перевозками, везде есть московский транспорт, он везде ходит, все эти маршрутки у нас уже забылись. А другие города не могут себе это позволить, у них нет денег в бюджете. Поэтому, собственно, тоже нужно закладывать такую статью в бюджете. Вообще, кстати, это отдельный вопрос, как у нас города должны зарабатывать, потому что во всем мире города – это драйверы экономики, они зарабатывают в том числе и на налогах в центре города. У нас нет этой правильной базы налогообложения, поэтому города не зарабатывают. У нас даже Санкт-Петербург убыточен, он не зарабатывает.

Ольга Арсланова: Один из самых красивых городов в мире.

Илья Заливухин: Да. Он не зарабатывает, потому что то, что он зарабатывает, он тратит на свои эти безумные районы.

Петр Кузнецов: А "Зенит-арена"?

Ольга Арсланова: Вот на нее и уходит.

Илья Заливухин:Nocomments, тратят на "Зенит-арену".

Ольга Арсланова: Челябинск у нас на связи сейчас. Александр, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Хотелось бы сказать большое спасибо водителям города Сочи. Был в отпуске в Сочи, отдыхал. Спасибо им за культуру вождения, за то, что если видят иногородний номер, стараются пропустить.

Ольга Арсланова: То есть Сочи вам понравились? А в Челябинске-то как?

Петр Кузнецов: Судя по тому, что вы чужой город так возносите, значит, по сравнению с родным…

Зритель: Да, по сравнению с родным… У нас чуть-чуть все по-другому – все спешат, все хотят поработать, и поэтому получается, что…

Ольга Арсланова: …остается радоваться Сочи только.

Петр Кузнецов: Главной транспортной проблемой Челябинска, если уж мы к началу обратимся, к рейтингу, вы какую назовете?

Зритель: Я считаю, что если взглянуть издалека, то основная проблема – это… Транспортная проблема возникает в городах в связи с тем, что если бы платили людям на периферии, в деревнях такие же деньги, как и в больших городах, в Москве, никто бы не приехал в Москву и не возникало бы таких проблем.

Ольга Арсланова: То есть главная транспортная проблема городов – это люди, которых слишком много.

Зритель: Да.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Несколько сообщений: "Платные парковки в центре Москвы действительно разгрузили центр, но загрузили окраины. Все дворы на окраинах забиты автомобилями, которые бросают приезжие из области во дворах, пересаживаются на метро и едут на работу". Иркутская область: "Транспорта нет, только частные маршрутки". Самарская область, Борское: "Хочется ехать не согнувшись до города 3 часа, а на большом удобном автобусе, но есть только ГАЗели".

Илья Заливухин: Ну вот. Это все вопрос, есть ли деньги, средства, для того чтобы создавать транспортную структуру, транспортный каркас. Вообще транспортный каркас – это каркас организма. Если он есть, этот транспортный каркас, тогда есть и мышцы, и организм живет, ходит, читает делает, работает. А если нет денег на транспорт, то не нужно создавать эти новые районы, понимаете? Должна вообще быть программа… Если люди так мучаются, ездят и так далее, одновременно с созданием рабочих мест, да, конечно, там у них на районе повышать зарплаты, но у нас не Советский Союз, мы не можем как бы из бюджета всем платных зарплату. Что значит вообще повышать зарплаты? – давай нам платить больше? Кстати, 20 лет – это мало для общества: видимо, мы еще не отделались от этих всех постсоветских мыслей. И второе, это, конечно, переселять все-таки и создавать условия, для того чтобы люди могли иметь, кстати, городское жилье социальное… Вообще необязательно – это сложный вопрос – даже владеть квартирами. Вообще во всем мире до 50% жилья город предоставляет людям, социальное жилье – оно так и называется социальным. Это не значит, что это плохое жилье в собственность далеко в поле, а это значит, что это жилье, которое принадлежит городу, город им владеет и город его предоставляет людям – работникам, военным, бюджетникам.

Ольга Арсланова: И снимать его значительно удобнее и выгоднее, чем арендовать у частников, потому что у тебя есть гарантии, что тебя оттуда не попросят.

Илья Заливухин: Конечно. Это жилье принадлежит обществу. И тогда, если оно в центре, люди начинают ходить… Мы боимся трогать центры, понимаете. Это огромная проблема. У нас прямо: "В центре нельзя, мы нарушим панораму, мы нарушим…"

Петр Кузнецов: Мы нарушим культурное наследие.

Ольга Арсланова: Но там земля кому-то же принадлежит, правильно?

Илья Заливухин: Никто культурное наследие не нарушит: оно как стоит… Его наоборот, если рядом инвестор построит башню, он денег даст на сохранение и реставрацию культурного наследия. Но почему-то у нас считается, что рядом… Во всем мире абсолютно нормально рядом с историческим зданием, восстановив его, построить не побоюсь этого слова небоскреб, а у нас это кощунство какое-то. Я вот этого не могу понять.

Ольга Арсланова: Нет, ну потом какое место…

Илья Заливухин: В итоге все ездят у нас по 3 часа, сгорбившись в маршрутке, чтобы посмотреть на разваливающееся культурное наследие в центре того же Челябинска.

Ольга Арсланова: Но как в центре города инвестор будет строить, например, социальное жилье, если это невыгодно? Ему проще построить элитный какой-нибудь монолит и продать его за безумные деньги.

Илья Заливухин: Нет, подождите, это уже другой вопрос. Значит, во-первых, город может сам построить социальное жилье в центре города. Во-вторых, разрешив построить коммерческое жилье, коммерческое жилье может быть сверху, извиняюсь, 50 этажей, а 50 этажей будут социальными, которые городу принадлежат – у них просто разные лифты будут. Ну хорошо, не 50 на 50, но 20 на 20.

Ольга Арсланова: Ага, и те, которые 50 сверху, скажут: "А нет, вот мы с ними в одном доме жить не будем".

Илья Заливухин: У них разный лифт. Он не может так сказать, ему скажут: "Вы купите?" Он просто не купит. Но давайте попробуем: я уверен, что купит, в центре города купит, если будет отдельный лифт или своя парковка. А у социального жилья будет выход на прекрасный парк в центре города, где он может просто дойти вообще пешком куда ему нужно (до поликлиники, где он работает, или до школы). Вот так работают города. Это такое немножко ноу-хау, конечно, может быть, мое, но в целом я думаю, что мы сейчас можем еще, пока у нас есть нефть и газ, это делать.

Петр Кузнецов: В принципе вариант неплохой.

Илья Заливухин: Понимаете, в Европе нет этого, нет ресурсов, каких-то денег, а у нас пока есть, и нужно их использовать, для того чтобы перестроить вообще всю систему городов. И только тогда мы избавимся от пробок. Говорить о том, что да, мы вам сделаем дороги по всей стране, идеальные…

Ольга Арсланова: А вы купите еще машин…

Илья Заливухин: Нет, этого не будет, потому что это как бы…

Петр Кузнецов: Нужны еще социальные дороги, вот.

Илья Заливухин: Социальные дороги – это дороги городские. Вообще социальное, social – это общественное: socialhousing, socialroads.

Петр Кузнецов: И, соответственно, платные.

Илья Заливухин: А должны быть платные дороги и платные дома.

Ольга Арсланова: У нас есть Вологда, в которой, как мы выяснили, тоже есть пробки.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день, добрый вечер. Меня зовут Насимов Надир, я руководитель… общественной организации "Союз добровольцев России". Я хотел бы добавить к тому, что ведущий говорит: да, если ты не живешь в центре города, а в районах каких-то и так далее, конечно, тебе кажется, что дороги ужасные. Это на самом деле правда, я согласен с вашим гостем. Но есть, например, такие вопросы. Вот вы говорите про социальное жилье, социальные дороги и так далее. Это хорошо, это прекрасно. Под словом "социальное" мы подразумеваем, что все должно быть для жителей того или иного города. Есть очень много, например, тех же каких-то проблемных участков – с ними что делать? Куда ни обращаешься, отписки, ответим через 30 дней, той или иной депутат отпишется…

Ольга Арсланова: Какие? Какие конкретно участки? О чем вы говорите?

Зритель: Я имею в виду дороги. Если ты отходишь подальше от центра, тротуары, где-то не подъехать…

Ольга Арсланова: А, то есть очень сложно как-то повлиять на власти, заставить их исправлять ситуацию с низким качеством дорог?

Илья Заливухин: Потому что у них денег все время не хватает на это. Зарабатывать надо.

Зритель: Да. Даже, например, если взять тех же инвалидов-колясочников, которые на колясках ездят – им как быть?

Ольга Арсланова: Спасибо большое. Вы нас вернули к началу нашей программы, к опросу, в котором действительно на плохое качество дорог все-таки большинство жалуется, почти половина опрошенных. Пробки идут со значительным…

Петр Кузнецов: …отставанием на втором месте.

Илья Заливухин: Это та же самая проблема. Во-первых, у нас города очень растянуты, их очень много и нет компактности, невозможно просто деньги непонятно куда тратить.

Ольга Арсланова: То есть столько дорог привести в порядок невозможно?

Илья Заливухин: Столько дорог привести в порядок можно, но для этого, опять же, города должны научиться зарабатывать, у них должна быть своя стратегия социально-экономического развития. Города – это такие мини-сообщества, мини-фирмы в хорошем смысле, которые должны зарабатывать деньги для своих горожан, для себя. Не для кого-то там…

Петр Кузнецов: А платные парковки – это способ?

Илья Заливухин: Понимаете, это должно приниматься городом как мера, для того чтобы действительно какие-то решать проблемы. То есть нельзя просто взять моду Москвы в любом городе и решить: "О, Москва сделала, давайте мы тоже сделаем платные парковки". Нужно эту тему обсудить, сделать программу развития города, понять, что, например, мы будем строить в центре города, но чтобы у нас люди здесь жили, могли ходить и мы убрали отсюда лишние машины с тротуаров, мы сделаем платные парковки, еще заработаем на продаже участков земли в бюджет (налоги) и еще платные парковки. А просто взять и сделать платные парковки, чтобы люди не могли в центр приехать – центр тогда вообще умрет, потому что туда транспорт не идет, никто там не живет, а еще парковаться будет невозможно. То есть бизнес не получится. Вообще город – это бизнес. У нас почему-то такое восприятие постсоветское, что нам должны дать денег, что нам кто-то их даст и дальше мы их как-то потратим – наверное, на дороги рассыпем вот так вот: где-то попали, где-то не попали.

Петр Кузнецов: Вот смотрите, вы сказали, что даже Петербург не зарабатывает – а Москва, значит, зарабатывает?

Илья Заливухин: Москва – это вообще отдельная история. Это надо проверять, на самом деле, что там зарабатывает Москва, из каких бюджетов состоит ее бюджет и так далее. Я бы отдельно все-таки Москву выделил как предмет такого другого обсуждения, но все эти вопросы, которые мы обсуждаем, относятся к Москве тоже. То есть если Москва получает некое федеральное финансирование, то тогда, на самом деле, я считаю, что она должна от него отказаться и зарабатывать сама, а это федеральное финансирование как раз пойдет на дороги в Читу, Иркутск и Челябинск.

Петр Кузнецов: Илья, у нас много звонков, много сообщений. Предлагаем прерваться на новости и вернуться через 3 минуты в студию, чтобы продолжить разговор.

Ольга Арсланова: Вы не против?

Илья Заливухин: Давайте.

Ольга Арсланова: Спасибо.

НОВОСТИ

Ольга Арсланова: Мы продолжаем говорить о главных транспортных проблемах в России. "Левада-центр" провел опрос, спросил у россиян, какие проблемы они считают самыми важными. Так вот в основном люди жалуются на плохое качество дорог, на пробки и высокую стоимость проезда в общественном транспорте. Мы спрашиваем, чем вы недовольны и обсуждаем все услышанное с нашим гостем, градостроителем Ильей Заливухиным.

Предлагаю послушать Краснодар – у нас есть звонок от Елены. Елена, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Слушаем вас.

Зритель: Это Елена, Краснодар. Вот такое заявление или жалоба. У нас тут в Краснодаре зашкаливает уже количество транспорта: по статистике, на тысячу человек уже больше машин, чем в Москве, уже всех, наверное, перескакали. Ездить невозможно – стоим в пробках по 2 часа вместо 40 минут добираемся до положенного места. В общем, скоро, наверное, будет коллапс транспортный, и никто с этим ничего не делает. Я не знаю, может быть, уже законодательно вводить, чтобы по номерам как-то ездили. Это же невозможно.

Петр Кузнецов: А стоите в пробках вы, находясь в общественном транспорте, получается?

Зритель: И в общественном… У нас нет полос для общественного транспорта. Одно время выделяли, но никто это не контролировал, короче, как там ездили обычные машины, частные, все, в общем, едут в кучу, стоят и трамваи, и троллейбусы. Вернее, троллейбусы: трамваи – это единственный транспорт, которым еще можно более-менее куда-то доехать. Но факт в том, что он не везде есть, трамвай. Так что это издевательство и над людьми, и над дорогами, хотя в последнее время в этом году стали дороги более-менее как-то делать в Краснодаре.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Дороги стали делать. Спасибо, Елена из Краснодара.

Ольга Арсланова: Что можете о Краснодаре сказать?

Илья Заливухин: Ой, очень много могу говорить о Краснодаре, потому что мы там и работали, и я там был много раз. Смотрите, во-первых, проблема в том, что Краснодар – это как раз типичный город, который за последнее время… Там очень хорошо жить вообще-то, это хороший район и так далее, богатый район, и город рос, он последние 20 лет рос, там появлялось все больше и больше окраин, уже неконтролируемо совершенно это все выросло. Естественно, люди оттуда не могут добраться, и все покупают автомобили и пытаются ездить по этим дорогам, которые, я не знаю, были рассчитаны на 200 человек на 1 тысячу жителей, а сейчас в Краснодаре 700-800 машин на тысячу жителей, как в Нью-Йорке, например. То есть в принципе это совершенно очевидно, понятно – не влезает это количество машин. То есть, во-первых, в Краснодаре нужно ограничить развитие в полях, опять же, потому что денег на создание общественного транспорта сейчас нет, их нужно изыскивать, нужно делать проекты этого общественного транспорта, поэтому совершенно параллельно с этим мы предложили и разработали систему так называемого наземного метро по Краснодару. Такие проекты в Краснодаре, надо сказать, уже были, и сейчас власти этими проектами заинтересовались, тоже разрабатывают некоторые программы, для того чтобы по железнодорожным путям такое некое метро, только наземное, как в Москве…

Петр Кузнецов: МЦК.

Илья Заливухин: Да, МЦК, чтобы оно ходил по Краснодару, чтобы люди могли доехать из отдаленных районов на вот этом скоростном транспорте за 15 минут, например, в центр города или на другой конец города, если ему надо. Это первое.

Второе – это система скоростного транспорта. Потом это система скоростного трамвая – вообще трамвая, трамвайных путей, которые тоже должны пронизывать весь город. Они там, кстати, есть. Там удивительно по частному сектору проходит прямо трамвай, и это нужно модернизировать, нужно опять же находить на это средства, чтобы пустить нормальные, комфортные трамваи, ни в коем случае не убирать трамвайные линии, а наоборот, увеличивать. И следующее, что мы уже с инвесторами разработали – проект платных скоростных дорог вдоль железных дорог Краснодара. Сейчас администрация вроде бы согласовала этот проект, и сейчас ищутся деньги. То есть на самом деле все эти проекты их, их надо увязать в единую стратегию пространственного развития Краснодара. Это называется мастер-планом: не генеральным планом города, а стратегией. Подумать, что мы делаем, откуда у нас деньги и так далее. И, конечно же, я считаю, что в том же Краснодаре в центре города нет просто канализации, понимаете, в городском центре: там люди живут в частных домах, у них туалеты на задних дворах на улице.

Ольга Арсланова: Да, кстати.

Петр Кузнецов: Это в самом центре, да?

Илья Заливухин: В самом центре.

Петр Кузнецов: Это особенность, да?

Ольга Арсланова: В Краснодаре, действительно, вот это сочетание центра и частного сектора прямо в центре очень непривычно, когда приезжаешь.

Илья Заливухин: Да, там прямо в самом центре этот частный сектор.

Ольга Арсланова: Очень архаичный.

Илья Заливухин: То есть там если посмотреть… Мы делали исследования – там столько можно построить жилья.

Петр Кузнецов: Кстати, вот эти бараки и пожары в Ростове-на-Дону – это ведь тоже в центре, да? То есть это и ростовская тоже схема.

Илья Заливухин: Да. То есть вот эта модель города, когда центр высокоплотный, а периферия все-таки низкая, в Краснодаре, как и в любом нашем городе, вообще идеально реализуется. Но мы боимся, нельзя в центре города выше 7-9 этажей, мы там что-то нарушим, я не знаю, культурное наследие. Почему мы его нарушим? Не надо сносить культурное наследие, надо рядом, на пустых местах строить и жить там, и делать скоростные дороги, чтобы все люди могли уехать, и делать скоростной транспорт. То есть очень много чего нужно делать, но я считаю, что главное нужно перестать строить в полях, понимаете.

Ольга Арсланова: Но в полях же так удобно, дешево.

Илья Заливухин: Взял и построил, да?

Ольга Арсланова: Да.

Илья Заливухин: Квадратные метры построил и продал. Кстати, это было удобно и дешево. Сейчас уже никто не покупает это. Люди разоряются, все эти проекты переходят в банки, вы знаете, которые их кредитовали, дальше непонятно, что будет происходить с этими банками, которые получили весь этот актив. То есть это даже экономически невыгодно, понимаете, строить в полях. Я всем говорю: давайте перейдем… Это никому не выгодно: ни городу, даже инвесторам уже невыгодно.

Ольга Арсланова: А сколько жителей, которые купили с надеждой потом продать подороже, а теперь продать не могут.

Илья Заливухин: Ну, извините, это уже собственники.

Петр Кузнецов: Это как в казино сходить – угадал или не угадал.

Илья Заливухин: Сходили. Давайте уже дальше им расскажем.

Петр Кузнецов: Смотрите, вот про трамвай вы упомянули – высокоскоростной, модный. Тут есть из Вологды вопрос: "Много автобусов, еще бы троллейбусы обновили". А разве вот эта штука рогатая как-то не мешает общему потоку, не снижает скорость, не занимает две полосы, пока перестраивается? Мне кажется, что троллейбус… Их из центра Москвы вытеснили уже, хотят вернуть или не хотят вернуть…

Илья Заливухин: Смотрите, вообще это инструмент, который нужно применять в соответствии с какой-то задачей в определенных условиях. Есть просто молоток, есть молоток с мягкой подушечкой. То есть всем можно забивать где-то деревянные гвозди, где-то металлические. То есть нельзя просто так: Москва убрала троллейбусы – значит, мы во всех городах сейчас убираем. Москва убрала троллейбусы, потому что программа восстановления Садового кольца, программа запуска вот этих магистральных автобусов как бы предусматривала такую единую программу, поэтому решили, что он будет выбиваться из этой программы этих автобусов "М". Но это не значит, что во всех городах нужно убирать. В Европе и во многих городах мира ходят троллейбусы современные и все ими очень гордятся и говорят, что они страшно экологичные, эти троллейбусы, и вообще это является символом города. Поэтому я бы ни в коем случае не рекомендовал просто так делать такие операции на организме без консультации с врачом. Сначала нужно сделать проект, стратегию: пригласить траспортников, экономистов, экологов, инженеров, архитекторов и разработать стратегию развития центра Вологды, например, включающую транспортную стратегию, и там решить, что делать с троллейбусом, обсуждать это с людям, выяснить, посчитать, сделать исследование, кто куда ездит. Не надо делать троллейбус ради троллейбуса, пустим красивый символ города, а надо понять, кто откуда ездит, есть ли у нас мощности для троллейбуса и так далее.

Ольга Арсланова: Несколько сообщений: "У нас в Челябинске в центре в основном старые здания, на периферии высотки, которые объединяются в микрорайоны; дорога к ним, как правило, одна, и пробки".

Илья Заливухин: Челябинск мы обсудили, да.

Ольга Арсланова: Красноярский край: "Город стоит в пробках, ремонт дорог превратился в коллапс, предлагают сменить личный транспорт на общественный, не увеличив количество автобусов". Екатеринбург: "Люди от машин не откажутся, надо просто уважать автомобилистов, а не закрывать общественные парковки". "Не везде, если живешь не в центре, значит, обязательно дороги плохие. В Белгородской области, например, отличные дороги практически везде, особенно в Белгородской агломерации. Вдоль трасс даже между городами и селами отличные тротуары и велодорожки". Если это правда – не была, не видела – то, значит, где-то это возможно.

Илья Заливухин: Это я слышал, где-то это возможно. Но в той же Белгородской области, насколько я знаю, у губернатора есть программа собственно предложения расселения людей по земле в индивидуальные дома. Действительно, люди расселяются в свои дома, они там занимаются делом, строят свои дома, ухаживают за своими приусадебными участками, и плюс еще им сделаны дороги, которые, собственно, связывают это все в единую агломерацию. Замечательно совершенно, но главное, что, насколько я знаю, там не строят в полях микрорайоны, там все-таки идет по такому пути. Это все вместе с социально-экономической стратегией всей территории должно обсуждаться, нельзя оторвать одно от другого.

Петр Кузнецов: Рязанская область как раз пишет нам: "Дороги ужасные, куда идут деньги?" У нас как раз из Рязанской области Нелли – здравствуйте, Нелли. Очень коротко, если можно, 20 секунд.

Зритель: Добрый вечер. Я хотела бы сказать вот о чем. У нас большой город Скопин, вокруг него 5 районов больших. Мы живем в Кораблинском районе, и хотелось бы отдельно поблагодарить администрацию нашего района за хорошую дорогу. То есть от Новомичуринска до Кораблино дорога прекрасная, за ней ухаживают, даже приезжают все лето и всю зиму биатлонисты заниматься по нашей дороге.

Ольга Арсланова: А что дальше?

Зритель: Но с другой стороны, в Кораблино у нас была большая, со всеми специалистами больница, а теперь половина специальностей отсутствует, как и везде, наверное, и нас всех переводят в город Скопин, а это 60 километров. Но доехать от Кораблино до Скопина невозможно. Отправляли мы из нашей деревни больного с инсультом на "скорой помощи" по этим колдобинам – человека, которого вообще трясти нельзя.

Петр Кузнецов: Да, понятно.

Ольга Арсланова: Да, спасибо. То есть видите, есть хорошие участки, но коротенькие.

Петр Кузнецов: И есть 12% людей, которые не видят транспортных проблем в своем городе.

Илья Заливухин: Это замечательно. И дай бог, что у нас будет программа по восстановлению всех дорог в Российской Федерации, строительство новых дорог. У меня просто основная идея, которую я хочу высказать – нужно внимательно смотреть, где их строить, а где нет. Потому что такого бюджета все равно на всех не хватит, поэтому нужно определять стратегии, куда эти бюджетные средства эффективнее всего вкладывать, в какие дороги. И тогда у нас будет… И чуть-чуть нужно менять градостроительную политику расселения.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо. Илья Заливухин, градостроитель, был у нас в гостях. Спасибо.

Илья Заливухин: Спасибо.

1 комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Гузель Улумбекова руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук
  • Алексей Живов главный врач Ильинской больницы, врач-уролог, кандидат медицинских наук, доцент
  • ГОСТИ

  • Дарья Халтурина сопредседатель Российской антитабачной коалиции
  • ГОСТИ

  • Алексей Володин генеральный директор Агентства по развитию трансграничной инфраструктуры, кандидат технических наук
  • Михаил Ненашев капитан 1 ранга, председатель Общероссийского движения поддержки флота
  • ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • Павел Поспелов заведующий кафедрой проектирования дорог МАДИ
  • Павел Брызгалов директор по стратегическому развитию ФСК "Лидер"
  • Юрий Эхин эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России
  • ГОСТИ

  • Антон Гетта координатор проекта ОНФ "За честные закупки", депутат Госдумы
  • ГОСТИ

  • Виктор Николайчик главный тренер мужской сборной Московской области по самбо, заслуженный тренер России
  • ГОСТИ

  • Леонид Кошелев член правления Российской ассоциации пилотов и владельцев воздушных судов
  • ГОСТИ

  • Александр Мерзлов президент "Ассоциации самых красивых деревень России", доктор экономических наук
  • Михаил Смирнов главный редактор портала "Алкоголь.Ру"
  • Евгений Бучацкий психиатр-нарколог
  • Вадим Дробиз директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя
  • ГОСТИ

  • Александр Элинсон генеральный директор НИПК "Электрон", член Президиума Генерального совета Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • ГОСТИ

  • Марина Тараненко детский писатель
  • Екатерина Гуричева главный редактор издательства "РОСМЭН"
  • ГОСТИ

  • Тамара Касьянова генеральный директор компании "2К Аудит", первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров
  • Дмитрий Востриков директор по развитию Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров "Руспродсоюз"
  • Показать еще
    Показать еще
    Большой театр оштрафован на 150 тысяч рублей за нарушения в его поликлинике Есть нарушения лицензионных требований и оснащения поликлиники
    вчера
    В Москве на ВДНХ открылось здание Музея кино Музей открылся в павильоне № 36 на ВДНХ
    вчера

    ГОСТИ

  • Алексей Живов главный врач Ильинской больницы, врач-уролог, кандидат медицинских наук, доцент
  • Гузель Улумбекова руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук
  • У Владимира Этуша украли 28 млн рублей Актер передал деньги другу для размещения в швейцарском банке
    вчера
    вчера

    ГОСТИ

  • Дарья Халтурина сопредседатель Российской антитабачной коалиции
  • ГОСТИ

  • Мила Кретова редактор портала "Работа.Ру
  • ФК "Ростов" назначил футболисту из Исландии официальную зарплату 15 тысяч рублей Остальная часть зарплаты выплачивается в виде бонусов
    вчера
    Власти Москвы впервые перекроют Тверскую улицу на три дня в новогодние праздники Москва потратит 930 млн рублей на новогодние праздники
    вчера

    ГОСТИ

  • Алексей Володин генеральный директор Агентства по развитию трансграничной инфраструктуры, кандидат технических наук
  • Михаил Ненашев капитан 1 ранга, председатель Общероссийского движения поддержки флота
  • вчера
    "Лаборатория Касперского" обнаружила в даркнете программу для взлома банкоматов С помощью программы даже неопытный пользователь может ограбить банкомат
    вчера
    Владимир Путин снова сократил себе зарплату Президент продлил действие указа, который сокращает его зарплату на 2018 год
    вчера

    ГОСТИ

  • Илья Черт (Кнабенгоф) лидер музыкальной группы "Пилот", писатель, философ
  • Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments