Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Константин Ордов: Самое страшное - в том, что россияне берут кредиты не на улучшение качества жизни, а на текущее потребление

18:05, 23 января 2017

Гости

Константин Ордовзаведующий кафедрой финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова

Константин Чуриков: Ну а наша следующая тема – закредитованность населения. И в некоторых регионах ситуация просто на самом деле носит уже такой пугающий характер. Дело в том, что количество россиян, которые взяли банковский кредит, неуклонно растет. За год их стало на 2 миллиона человек больше. И вот теперь общее количество составляет – этих закредитованных людей – почти 45 миллионов, а это более 60% работающих россиян. Ну, зато есть и положительная новость: средний размер долга в расчете на одного заемщика за минувший год снизился с 214 тысяч до 209 тысяч рублей.

Оксана Галькевич: Больше всего заемщиков в нашей стране проживает в Республике Алтай – там практически каждый работающий житель имеет хотя бы один кредит. Похожая ситуация в Курганской области, а также в Тыве, Бурятии, Республике Коми. Наибольший средний размер долга у жителей Чукотки, а также Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов, Магаданской области и Республики Саха.

Константин Чуриков: Надо сказать, что в этих регионах самая высокая стоимость жизни и при этом самые высокие зарплаты. Так, в Югре средняя зарплата превышает сейчас 60 тысяч рублей.

Оксана Галькевич: В регионах с небольшим размером кредитов, как правило, и зарплаты-то маленькие. Например, средняя зарплата в Республике Алтай, по последним данным Росстата, чуть больше 23 тысяч рублей.

Константин Чуриков: Сейчас данные будут как раз на экране, их можно будет увидеть. Вот цифры сейчас перед вами. И с кем будем обсуждать эту тему? С вами, а также с нашим гостем. У нас в студии – Константин Ордов, профессор Российского экономического университета имени Плеханова. Константин, здравствуйте.

Константин Ордов: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вот смотрите, разные цифры перед нашими глазами. Чего нужно бояться – роста количества заемщиков или все-таки, скажем так, структуры трат в каждой семье на обслуживание того или иного кредита?

Константин Ордов: Если мы будем с вами говорить с сожалением о той закредитованности среди населения, которая у нас сейчас в России существует, то это скорее является результатом того, что кризис, к сожалению, не закончился. Но у нас есть и повод для гордости, потому что 60% наших сограждан имеют возможность или, точнее, воспользовались уже возможностью улучшить свои жилищные условия, приобрести автомобиль, приобрести какую-то необходимую им технику – и тем самым, если одним словом, улучшить качество своей жизни.

Константин Чуриков: Давайте обратимся к этим 60% закредитованных граждан. Насколько вы улучшили качество своей жизни? Сколько у вас денег уходит на погашение кредита, на ежемесячные платежи? И вообще как вы в таких условиях живете, выживаете ли? Позвоните: 8-800-222-00-14.

Оксана Галькевич: Но с другой стороны, мы понимаем, конечно: инфраструктура развивается, у людей появилась возможность брать не у соседа, условно говоря, занимать, одалживать эти деньги…

Константин Чуриков: Так у соседа и брать-то нечего.

Оксана Галькевич: Да. А обращаться за кредитом в банковское учреждение. Но тем не менее, вот смотрите, этот прирост на 2 миллиона человек в год – это тревожный показатель или, в принципе, это нормально, в рамках статистических показателей?

Константин Ордов: Тревожным он является только ввиду того, что у нас реальные располагаемые доходы населения сокращаются, и поэтому это вызывает, конечно, обоснованные опасения, чем люди будут выплачивать проценты и сам долг. Но это нормальная тенденция. И мы еще на самом-то деле, с точки зрения мировых стандартов, имеем большой потенциал для роста кредитного портфеля.

Оксана Галькевич: Вот! Кстати, по поводу мировых стандартов. Вы нас с кем сейчас сравниваете – с Европой, с Америкой?

Константин Ордов: Ну, это самые развитые страны.

Оксана Галькевич: Или, может быть, с другими странами, где, в общем, не слишком здорово народ живет?

Константин Ордов: Мы с вами сами тоже пытаемся свое качество жизни сравнивать с европейскими странами, что они могут себе позволить. Мы тоже хотим на пенсии ездить и отдыхать в зарубежные поездки. В Европе, в США закредитованность – 90%. И она уже давно никого не смущает.

Константин Чуриков: Да. Но у них другие зарплаты и другие процентные ставки по кредитам. В нашей ситуации можно себе представить человека, который адекватно оценивает ситуацию, что он берет кредит для того, чтобы отдохнуть? Мне кажется, этот процесс стремится к минимуму.

Константин Ордов: Да, процентные ставки – это наша очень большая беда, потому что у нас начинаются они для физических лиц, по сути, от 16%. И 30% не являются каким-то исключением. В то время как в США в частности – 2%. 5% – это уже считается достаточно высокой ставкой. И поэтому здесь, конечно, возможность обслуживания этих кредитов резко меняется в зависимости от этих условиях.

Оксана Галькевич: А вот интересно, какие кредиты берут у нас в стране в основном? Это в основном ипотека? Или, может быть, это потребительское кредитование? Или, может быть, автомобильные кредиты? На что берет основная масса?

Константин Ордов: Порядка 40% совокупного кредитного портфеля физических лиц приходится на жилье. У нас, к сожалению, пока еще ветхого аварийного жилья предостаточно, и мы потихонечку эту проблему решаем. Но ипотека – это реальный механизм, когда вы можете кардинально изменить свои условия проживания.

Константин Чуриков: Чтобы не ждать от государства, пока оно выполнит свою работу, а сделать за него, но заплатить самому деньги.

Константин Ордов: Конечно. И не требовать от него, да. И опять же мотивация людей, которые берут ипотеку, меняется. Они стремятся работать, зарабатывать, становятся активными гражданами. И это тоже, безусловно, сильный стимул.

Константин Чуриков: Но с другой стороны, все это удивительно слышать. Почему? Потому что, во-первых, еще приснопамятные митинги заемщиков и валютных ипотечников так называемых. Да и просто люди, наверное, сейчас не с такой уверенностью смотрят в будущее, потому что взять-то кредит, взять-то ипотеку можно, но чем платить? Если ты потеряешь работу, то на том конце провода – в банке – просто разведут руками.

Константин Ордов: Мы в институте тоже занимаемся финансовой грамотностью, стараемся объяснить людям, каким образом можно снизить свои риски, что они могут себе позволить, а что – нет. К сожалению, экономика сейчас не в лучшей форме, поэтому объективно обстоятельства могли измениться у людей через два года после того, как они взяли кредит. И с этим ничего не поделаешь, это тяжело спрогнозировать.

Оксана Галькевич: Константин, но когда появлялись только в нашей жизни ипотечные кредиты, тогда фильтр банковский был очень суровый. И очень многие опасались, что не пройдут вот эти согласования бесконечные, очень сложные. Сейчас все стало несколько проще. То есть банки заинтересованы в том, чтобы как-то привлекать людей под ипотеку, под эти проценты, и проще соглашаются. Может быть, даже на что-то закрывают глаза в истории этого человека.

Константин Ордов: За последний год у нас с вами, по сути, физические лица и ипотека стали драйвером развития банковского сектора. Юридические лица уже не столь активно привлекают кредиты. Но банки же на чем-то должны зарабатывать, поэтому им приходится, может быть, более лояльно подходить к оценке некоторых рисков. Но они заинтересованы в том, чтобы эти риски не проявились в будущем.

Константин Чуриков: Минуточку. Многие банки, мне кажется, заинтересованы в том, чтобы сумма этой просрочки росла, росла, росла, а дальше можно было от этого, так сказать, скажем так, плохого пакета кредитов как-то избавиться или, например, уже трясти должника по полной, уже обращаться в суд.

Константин Ордов: Я боюсь, вы намекаете на какие-то государственные банки, да?

Константин Чуриков: Ну…

Константин Ордов: Потому что частные как раз рискуют своими собственными деньгами. И у них эти программы лояльности, конечно, наименее развиты. Но у нас есть государственная поддержка ипотечной ставки, и поэтому тут банки вынуждены поддерживать и экономику. Строительный сектор является драйвером развития экономики в целом.

Константин Чуриков: Минуточку. Эта субсидируемая ипотека уже вскоре должна прекратиться, закончится, да?

Оксана Галькевич: Иссякнет.

Константин Ордов: Говорят, что с 1 января закончили.

Оксана Галькевич: А сколько эта поддержка государственная "срезает" процентов у ипотеки?

Константин Ордов: Ипотека с государственной поддержкой – от 10 до 12% годовых, а реально на рынке – от 13 до 17%.

Оксана Галькевич: У нас люди пишут из Ивановской области, имеют родственников в Германии: "Там 1% на 50 лет". И у нас очень много телезрителей, которые спрашивают: "А что нам в наших условиях экономических мешает сделать?" – ну, какие-то, может быть, не такие, но схожие условиях для заемщиков.

Константин Ордов: Очень много мешает всего, поэтому здесь, если мы начнем перечислять, я боюсь, мы не остановимся.

Константин Чуриков: Центробанк мешает?

Константин Ордов: Центральный банк, вполне вероятно, стоит на страже. И желанием таргетировать инфляцию он по меньшей мере…

Оксана Галькевич: Так у нас инфляция сейчас меньше 10%, не двузначная. Сделайте нам не двузначные кредиты.

Константин Ордов: Сделайте, давайте. Я буду тоже "за" и митинговать вместе с вами.

Константин Чуриков: Спросим у наших зрителей. Как вообще вы относитесь к кредитам? В каких случаях они, с вашей точки зрения, сегодня уместны при нашей нынешней экономической ситуации, а в каких – нет? Может быть, вы для себя рассматриваете возможность взять кредит или его взяли? Позвоните: 8-800-222-00-14.

Вот активно пишет нам Саратовская область: "В Европе берут кредит, чтобы отдохнуть, а в России – чтобы выжить".

Оксана Галькевич: А другие пишут нам: "Удивляет вообще желание людей жить не по средствам. Никогда не брали кредитов и, надеемся, не будем".

Константин Чуриков: Алтайский край: "Надо было взять 30 тысяч. Взял кредит. В итоге долг – 44 тысячи. 14 тысяч – страховка. По-другому не дают". Это Алтайский край.

Кстати говоря, у нас уже, кажется, много-много лет наши законодатели занимаются вот этой проблемой – какие-то непонятные условия кредита, которые мелким шрифтом в договоре где-то написаны. Потом вроде бы обновили закон, появилось требование – все четко и большими буквами. И я слышал, что банки все равно идут на какие-то ухищрения – например, переадресуют: "Полный список правил выложен на сайте". И в итоге заемщик, получая кредит, все равно не понимает, чем ему это все чревато.

Константин Ордов: С банками эту проблему более или менее удалось решить. Они обязаны эффективную ставку – то есть реально сколько будет заплачено за кредит – указать в договоре.

Константин Чуриков: Финальная и окончательная. То есть страховка тоже включена, да?

Константин Ордов: Да-да-да. Здесь большая проблема с микрофинансовыми организациями, и ее сейчас Центральный банк старается решать активно, потому что именно злоупотребления в этих организациях происходят. И очень часто страдают простые граждане, которые недостаточно, может быть, информированы, не имеют достаточно подготовки финансовой.

Оксана Галькевич: Но в микрофинансовых организациях ведь не дают кредиты на приобретение жилья. Или тоже дают?

Константин Ордов: Нет, там, конечно, суммы ограничены. Там больше миллиона, по-моему, вообще в принципе взять невозможно.

Оксана Галькевич: Они меньше гораздо, но процент там…

Константин Ордов: Но, как правило, и самые неадекватные ставки встречаются именно в этого рода кредитах. И самое страшно-то что? Что эти кредиты тратятся не на улучшение качества своей жизни, а на текущее потребление. То есть человек взял его для того, чтобы, может быть, пойти на прием к врачу, оплатить за квартиру. И это все потом является для него огромной проблемой, потому что он не будущие свои доходы планирует, а исходит из того, чтобы хоть как-то свои текущие бреши закрыть чем-то.

Константин Чуриков: Вот в том-то и дело. Мы уже, кстати говоря, не первый год рассказываем о том, как потребительское, такое продуктовое кредитование шагает по нашей стране. В некоторых городах России магазины в прошлом году… Давайте сейчас видео посмотрим, попросим наших режиссеров включить. Магазины в прошлом году начали продавать жителям как раз продукты в кредит. Например, во Владивостоке взять еду в долг можно на срок от 1 до 3 месяцев. Процентная ставка зависит от периода, на который оформляется заем, и колеблется от 3 до 5%.

Оксана Галькевич: Правда, сумма займа, конечно, ограничена. Торговая сеть реализует карты номиналом в 3 000, 5 000 и 10 000 рублей. Такую же услугу предоставляют магазины еще в трех городах Дальнего Востока – в Партизанске, в Находке и в Хабаровске. Продукты в кредит – это, конечно…

Константин Чуриков: Слушайте, конечно, риторический вопрос: а это вообще нормально? Ладно, это не к вам. А вообще магазин имеет право юридически в кредит давать продукты? Это же вообще кредитная услуга или нет?

Оксана Галькевич: Натуральное кредитование.

Константин Ордов: Здесь я думаю, что систему-то можно вполне юридически правильную выстроить. То есть мы раньше помним кредитование, когда в любом магазине техники вы могли на месте оформить кредит и тут же купить тот же пылесос или еще что-то. Чем продукты принципиально юридически отличаются от бытовой техники? Наверное, вряд ли чем-то принципиально. Но то, что у нас есть граждане, которые вынуждены в кредит покупать продукты, – вот это, конечно, ужасно. А есть еще и магазины, которые ограничивают минимальную сумму покупки, потому что и для них становится нерентабельным то снижение розничного оборота, который мы уже третий год с вами наблюем.

Оксана Галькевич: У нас есть звонок из Петербурга от телезрителя Сергея, давайте его послушаем. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Очень хотелось бы обратить внимание на автокредитование, вторичный рынок. Там везде работают какие-то структуры, которые являются посредниками между покупателем автомобиля, продавцом и банком. И эти мелкие структуры очень огромную комиссию подсовывают подписать в тот момент, когда человек уже съездил в банк, все уже оформил. И потом, подписав эту комиссию, получается, что подписал себе приговор – и выплачивает лишние 100 тысяч за бэушный автомобиль стоимостью в 200–300 тысяч.

Оксана Галькевич: Это именно на рынке вторичного…

Константин Чуриков: Вторичных автомобилей, скажем так.

Оксана Галькевич: Вторичных автомобилей, подержанных.

Зритель: Да.

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо, Сергей.

Константин Чуриков: Вот такие случаи у нас тоже бывают.

Константин Ордов: К банкам, боюсь, это только отношения не имеет. А жулики всегда были и будут.

Константин Чуриков: Жулики всегда найдутся в нашей стране.

Константин Ордов: Да.

Оксана Галькевич: Очень много сообщений. Костя, давай зачитаем с тобой. Может быть, ты – одно, я – одно.

Вот смотрите, у некоторых, между прочим, не может устроиться личная жизнь. Нам телезритель из Белгорода пишет: "Пять лет назад не смог жениться, потому что невесты были все в долгах, в кредитах". Ну сумел выбрать никого достойного. "Зачем в городе покупать жилье в многоквартирном доме, если есть арендные дома, например, как во всем мире?" Действительно. У нас же все стремятся купить квартиру – и под это берут ипотечный кредит.

Константин Чуриков: А вот еще сообщение из Кемеровской области: "Кредиты берут бедные и становятся от этого еще беднее".

Кстати, ведь банковский сектор, наверное, заинтересован в том, чтобы вот это направление росло, процветало, чтобы люди брали кредиты, вовремя все отдавали, да? Наверное, все-таки должны каким-то образом банки проводить такую естественную селекцию, беседуя с заемщиком тет-а-тет в этом окошке, и понимать, что вот это надежный клиент, что завтра он погасит этот кредит, у него будет новый и так далее. То есть ведется ли какая-то здесь вот такая работа в отраслевом смысле?

Константин Ордов: Безусловно. У нас же существуют бюро кредитных историй, в которых можно отследить кредитную историю каждого из нас. Поэтому банки, когда речь идет о небольших суммах… Вы поймите, это же тоже достаточно затратно – провести скоринг, провести анализ вашей платежеспособности при условии, что физическое лицо через месяц, через два может потерять работу и не иметь этих источников для погашения. Как это можно спрогнозировать?

Оксана Галькевич: То есть риски закладывают банки, естественно, да?

Константин Ордов: Сегодня у вас зарплата 100 тысяч, а завтра у вас ноль доходов. Поэтому тут важно управлять этими рисками, и для банков в том числе. И они путем ограничения суммы и путем высокой процентной ставки пытаются компенсировать все эти риски, которые существуют на рынке.

Константин Чуриков: То есть, соответственно, честный заемщик платит за себя и за того парня, который не выплатил кредит и платить не собирается?

Константин Ордов: По-другому не бывает.

Константин Чуриков: Понятно.

Оксана Галькевич: "Алчности наших банков нет предела! Социально-экономическая ситуация в стране тяжелая, поэтому народ закредитован до предела", – это Краснодарский край. Пишут нам: "Очень быстрое движение к катастрофе – такая закредитованность в нашей стране". У нас есть звонок…

Константин Чуриков: Почти 45 миллионов человек – это не шутки.

Оксана Галькевич: Ну да. У нас есть звонок опять из Петербурга, Владислав. Давайте послушаем. Владислав, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Я утверждаю, что это, вся эта… Ну, как сказать? В общем, не буду высокопарные слова говорить. Вообще кредитная обстановка в России – это преступление, это преступление против народа. Я брал кредит, но, слава богу, я его выплатил. Но дело в том, что когда у людей зарплата 12–15 тысяч, и когда наживаются на этих нищих людях… Потому что человек, у которого 100 тысяч, как правило, не идет за кредитом. Как правило, эти 100 тысяч у него… Он представляет: год пожил – уже миллион, проценты в банке. А ведь за кредитами идут люди, у которых именно 12–15 тысяч. Так вот, с самого начала нужно смотреть. У людей нет постоянной работы, люди прыгают с работы на работу без оформления, без ничего. А банки спокойно дают кредиты, потому что им выгодно плодить этих нищих батраков, а в конечном итоге – рабов.

Константин Чуриков: Владислав, так еще хорошо, если в банке они берут этот кредит, что называется, до следующей зарплаты. А ведь могут заглянуть в микрофинансовую организацию – в эту, так сказать, темную такую структуру, где проценты уже с тремя… с двумя нолями точно.

Оксана Галькевич: И все-таки здесь опять наш телезритель поднимает вопрос того, что фильтры стали гораздо более простые в банках, гораздо активнее привлекают, уже закрывая на что-то глаза. Но все-таки на ком больше ответственности – на банке, который должен досконально проверить, или все-таки на человеке, который должен адекватно оценить свои возможности, взять кредит и потом его обслуживать и выплачивать?

Константин Ордов: Надо понимать, что кредит – это не манна небесная и это не решение текущей, возникшей проблемы финансовой. Это самые плохие, так называемые "револьверные кредиты", когда вы вынуждены будете потом перекредитовываться и перекредитовываться, не имея никаких возможностей погасить этот кредит. Это самое плохое, что может быть. И конечно, это как наркотик. И подсаживаться на него ни в коем случае нельзя.

А с точки зрения как раз слушателя, который говорил о том, что большинство кредитов выдается людям с 15–30 тысячами. На самом деле это не так. И мы с вами по средней сумме кредита (209 тысяч) видим, что это прежде всего люди, которые обеспечены, которые могут себе позволить обслуживать этот кредит. И они это покойно делают.

Опять же мы на сегодня видим, что только 18% кредитного портфеля не имеют просрочки в обслуживании. Только каждый четвертый кредит, физически выданный, имеет опять же проблемы с обслуживанием. Поэтому эта проблема вроде бы уже перестала нарастать, но все еще вызывает некие опасения. Но говорить о том, что целенаправленно банки ведут какую-то подрывную политику, я думаю, не приходится.

Хотя надо сказать, что, конечно, в этом году у банков получилась рекордная прибыль. И наши, как вы понимаете, ведущие банки – это государственные. Поэтому каким образом и почему государственные банки позволяют себе зарабатывать рекордные прибыли в условиях, когда у нас с вами население практически нищает, и почему это считается нормальной политикой? Вот это тот вопрос, который можно задавать.

Оксана Галькевич: А люди, надо сказать, все-таки по привычке идут-то в основном, ну, обращаются…

Константин Ордов: В крупные банки с самой развитой филиальной сетью.

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: Кстати говоря, наверное, это еще фактор чисто человеческий – кто в этом банке отвечает за выдачу кредита. Потому что вот, пожалуйста, Ивановская область нам пишет: "У меня на жизнь остается 3 тысячи рублей, – видимо, ну, реально располагаемые доходы, что называется, – а кредит дали на 500 тысяч рублей". Вот нормально это, в принципе, с точки зрения логики?

Константин Ордов: Я не сомневаюсь, что люди в банках-то сильно не проверяют те документы, которые им предоставляют.

Константин Чуриков: Вот!

Константин Ордов: А им могут принести и на 100 тысяч зарплату, и на 200 тысяч зарплату. Поэтому не надо обманывать и себя тоже, когда вы берете кредит. Фальсификация документов приводит прежде всего к повышению ваших рисков вместе с рисками банка, и он будет с вами эти риски делить и в дальнейшем.

Оксана Галькевич: Нам пишет военный пенсионер, я зачитаю сообщение. Он говорит: "Я военный пенсионер. В своем доходе в виде пенсии уверен, поэтому взял небольшой разумный кредит. А иначе нужно быть дураком, чтобы брать кредит с нынешней ситуацией в стране".

Константин Чуриков: Ну да. А что вы считаете "разумным кредитом" – это другой вопрос.

Оксана Галькевич: Ну, человек знает, что у него есть определенный доход, и он посчитал, сколько он может обслуживать.

У нас звонок есть еще один от Александра из Калужской области, давайте послушаем. Александр, каков ваш опыт?

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Зритель: А вот опыт такой. В 2011 году взял кредит в "Восточном банке". Тогда все шло нормально. Но у нас государство же, вы сами знаете, непредсказуемое. Лишился бизнеса, лишился работы. Ну и потом еще в придачу стал инвалидом второй группы. В банке, когда мне выдавали кредит (это "Восточный экспресс банк"), они в договоре прописали, что кредит, взяли с меня эту ставку: за один – 20 тысяч, а за другой – 40 тысяч. Ну, два кредита я брал на бизнес. Я им предоставил справки об инвалидности – и на один кредит, и на второй. И я отвязаться от них не могу. Они меня по судам уже задергали.

Константин Чуриков: Коллекторы поди беспокоят тоже, наверное, да? Звонят коллекторы?

Зритель: Коллекторы? С ними было проще. Сейчас их отменили вроде бы, и они не звонят. Ну, уже доходило до того, что…

Константин Чуриков: Нет, их не отменили, а их просто упорядочили.

Зритель: Ну да. Тут угрозы были, все тут было. Сейчас с коллекторами проблем нет, но сейчас банк стал по судам… Вот сейчас суд у меня один прошел, за приказом они обратились. Хотя я в банке… Вот этот "Восточный банк" – его не поймешь, вообще что это за банк. Он где-то и в Благовещенске, и филиал где-то в Москве, и еще где-то филиалы. Я с ними разговариваю, показываю справку, что инвалид…

Константин Чуриков: Владислав, если можно коротко – сколько вы в итоге должны банку сейчас?

Зритель: Сейчас по их кредитованию уже с их процентами у меня наросло где-то 200 с чем-то тысяч.

Константин Чуриков: 200 с чем-то тысяч. Спасибо большое. Ну, с точки зрения, наверное, вообще… Бывают и похуже ситуации, да?

Константин Ордов: Бывают. И мы про коллекторов тут наслышаны, такие ужасные. Здесь хотя бы все в юридическом русле проходит.

Оксана Галькевич: В юридической плоскости. Но с другой стороны, Константин, очень часто мы слышим о том, что банки неохотно идут навстречу клиенту, если вдруг у него возникают какие-то непредвиденные жизненные обстоятельства. Все-таки человек говорит о том, что он получил инвалидность первой группы. Естественно, он этого предположить не мог. Сложности с работой…

Константин Чуриков: По инвалидности положены какие-то льготы, какие-то выплаты, какие-то пособия, правильно? То есть можно пойти навстречу, реструктуризацию предусмотреть и что-то сделать.

Константин Ордов: Это частный бизнес. В конце концов, какая-то социальная ответственность, конечно, у них тоже должна быть, но требовать ее в обязательном порядке невозможно. Должно ли государство, например, помочь ему в случае, если он попал в такую трудную ситуацию и стал инвалидом? Тоже большой вопрос. Почему нет?

Оксана Галькевич: Спасибо. У нас в гостях был Константин Ордов, профессор Российского экономического университета имени Плеханова. Мы говорили о том, что у нас в стране в последние годы чудовищная закредитованность населения – почти 45 миллионов человек должны банкам.

Константин Чуриков: Через полторы минуты к вам вернемся. 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Петр Шкуматов координатор движения "Общество Синих Ведерок"
  • Павел Поспелов заведующий кафедрой проектирования дорог МАДИ
  • Павел Брызгалов директор по стратегическому развитию ФСК "Лидер"
  • Юрий Эхин эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России
  • ГОСТИ

  • Антон Гетта координатор проекта ОНФ "За честные закупки", депутат Госдумы
  • ГОСТИ

  • Виктор Николайчик главный тренер мужской сборной Московской области по самбо, заслуженный тренер России
  • ГОСТИ

  • Леонид Кошелев член правления Российской ассоциации пилотов и владельцев воздушных судов
  • ГОСТИ

  • Александр Мерзлов президент "Ассоциации самых красивых деревень России", доктор экономических наук
  • Михаил Смирнов главный редактор портала "Алкоголь.Ру"
  • Евгений Бучацкий психиатр-нарколог
  • Вадим Дробиз директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя
  • ГОСТИ

  • Александр Элинсон генеральный директор НИПК "Электрон", член Президиума Генерального совета Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • ГОСТИ

  • Марина Тараненко детский писатель
  • Екатерина Гуричева главный редактор издательства "РОСМЭН"
  • ГОСТИ

  • Тамара Касьянова генеральный директор компании "2К Аудит", первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров
  • Дмитрий Востриков директор по развитию Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров "Руспродсоюз"
  • ГОСТИ

  • Елена Воронина вице-председатель общественной организации "Многодетные семьи Ярославской области"
  • Светлана Лягушева председатель общественной палаты Ярославской области по социально-демографической политике, охране материнства и детства
  • Сергей Ивченко директор департамента по социальной поддержке населения и охране труда мэрии города Ярославля
  • ГОСТИ

  • Леонид Ольшанский вице-президент "Движения автомобилистов России", адвокат
  • ГОСТИ

  • Леонид Перлов учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования "Учитель"
  • ГОСТИ

  • Любовь Храпылина профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНГХиГС
  • Александр Сафонов проректор Академии труда и социальных отношений, доктор экономических наук, профессор
  • Показать еще
    Показать еще
    Минздрав предложил ввести экологический налог на сигареты Концепция была внесена на рассмотрение в правительство РФ
    вчера
    вчера

    Даже население "Дома-2" не будет голосовать за Ксению Собчак, если она станет баллотироваться в президенты

    Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России

    ГОСТИ

  • Антон Гетта координатор проекта ОНФ "За честные закупки", депутат Госдумы
  • ГОСТИ

  • Виктор Николайчик главный тренер мужской сборной Московской области по самбо, заслуженный тренер России
  • ГОСТИ

  • Леонид Кошелев член правления Российской ассоциации пилотов и владельцев воздушных судов
  • 22 акушера и главврач помогали петербурженке родить четверню В роддоме №17 Санкт-Петербурга четверня родилась впервые за 50 лет
    вчера
    Герб Владимира История создания геральдического символа древнего города
    вчера
    Три укромных уголка Европы Австрийский Зальцбург, португальская Алгарви, французская Корсика
    вчера
    Цифровой формат: Россияне предпочитают помогать конкретным людям, а не фондам
    вчера

    Музыкальное образование в школе рассчитано на уровень художественной самодеятельности, а от детей надо большего требовать и добиваться

    Роман Бажилин ректор Тамбовского государственного музыкального педагогического института им. Рахманинова
    Забайкальский пенсионер попросил у Владимира Путина могилу и гроб Пенсионер написал президенту, после того как приставы сняли деньги с его карты
    вчера
    Фонд защиты прав дольщиков возглавил Александр Плутник Он руководил Агентством ипотечного кредитования
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments