Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Михаил Александров: Общий курс США как государства — отбросить, окружить и развалить Россию на части

11:50, 7 июля 2017

Гости

Михаил Александровведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО

Константин Чуриков: Сутки, почти ровно сутки остаются до можно сказать исторической встречи – первой личной встречи президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа. Уже, кстати говоря, не одну неделю и политологи, и эксперты гадают, чем закончится эта встреча. Хочется понять, чего ждать миру от этих переговоров и чего ждать нам, гражданам Российской Федерации. Сейчас будем разбираться: у нас в студии Михаил Александров, ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО. Михаил Владимирович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Михаил Александров: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Мы обсуждаем ту тему, которая, казалось бы… Встреча двух лидеров, это где-то там, в Гамбурге, но мы понимаем, что от того, как складываются наши взаимоотношения, зависит даже, извините, наш с вами быт, курс рубля, доллара и много всего остального.

Оксана Галькевич: Рынки тоже ждут – все ждут.

Константин Чуриков: Михаил Владимирович, какие ожидания? Чего мы можем ждать и чего не можем ждать от этой встречи?

Михаил Александров: Переговоры будут сложные. На самом деле Трамп не так прост, как его часто рисуют СМИ. Надо понимать, что он одержал победу благодаря использованию новейших Интернет-технологий, социологических служб, а не потому, что он такой вот рубаха-парень, который скандалит постоянно и эпатажно себя ведет на телевидении. Они очень четко просчитывали ситуацию в ключевых штатах, изучали потребности и интересы людей и давали ему информацию, на основе которой он мог, так сказать, привлечь избирателей. То есть он высокотехнологический президент, на самом деле.

И то, что он сейчас во внешней политике осуществляет, есть тоже такая высокотехнологическая операция. Еще в период предвыборной компании он создал такую ситуацию стратегической неопределенности в отношении отношений с Россией: сделал несколько туманных заявлений о том, что хотел бы нормализовать отношения с Россией. Но ничего конкретного не предлагал, а просто несколько туманных заявлений, тем самым парализовал нашу внешнюю политику на целый год. Потому что наше руководство, так сказать, восприняло это как чистую монету и стало ждать, когда же отношения нормализуются. И вот мы и дипломатов не выслали американских в ответ на высылку наших, все чего-то ждем; наша внешнеполитическая активность оказалась скована, потому что мы думали: "Ну вот он сейчас, ему там не дают, значит, бедному, развернуться, но он вот сейчас развернется, мы еще подождем, еще".

Оксана Галькевич: Сейчас изберется, и все будет хорошо.

Михаил Александров: Да. И мы так все откладываем, откладываем, понимаете, ничего не делаем. А он постепенно отвоевывает международные позиции, которые были утеряны при Обаме. И сейчас, когда он едет в Гамбург на эту встречу, он уже, вы знаете, сделал несколько заявлений важных о том, что…

Константин Чуриков: …мы дестабилизируем ситуацию в Восточной Европе.

Михаил Александров: Да. Помимо этого Россия должна прекращать поддерживать Иран и Башара Асада, и что мы по Украине не должны вмешиваться. То есть он как бы сделал такие заявки, что мы должны сделать, чтобы Америка развернулась. Потому что ему там не дают плохие конгрессмены, а он-то, в общем-то, полной душой за то, чтобы нормализовать, а ему просто не дают. Понимаете, чтобы вот как-то размягчить позицию конгрессменов, Владимиру Путину надо пойти на уступки по Украине, по Сирии, по Ирану…

Оксана Галькевич: Собственно, это тот список вопросов, та повестка, которая будет обсуждаться, правильно я понимаю?

Михаил Александров: Да, я думаю. Что нас интересует? Безусловно, нам прежде всего интересует ситуация на Украине, намерен ли Запад дальше поддерживать вот этот режим Порошенко, его войну против Донбасса; намерены ли они дальше продвигать НАТО на восток, концентрировать военную мощь на наших границах; намерены ли они как-то ограничивать свои усилия в области противоракетной обороны. Это важные вопросы, которые нас волнуют. И Сирия, и Северная Корея – это как дополнение к этому общему фону.

Константин Чуриков: Но вы сейчас называете, перечисляете такие очень большие, серьезные, программные пункты. Уместно ли их обсуждать в ходе первой такой встречи, когда, может быть, нужно друг на друга произвести какое-то первое хорошее впечатление, хотя бы наладить или даже просто установить контакт?

Михаил Александров: Ну а что значит "наладить контакт"?

Константин Чуриков: Ну знаете, все равно, если вспомнить историю…

Оксана Галькевич: Кстати, с Порошенко, например. Наладить контакт – встреча недавняя Порошенко и Трампа. Там, мне кажется, наладить контакт не удалось, потому как она была чрезвычайно быстротечной.

Константин Чуриков: Я о другом. Помните, еще в далекие годы: Путин, первая встреча с Клинтоном тогда. Они поехали вместе слушать джаз и так далее. То есть человеческие отношения образовались, и в принципе таких сложностей диких не было в эпоху, например, Клинтона. С Бушем-младшим тоже все-таки какие-то отношения были, было общение.

Михаил Александров: Понимаете, это поверхностный взгляд, потому что на самом деле при Клинтоне разбомбили Югославию, и наши отношения после этого пошли под откос с Соединенными Штатами. А при Буше они вообще начали операции цветных революций на постсоветском пространстве – в Грузии, в Киргизии, в Киеве. То есть они начали наступление на постсоветское пространство.

Константин Чуриков: То есть правильно ли я вас понимаю, что с точки зрения даже дипломатии лучше не играть в кошки-мышки, не делать вид, что все хорошо, говорить, как один обожает другого, уважает его решения и так далее, а просто четко говорить о деле, как, условно говоря, два бизнесмена?

Михаил Александров: Я думаю, что так было бы правильно с нашей стороны, потому что черта русских людей – они очень покупаются на внешние какие-то атрибуты. И если к тебе расположение, как Гельмута Коля недавно хоронили – он смог расположить к себе Горбачева, в баню с ним ходил. И Горбачев сдал Восточную Германию фактически забесплатно. Если мы так будем к внешней политике подходить…

Константин Чуриков: Банная дипломатия.

Михаил Александров: …то мы скоро без штанов останемся, понимаете. То есть надо очень четко, по-государственному вести переговоры, как их вел товарищ Сталин, Молотов, Громыко, в конце концов. Так надо вести переговоры, а не через какие-то такие личные отношения. Потому что сложилась такая школа мысли, что хорошие личные отношения как-то повлияют. Ну, может быть, они как-то и повлияют на одну тысячную процента, а на самом деле общий курс государства США состоит в том, чтобы Россию отбросить, окружить и по возможности превратить ее в такое очень слабое государство или вообще развалить на части. Потому что смотрите, что Трамп заявил в Варшаве: "Наши ценности – они самые лучшие в мире, они победят". Это что значит? Значит, он будет навязывать свои ценности. Хотя он говорил, что он не будет навязывать свои ценности никому и вмешиваться никуда не будет, но тут он говорит уже совершенно другое.

Константин Чуриков: Совершенно все-таки в духе типичного американского президента – как всегда, они самые правые…

Михаил Александров: Абсолютно. И вот такие заявки как бы ставят вопросы перед нашим руководством о том, как далеко мы можем пойти. Они, видимо, ожидали, что наше руководство пойдет на уступки, поддаваясь на этот обман, который Трамп сам же и организовал. Потому что когда против него ведется кампания в США демократами, я это могу понять: демократы проиграли выборы, обиделись, особенно лично Хиллари Клинтон обиделась, так что они там Трампа ненавидят, конечно, за это. Но вот то, что верхушка республиканской партии выступает против Трампа – мне это кажется смехотворным.

То есть идет такая игра в хороших и плохих полицейских: Трамп и Тиллерсон рисуют из себя таких вроде бы неплохих людей, которые с нами готовы поддерживать отношения, нормализовать отношения, напускают по этому поводу туману… Опять ничего конкретного не говорится, только общие слова о том, что вот неплохо было бы нормализовать, мы можем сотрудничать в Сирии по борьбе с ИГИЛ. А как сотрудничать, что делать? Уже столько прошло месяцев с момента, как Трамп вступил в должность, ничего не делается. Даже такой мелкий вопрос, как высылка наших дипломатов. Выслали наших дипломатов, конфисковали нашу собственность. Владимир Путин проявил благородство и не стал высылать американцев в надежде на ответные шаги. И что мы видим? Трамп пришел, уже несколько месяцев у власти. Элементарные вот эти решения он не может отыграть назад. И все ссылается на то, что против него там кампания ведется, которую он сам, видимо, и санкционировал, понимаете.

Константин Чуриков: Вы сказали замечательную вещь: будет ли польза от этой встречи? И действительно, давайте сейчас спросим наших зрителей, какие у них ожидания? Как вы думаете, толк будет от встречи Владимира Путина и Дональда Трампа завтра в Гамбурге на саммите G20? – "да" или "нет", ждем ваших ответов на СМС-портал 3443, в начале буквы "ОТР", дальше отвечайте. И можете, конечно, звонить к нам в студию – интересно с вашей точки зрения, что надо сделать, что, может быть, нам предложить Америке, если она, например, что-то нам предложит. То есть как нам выстроить сейчас взаимоотношения с Соединенными Штатами?

Оксана Галькевич: Михаил Владимирович, может быть, не в глобальном смысле, но в каком-то смысле польза все-таки должна быть. Может быть, мы получим больше определенности, как вы говорите, в наших отношениях после встречи двух лидеров наших стран?

Михаил Александров: В этом есть определенный смысл…

Оксана Галькевич: Это все-таки первая встреча.

Михаил Александров: Да. Владимир Путин – хороший психолог, он бывший разведчик; общаясь лично с Трампом, он, возможно, попытается его прощупать и почувствовать, куда он на самом деле клонит. Но я думаю, что Трамп очень серьезно готовился к этой встрече, и работал и с психологами, и с разведчиками, и так далее, чтобы отразить эту "атаку" Владимира Путина. Я не думаю, что что-то серьезное получится из этого.

Константин Чуриков: Когда речь идет о Владимире Путине, который сам, в общем-то, разведчик. Бывших разведчиков не бывает.

Оксана Галькевич: Наши телезрители… Вот вы сказали о том, что все зависит от того, кто, насколько, куда и далеко готов зайти. Телезрители спрашивают, какие, собственно, уступки по обозначенным вами вопросам готовы сделать обе стороны?

Михаил Александров: Я считаю, что мы не должны вообще никаких уступок делать. Мы начиная с 1991 года и даже раньше столько уступок сделали Западу: мы дали согласие на объединение Германии, мы вывели войска из Восточной Европы, мы наконец дали независимость странам Прибалтики, мы сократили наши вооружения в огромном количестве; мы с Кубой, с другими странами фактически минимизировали отношения, которые американцам не нравились. И что мы получили? Мы получили, что НАТО начало расширяться на восток, что у наших границ стали создаваться военные базы, что они стали уже перевороты организовывать в дружественных нам странах, таких как Грузия, Киргизия, Украина, угрожать нам стали, санкции вводить. Вот это результат наших уступок. Поэтому никаких больше уступок с нашей стороны не может быть – пусть они идут на уступки.

Оксана Галькевич: Вот на какие? Про это тоже спрашивают телезрители.

Михаил Александров: Я думаю, что прежде всего Трамп должен прекратить наращивать войска НАТО в Восточной Европе. Войска должны быть оттуда выведены, они по ротации там находятся. Трамп должен в Сирии перестать поддерживать эту так называемую мирную оппозицию, которая на самом деле борется с режимом Башара Асада, а не с ИГИЛ. Хотя бы эти два шага если бы он сделал… И поддержка режима Порошенко, которая продолжается. Опять пошел разговор о том, чтобы ему военную помощь оказывать, хотя и в урезанном виде, но не потому, что Трамп хочет с нами нормализовать отношения, а потому что у него проблемы бюджетные очень серьезные, он всем государствам внешнюю помощь сократил, то есть вообще расходы на внешнюю помощь существенно сократились. Украине 150 миллионов долларов сейчас досталось только – это очень мало, но тем не менее она продолжается, эта поддержка. То есть пусть хотя бы вот такие первые шаги сделать, тогда мы можем какие-то ему навстречу шаги сделать.

Константин Чуриков: Только я не представляю, как после, например, таких обещаний Дональд Трамп вернется к себе в Штаты, как его встретят в Конгрессе.

Михаил Александров: Так он и не пойдет на это. Их же задача – нас задавить, а не идти нам на уступки. Но мы можем вот это артикулировать, выдвинуть определенные требования США, чтобы они видели, что мы не купились на их игры в хороших и плохих полицейских. А потом, когда им действительно будет тяжело – а это скоро наступит, потому что у них экономические проблемы-то усиливаются.

Константин Чуриков: Судя по курсу доллара к евро, да.

Оксана Галькевич: Звонок.

Константин Чуриков: Александр у нас в эфире. Добрый вечер, Александр.

Зритель: Здравствуйте. Вот у вас вопрос, будет ли польза от встречи Путина и Трампа. Я думаю, что да, будет. Но будут ли там вообще обсуждаться санкции?

Константин Чуриков: Снятие санкций?

Зритель: Да. Будут ли какие-то санкции сниматься у нас, или только Украину они будут обсуждать? Я думаю, что не только Украину они будут обсуждать, но и о санкциях тоже заговорят.

Константин Чуриков: Александр, а вы сами как думаете, по логике вещей? Вот первая встреча пройдет.

Зритель: Я думаю, что первая встреча будет положительной. Интересно. Он же перед выборами обещал, что хочет наладить отношения с Москвой, поэтому мне бы хотелось, чтобы эта встреча пошла на пользу.

Константин Чуриков: Естественно, всем хочется мира, спокойствия и тишины, но вот прав ли Александр с вашей точки зрения, Михаил Владимирович?

Михаил Александров: Александр какие-то наивные чувства испытывает по отношению к Трампу. Он считает, что если человек что-то там сказал, туманные заявления сделал во внешней политике, то так оно на самом деле и есть. Это совершенно не так.

Оксана Галькевич: Да, но если бы только Александр так реагировал. У нас же, вы помните, шампанское открывали в Государственной Думе. Такое ощущение, что это был не сигнал, а воздушный поцелуйчик.

Михаил Александров: Вы понимаете, я тоже на определенном этапе поверил заявлениям Трампа. Потому что это логично: Америка не в таком состоянии, чтобы с нами в конфронтации сейчас находиться. Они в довольно сложном положении сейчас. Они теряют мировую мощь: Китай усиливается, Индия, многополярная система усиливается. Они теряют мировую мощь. Поэтому им было желательно с нами с точки зрения нормальной логики наладить отношения. Но оказалось, что это все игра, обман. Потому что прямым наскоком, как Обама, они нас сломать не смогли – этим прямым давлением, санкциями, запугиванием – и началась игра такая, что, мол, мы готовы вроде пойти, но нам не дают, а чтобы нам дали, вы давайте на уступки идите. Такой обман типичный. Поэтому, конечно, мы все хотели бы, но это невозможно.

К сожалению, инерция вот этого мышления у многих наших людей, в том числе в руководстве, сохраняется, потому что, конечно, никому не хочется напряженной международной обстановки, никому не хочется воевать, в конце концов, никому не хочется гонки вооружений. Люди до последнего момента надеяться на лучшее. Вот даже такой сильный политик, как Иосиф Сталин, до конца надеялся, что Гитлер не нападет. И даже когда он напал, он думал: "Может быть, это провокация, может быть, это не война, может быть, он какие-то требования выдвинет". И когда уже совершенно стало ясно, что это война, только тогда он полностью развернулся в борьбе с Гитлером. И тут такая же ловушка есть. Нам главное в эту ловушку сейчас второй раз не попасть.

Константин Чуриков: Вы знаете, у нас, насколько я помню, сравнительно недавно дорабатывался или уже был полностью сформулирован и написан документ под названием "Концепция внешней политики". Мне вот интересно, что у американцев написано в их концепции внешней политики и возможно ли с точки зрения истории недавней хотя бы, чтобы американцы в отношении с нами, русскими, отказались от этого подхода "я начальник – ты дурак". Разговор на равных возможен вообще?

Михаил Александров: Нет, невозможен исходя из их же собственной… Только у них не концепция внешней политики, а стратегия национальной безопасности. У них концепции внешней политики нет, это у нас есть, а у них стратегия национальной безопасности. Там четко записано, что главная цель США – это поддержание мирового лидерства Соединенных Штатов. Значит, все остальные должны как бы подстраиваться под американское лидерство. И для обеспечения этого лидерства они используют все средства, начиная от дипломатических и кончая военными. И когда надо, они будут давить на нас, запугивать, как недавно делалось в связи с ситуацией в Сирии. Ведь удар по сирийской военно-воздушной базе администрацией Трампа уже – это же был акт запугивания по сути не только сирийцев, но в большей степени нас. И на такие вещи надо отвечать.

Константин Чуриков: Сейчас у меня короткий вопрос и примем звонок от нашей зрительницы Надежды. Смотрите, у нас вот эта проблема с Америкой – Америка нас не воспринимает всерьез, как равного партнера – может ли быть оттого, что, грубо говоря, своей экономикой мы не очень сильны? Если бы, например, мы были бы экономикой №2-3 в мире, было бы по-другому?

Михаил Александров: Понимаете, если сравнивать государства по мощи – есть такое понятие, как совокупная мощь государства, которое состоит не только из экономики. И между прочим, в американской политической науке, в экспертных группах хорошо знают, как исчисляется совокупная мощь государства. Мы по совокупной мощи на втором месте после США. Поэтому говорить о том, что у нас экономика слабая… Но у нас все другие параметры очень сильные: у нас ядерная мощь, у нас огромная территория, мы полностью самодостаточны в родных ресурсах, у нас большой истории опыт, армия хорошая, традиции. Это все тоже учитывается. Они должны были бы разговаривать с нами на равных, если бы они не стремились к этой так называемой мировой гегемонии – по их это мировое лидерство, по-нашему это мировая гегемония, когда они навязывают свою волю другим государствам. И поскольку они считают себя этим гегемоном, лидером, то все другие должны им подчиняться. Некоторые добровольно подчиняются, как Европейский союз, другие нехотя, как Китай, например, потому что Китай идет им на уступки. Только в последнее время, когда Си Цзиньпин стал председателем совета КНР, они сейчас с нами сблизились, китайцы почувствовали силу, сейчас они уже себя более вызывающе ведут. А большинство стран – Китай, Иран, Северная Корея – им не подчиняются. А все другие вот так как-то виляют, идут часто на уступки. Поэтому сложная у нас ситуация, но у них тоже, как я сказал, сложная, потому что мировой баланс сил меняется не в пользу США.

Оксана Галькевич: Давайте примем звонок из Москвы – Надежда, наша телезрительница. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать, что сейчас встреча будет, как мне кажется, личностная – контакт. Проблемы какие-то там не решатся самые такие… Я вот надеюсь на нашего президента, он у нас мудрый все-таки, давно уже правит, и дипломат он, и разведчик (а бывших разведчиков не бывает). А Трамп непредсказуем, понимаете. Мне кажется, самое главное – это личностный контакт, он должен установиться.

Константин Чуриков: Спасибо, Надежда. Я вот трансформирую ваш вопрос. Хорошо, мы говорили, какие разные США и Россия, какие разные у нас подходы, какие лидеры обеих стран разные. А в чем, с вашей точки зрения как дипломата, эксперта похожи Путин и Трамп?

Михаил Александров: Я думаю, что они похожи тем, что они люди с собственным видением, понимаете. Человек, который видит, что он хочет, и стремится к этому. Трамп действительно имеет хорошую программу с точки зрения США: сделать Америку снова великой. И он эту программу внутри США пытается реализовать: индустрию обратно в США переводит, как-то больше рабочих мест создать, инфраструктуру улучшить. Даже те военные расходы, к которым он стремится, идет на благо американской военной промышленности и рабочим местам в США.

Константин Чуриков: Так наша программа, может быть, так не сформулирована, но тоже должна звучать или звучит где-то в воздухе, что Россию нужно тоже сделать снова великой.

Михаил Александров: Ну, если Владимир Владимирович так заявит, я думаю, его поддержат. Только некоторые вещи тогда надо будет в политике поменять: надо перестать лебезить перед Западом, надо перестать лезть во все эти западные структуры типа Совета Европы, подчиняться им, плясать под их дудку и выполнять их правила. Надо тогда полностью самостоятельную и главное экономическую политику самостоятельную проводить в гораздо большей степени, чем это делается. Мы даже не хотим валютный контроль вводить, допустим, хотя во многих странах, даже в том же Китае, валютный контроль существует. То есть мы под дудку МВФ вынуждены плясать. Поэтому я считаю, что, конечно, если мы хотим стать снова великой страной, то эти вопросы с суверенитетом у нас должны решаться в полной степени, а не в ограниченной, как это происходит сейчас.

Константин Чуриков: И вот еще вопрос, уже по e-mailnews@otr-online.ru – Олег Иванов спрашивает: "А какая может быть польза от этой встречи? – продукты подешевеют?" Вот если так, как мы поймем, что все хорошо, встреча удалась – исходя из чего?

Михаил Александров: Что значит "встреча удалась"? Я говорю, никаких результатов для нас на встрече не будет. Единственная польза, как я сказал – Путин попробует понять Трампа, попробует понять, куда он клонит, попробует понять, насколько он договороспособный человек; есть ли все-таки какие-то вопросы, по которым с ним в перспективе можно было бы договориться. А больше никакой пользы от этой встречи не будет.

Оксана Галькевич: Экономисты, экономическое сообщество тоже очень ждут каких-то результатов или сигналов, так скажем, по итогам этой встречи. Как вы считаете, почему? Мы прекрасно понимаем, что так или иначе мы все следим за динамикой рынка нефти, сырьевые настроения – как вы считаете, здесь могут быть какие-то резкие движения, изменения?

Михаил Александров: Я считаю, что мировое экономическое сообщество стало жертвой вот этой массивной пропаганды, которая вокруг отношений между США и Россией сложилась, и в ожидании этой встречи тоже. Поэтому, конечно, экономические субъекты всегда хотят, чтобы напряженность спала. И они рассчитывают, что, возможно, какие-то подвижки реальные на этой встрече, которые приведут к снижению международной напряженности.

Оксана Галькевич: То есть примерно так, как было, как росли наши рынки после того, как Трамп был официально объявлен победителем на этих выборах и вступил в свою должность. Оптимизм.

Михаил Александров: Да. Рынки – это где-то на 70%, так сказать, реальные процессы, а на 30% это психология.

Константин Чуриков: Наш зритель Лев Шаров тоже еще нашел общее: оба знают английский язык. Президент России же владеет немножко английским?

Михаил Александров: Ну да, немножко владеет.

Константин Чуриков: Хотя, в общем, Обама тоже владел английским, но это не помешало им рассориться.

Оксана Галькевич: Вы знаете, вопрос из Нижегородской области – даже не вопрос, а мнение нашего телезрителя: "Бесполезно договариваться с американцами, враги мы с ними давно". А насколько давно? Когда мы, знаете, так часто об этом говорим, что складывается впечатление, что мы просто вековечные враги, хотя, наверное, нет, не всегда, по-разному складывались отношения наших стран? И наш период не только ограничивается Сталиным, большевиками, а были и другие времена, XVIII-XIX вв.

Михаил Александров: Как раз при Сталине мы врагами с Америкой не были. При Сталине мы с Америкой установили дипломатические отношения. Причем во время установления дипломатических отношений СССР взял на себя обязательства не вмешиваться во внутреннюю жизнь США, а после этого они уже начали вмешиваться в нашу.

Оксана Галькевич: Ну а прежде, до этого как у нас были отношения?

Михаил Александров: А до этого отношения были очень слабые. Америка и не воспринималась как какая-то великая держава. Тогда Англия довлела над миром, считалась мировой державой №1. А так у нас были неплохие отношения в период войны за независимость Соединенных Штатов, в период гражданской войны в США, когда мы их поддерживали. Во время 1930-х гг., когда там была Великая депрессия, мы установили дипломатические отношения, и они помогли нам в индустриализации (конечно, не без пользы для себя, потому что мы там закупали очень много, а они были в Великой депрессии, и им любой доллар лишний был нужен). В период Великой Отечественной войны, естественно, мы были союзниками. То есть наши отношения испортились уже после Второй мировой войны, когда, во-первых, два блока стремились к мировому лидерству – тогда СССР, Советский Союз, Восточный и Западный блоки стремились, кто победит, была "холодная война". И потом, после "холодной войны" наступил такой недолгий период неопределенности, и в конце концов Запад сделал выбор в пользу конфронтации с Россией, в пользу продвижения НАТО на восток, в пользу того, чтобы создать однополярный мир и американскую гегемонию. И вот после этого опять наши отношения испортились, понимаете. То есть это все от них идет, весь вред от них идет.

Константин Чуриков: Ну вот нам пишут зрители, тут была такая достаточно здоровая СМСка: "По центральным каналам вещают, что у нас во всем виноваты Штаты. Но нужно же уметь договариваться – это и есть задача Министерства иностранных дел, дипломатов и президента". Ну правда, если все время исходить из того, что там враги, а мы тут честные ребята… Нет, мы хорошие, классные ребята.

Оксана Галькевич: Как в спорте, знаете: вот есть футбол, есть хоккей, но мы должны быть сильными, чтобы выигрывать у Канады в хоккей, у Бразилии в футболе.

Михаил Александров: Да, конечно.

Оксана Галькевич: И без конца говорить, что это не мы такие – об этом, наверное, в каком-то смысле.

Михаил Александров: Понимаете, что такое договариваться? Как договариваться? Вот Горбачев стал договариваться, он был очень хороший. Но что мы получили от договоренности Горбачева? Мы потеряли влияние в Восточной Европе, Советский Союз развалился, наше общество было брошено в нищету. Если мы опять начнем на таких же принципах договариваться, то от России вообще ничего не останется. Мы хотим на таких принципах договариваться? Нет, мы не хотим.

Оксана Галькевич: Точки соприкосновения просят обозначить: есть ли вот хоть что-то, хоть какая-то возможность найти вот это пересечение интересов, баланс…

Михаил Александров: Ну вот исследование космоса – это у нас вроде бы есть одна точка соприкосновения, больше нет.

Константин Чуриков: Кстати, в космосе мы уже далеко не первые. Алексей у нас сейчас на связи – здравствуйте, Алексей.

Зритель: Да, добрый вечер. Я просто согласен с вашим экспертом, что прежде всего экономика определяет политику: достаточно напомнить, что страны БРИКС входят в первую десятку партнеров по импорту, по экспорту, включая даже Нигерию и Вьетнам, которые не входят, и те же Филиппины, которые "бузят". По экономическим связям достаточно вспомнить, что в прошлом году Китай обогнал наконец Канаду: торговооборот с Соединенными Штатами составил 441 миллиард долларов. Поэтому все зависит от экономической мощности, и именно в начале 2000-х гг. мы утратили, а не в 1990-х гг., например, вопрос о продовольственной безопасности.

Ваш эксперт прав в том, что агрессивная политика Соединенных Штатов Америки всегда подстегивалась ввиду того, что экономическая программа на улучшение жизни граждан Соединенных Штатов Америки всегда зиждилась на агрессивной захватнической политике Соединенных Штатов со времен ее основания, в том числе ВПК, от которого в США зависит 70% экономики…

Константин Чуриков: Алексей, спасибо, спасибо. Извините, просто мы не можем очень много времени каждому звонящему выделять. Видите, у нас каждый зритель…

Оксана Галькевич: Как подкованы наши зрители.

Константин Чуриков: Практически эксперты. У нас еще много-много-много сообщений – даже не знаю, глаза разбегаются.

Михаил Александров: Я хотел немножко возразить выступавшему. Он, может быть, меня неправильно понял: я говорил о совокупной мощности государства. Я говорил о том, что экономика не все определяет, что сила государства зависит от многих факторов, включая и военную мощь, и демографию, и родные ресурсы, и даже интеллектуальный потенциал, идеологию и так далее. Это масса, масса вопросов, которые вместе складываются в совокупную мощь государства. Экономика, да, важна, но это только один из факторов.

Константин Чуриков: Ну что же, давайте обратимся к результатам нашего небольшого СМС-голосования. Ну как небольшого? Очень много сообщений.

Оксана Галькевич: Спонтанного, импровизация в прямом эфире.

Константин Чуриков: Будет ли польза от встречи Путина и Трампа? – "да" ответили 34%...

Оксана Галькевич: …и не верят в какую-то результативность и пользу этой встречи 66% наших телезрителей. Ну вот, видите…

Михаил Александров: Видите, я их убедил, значит.

Константин Чуриков: Поживем-увидим, как говорится.

Оксана Галькевич: Спасибо. В студии программы "Отражение" был Михаил Владимирович Александров, ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО. Мы говорили о встрече лидеров России и Соединенных Штатов. Уже завтра будут новости.

Константин Чуриков: Через две минуты программа "Отражение" вернется в эфир. Смотрите, будем обсуждать, казалось бы, международная тема – Турция. Но нет, это не международная тема: будем говорить о том, почему Турция так быстро восстановилась после отмены санкций, отмены запрета на наши чартеры и на въезд наших граждан в эту страну. Собственно, почему все едут в Турцию, а что же там в Крыму, когда Крым наш нарастит турпоток…

Оксана Галькевич: Потому что у всех появились загранпаспорта.

Константин Чуриков: Вот будем разбираться, что делать с нашими курортами и как нам, может быть, догнать хотя бы Турцию, реально ли это. Через две минуты.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Тамара Касьянова генеральный директор компании "2К Аудит", первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров
  • Дмитрий Востриков директор по развитию Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров "Руспродсоюз"
  • ГОСТИ

  • Елена Воронина вице-председатель общественной организации "Многодетные семьи Ярославской области"
  • Светлана Лягушева председатель общественной палаты Ярославской области по социально-демографической политике, охране материнства и детства
  • Сергей Ивченко директор департамента по социальной поддержке населения и охране труда мэрии города Ярославля
  • ГОСТИ

  • Леонид Ольшанский вице-президент "Движения автомобилистов России", адвокат
  • ГОСТИ

  • Леонид Перлов учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования "Учитель"
  • ГОСТИ

  • Любовь Храпылина профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНГХиГС
  • Александр Сафонов проректор Академии труда и социальных отношений, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Александр Гезалов член Совета при Министерстве образования РФ по вопросам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей
  • ГОСТИ

  • Амир Валиев технический директор и главный конструктор ООО "Птеро", член совета директоров "Аэронет"
  • ГОСТИ

  • Варвара Добровольская фольклорист, кандидат филологических наук
  • ГОСТИ

  • Николай Кошман президент Ассоциации строителей России
  • Николай Алексеенко генеральный директор "Рейтингового агентства строительного комплекса"
  • ГОСТИ

  • Татьяна Сергеева проректор по дополнительному профессиональному образованию ГБОУ ВО МО "Академия социального управления"
  • ГОСТИ

  • Игорь Николаев директор Института стратегического анализа компании ФБК
  • ГОСТИ

  • Анатолий Левин дирижер, художественный руководитель Концертного симфонического оркестра Московской консерватории
  • Показать еще
    Показать еще
    Опрос: Более половины россиян не готовы к женщине-президенту 53% россиян не хотели бы, чтобы в ближайшие 10-15 лет президентом страны стала женщина
    вчера

    ГОСТИ

  • Сергей Голодов доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • ГОСТИ

  • Елена Воронина вице-председатель общественной организации "Многодетные семьи Ярославской области"
  • Сергей Ивченко директор департамента по социальной поддержке населения и охране труда мэрии города Ярославля
  • Светлана Лягушева председатель общественной палаты Ярославской области по социально-демографической политике, охране материнства и детства
  • Владимир Путин ввел санкции против Северной Кореи Санкции направлены против ядерной программы РФ
    вчера

    ГОСТИ

  • Леонид Ольшанский вице-президент "Движения автомобилистов России", адвокат
  • ГОСТИ

  • Леонид Перлов учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования "Учитель"
  • Леонид Перлов: Школьные учебники пишутся халтурно Более того, их последующие издания выпускаются без исправления уже найденных ошибок
    вчера
    Елена Семакина Героиня программы знает, как сделать жизнь на коляске насыщенной и яркой
    вчера
    Разведчики Росгвардии Для них не существует понятия "мирное время"
    вчера
    В сотне лучших вузов мира оказался лишь один российский университет МГУ имени Ломоносова занял 97 место в мировом рейтинге университетов
    вчера
    вчера
    Сергей Безруков попросил у Госдумы денег на детские проекты Актер считает, что вложения должны вырасти в 5-20 раз
    вчера
    Генпрокуратура не будет отзывать прокатное удостоверение "Матильды" Генпрокуратура не будет отзывать прокатное удостоверение "Матильды"
    вчера
    Грузовой корабль "Прогресс МС-07" пристыковался к МКС Ракета-носитель с грузовым кораблем "Прогресс" стартовала с космодрома "Байконур" 14 октября
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments