Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Евгения Твардовская: Пока не исследованы зоны вокруг объектов культурного наследия, ни о каком их освоении речи идти не может

17:05, 29 декабря 2016

Гости

Наталья Власоважурналист, житель г. Переславль-Залесский

Евгения Твардовскаяредактор сайта "Хранители наследия"

Петр Кузнецов: Говорим о проблеме Переславля-Залесского, точнее – берега Плещеева озера. Строительство жилого поселка из таунхаусов там планируется вести, и планируется вести на охраняемых землях нацпарка "Плещеево озеро". Под поселок предназначено порядка 40 гектаров заповедных лугов. Градозащитники, жители Переславля и Переславского района, общественность Ярославской области выступают против застройки. В администрации на днях в скандальной обстановке прошли публичные слушания по застройке. Сначала о деталях этого мероприятия мы узнаем уже непосредственно у участника этих слушаний.

Прямо сейчас представляем гостя в студии – это Евгения Твардовская, редактор сайта "Хранители наследия". Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Евгения. Евгения, а вот скажите, глядя со стороны так на эту ситуацию… Ну, мы все понимаем – Золотое кольцо, историческое наследие и так далее, есть интересы у некоторых людей красивые дома построить. Но все-таки, смотрите, юридически-то как ситуация выглядит? Ситуация выглядит следующим образом. Есть водоохранная зона, есть территория заповедника – то есть это земли, по сути дела, неприкосновенные. Как там в принципе можно что-то планировать, что-то там намереваться делать, пока еще статус такой природо-историко-культурно-охранный?

Евгения Твардовская: Вы задаете очень правильный вопрос, Оксана. Этот вопрос себе задает уже больше двух месяцев не только общественность Переславля, но и профессиональные организации. Потому что я хочу вам сказать, что в адрес администрации, в адрес инициаторов освоения этих земель были направлены письма не только со стороны Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, не только со стороны ярославской организации Союза архитекторов России, но еще и из Департамента охраны объектов культурного наследия Ярославля. И я должна сказать, что во всех этих письма… они есть в нашей редакции, все эти письма заканчиваются одним тезисом: "Застройка невозможна. Проект лежит вне правового поля".

Вы сейчас как-то заговорили о природоохранном законодательстве, но я хочу обратить внимание на другую вещь, о которой забыла администрация, видимо. Существует закон о культурном наследии. И надо говорить о том, что эти 40 гектаров, про которые мы говорим и которые лежат буквально у подножья одного из древнейших монастырей России, Никитского, – эти 40 гектаров обладают уникальной ценностью. Во-первых, там федеральные памятники археологии. Это курганы, это земляные валы, села-городища, это Александрова гора и, наконец, сам федеральный памятник – монастырь. И источник святого Никиты, который сейчас является выявленным объектом культурного наследия. Согласно документации 1978 года это все – зона охраняемого ландшафта, и ничего там строить нельзя. Точка, абзац. Но почему-то такая инициатива возникла. Ранее эти 40 гектаров… И инициатива достаточно типичная.

Оксана Галькевич: Скажите, а раскопки проводились, какие-то археологические изыскания, исторические, вот на этой территории, обозначенной охранной сейчас, когда-либо?

Евгения Твардовская: Вы знаете, в том-то и дело… Может быть, это и было когда-то, в советские времена, а сейчас это территория не исследована. То есть просто известно, что эти археологические зоны существуют, но они не исследованы. И тем более их трогать нельзя, потому что это ресурс невосполняемый. Копнув один раз ковшом, заново насыпать культурный слой вы не сможете.

Оксана Галькевич: Нет, с другой стороны, прежде чем начинать какие-то строительные работы, так или иначе должно быть проведено архитектурное изыскание, привлекаются ученые. Вот "Газпром", например, захотели построить на месте исторической шведской крепости Ниеншанц – там работала большая группа ученых, и им был отведен определенный срок. Прежде чем они закончили, никто ничего там не собирался даже делать.

Евгения Твардовская: Это тоже очень интересный момент вы затрагиваете, потому что генплан… Ранее эти зоны, эти гектары относились к колхозу "Рассвет". И им просто поменяли целевое назначение, переведя их из сельхозземель, где можно только пахать и сеять, в земли поселений, то есть там стало можно строить.

Оксана Галькевич: Можно строить, да.

Евгения Твардовская: Но от этого законодательство о наследии не изменилось, то есть, согласно охранным зонам, там строить нельзя. Более того, я хочу сказать, что источник святого Никиты, о котором мы уже говорили, – это выявленный объект. И сейчас идет работа в департаменте Ярославской области над тем, чтобы разработать достопримечательное место вокруг этого источника. И уже известно, что эти 40 гектаров будут закрыты этим достопримечательным местом.

То есть резюме такое: прежде чем не исследованы эти зоны, прежде чем не определены правила игры вокруг этих объектов культурного наследия, ни о каком освоении речи быть не может. Только разрисовав клеточки, только определив, что где можно и что нельзя, можно говорить о каком-то освоении.

Петр Кузнецов: Но если они на эти земли покусились – значит, они знают, как это дело обходить. Постепенно изменение генплана местного, получается, да?

Оксана Галькевич: Земли поселений. То есть уже какое-то, вы знаете, несовпадение.

Петр Кузнецов: Я просто не понимаю. Вот есть закон. Какие там слушания-то могут быть?

Евгения Твардовская: Вот о том и речь. Понимаете, не очень понятно. Тем более что администрация проинформирована о том, что идет нарушение, но тем не менее ответом на все позывы…

Петр Кузнецов: Молчание?

Евгения Твардовская: Ну почему? Ответом, я считаю, стали слушания, которые были проведены в понедельник.

Оксана Галькевич: Вот по слушаниям, кстати…

Петр Кузнецов: Вот. Давайте мы сейчас к непосредственному участнику слушаний обратимся. Наталья Власова, журналист и жительница Переславля, с нами на прямой связи по Skype. Здравствуйте, Наталья.

Наталья Власова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Как мы понимаем, 26 декабря проходили эти слушания. Расскажите о том, в какой обстановке, кто присутствовал. Говорят, что не обошлось без скандалов, и чуть ли даже не о физическом каком-то давлении на тех, кто голосовал против застройки.

Наталья Власова: Нет, физического давления, конечно, не было.

Петр Кузнецов: Ну, давайте как раз и проясните.

Наталья Власова: Было скорее психологическое воздействие, потому что сначала пытались не допустить к голосованию людей, которые не проживают на территории Переславского района. То есть сначала не пускали к голосованию переславцев, жителей Переславля, чьи интересы, естественно, тоже затрагиваются данной застройкой. Не пускали голосовать людей, которые не прописаны в Переславском районе, то есть, например, московские дачники. У них там есть участки, но нет дома. При этом, допустим, в собственности у мужа земля, а жене не дают голосовать. Мужу дают, он собственник, а жене не дают. То есть вот такие нарушения были.

Потом было психологическое воздействие. Видимо, застройщик или его представители привели охранников – знаете, таких "людей в черном". И они стояли по периметру зала…

Оксана Галькевич: Такие большие парни, да? Такие с плечами, серьезные ребята, да?

Петр Кузнецов: В принципе, физическое давление есть.

Наталья Власова: Да, да, да. Они были даже не в костюмах, а в футболках, чтобы люди видели, что они такие накачанные и мускулистые. И вот они сурово на все это взирали.

Потом были люди, которые, видимо, тоже специально были приведены застройщиком, которые пытались заглушать голоса людей, которые высказывались против, пытались сократить их реплики, говорили: "Это все неважно, давайте мы закончим обсуждение и перейдем к голосованию". То есть такое тоже было.

Народу было очень много. К слушаниям администрация подготовилась плохо: не было микрофонов, не было табличек с указанием того, кто сидит в президиуме. Очень плохо было слышно представителя администрации. Наверное, они не хотели, чтобы их было слышно. Соответственно, и проектировщик, который выступал с докладом, тоже был без микрофона, и его тоже было довольно плохо слышно. А громче всех выступала, видимо, приглашенная массовка, специально голосистая. В общем, вот такая обстановка.

Петр Кузнецов: Наталья, как разделились голоса? И сколько в итоге было голосовавших? Я так понимаю, там какие-то цифры – 42 на 45?

Оксана Галькевич: 43.

Петр Кузнецов: 43? А почему 80 только человек?

Наталья Власова: В итоге под давлением общественности… Было всего 107 человек на слушаниях зарегистрировано, мы это все в конце посчитали. 107 человек, и из них… Сначала администрация предложила голосовать, знаете, такими розовыми бумажками из блока для записей – без печати, без всего. Просто раздавали тем, кого зарегистрировали, кого они посчитали нужным включить в голосование, раздавали розовые бумажки. Но потом люди возмутились, отстояли право переславцев на голосование и все-таки "продавили" решение о том, что люди будут голосовать прямо в листах регистрации, то есть подходить, ставить "за" или "против" и расписываться.

В итоге проголосовало… Но не все дошли до листов регистрации. Видимо, некоторые ушли. Может быть, кто-то сознательно отказался голосовать и ушел. И в итоге голоса распределились так: 45 – "против" высказались, и 42 – "за". Вот на этом мы и разошлись. Я сама присутствовала при подсчете, я это видела. Вот так было зафиксировано.

Я сегодня была в администрации районной и говорила с архитектором. И она мне устно сказала, что решение о завершении… в итоге публичных слушаний будет отклонение, то есть то, что наше голосование "против", оно будет отражено в протоколе.

Оксана Галькевич: То есть юридическую силу это голосование – с подписью, с крестиком "за" или "против" – имеет, да?

Наталья Власова: Понимаете, публичные слушания имеют рекомендательный характер, то есть мы не можем ни запретить, ни одобрить. Мы можем только рекомендовать главе Переславского района отклонить этот проект… даже не отклонить проект, а отправить его на доработку или одобрить. То есть жители…

Оксана Галькевич: И когда будет решение? Когда глава района должен сказать?

Петр Кузнецов: А сейчас новогодние праздники как раз – очень удобно для них, да.

Оксана Галькевич: Ну, он сказал: "Ну да, хорошо, я рассмотрю ваши рекомендации". А ответ когда должен быть получен?

Наталья Власова: В течение 15 дней изготавливается решение.

Петр Кузнецов: Новогодние праздники, протокол оформляется.

Оксана Галькевич: Прекрасно! То есть как раз по окончании каникул вы узнаете, что надумал глава администрации?

Наталья Власова: Когда именно глава администрации будет принимать решение, я, честно говоря, не знаю.

Петр Кузнецов: Он же на каникулы сейчас уйдет.

Оксана Галькевич: Как раз 15 дней. А 15 бизнес-дней, рабочих дней или календарных?

Наталья Власова: Нет, 15 календарных, мы уточняли.

Оксана Галькевич: Календарных, понятно.

Петр Кузнецов: Наталья, а знаете, какой вопрос? 45 на 42. А почему так спорно? Кто эти 42, которые "против"?

Наталья Власова: Потому что это люди, которых привел застройщик. Это его сотрудники, я знаю.

Петр Кузнецов: Недовел чуть-чуть, да? Там разница в 3 голоса.

Оксана Галькевич: Подождите, а если это люди, которые сотрудники, вы говорите, они какое отношение имеют? Если вы говорите, что был спор из-за того, почему местные жители не могут голосовать, почему муж голосует, а жена не голосует, то каким образом застройщик? Это что за люди? Это тоже какие-то местные все-таки? Они-то какое отношение к этой проблеме имеют?

Наталья Власова: Просто жители Переславля. Это жители Переславля, которых пригласил застройщик. Они же тоже живут в Переславле. Они пришли на эти слушания и проголосовали так, как им застройщик сказал. Ну, они выступали, они говорили. Их аргументы были следующими. Там выступало несколько людей, которые были "за". Они выступали все, как под копирку. Они задавали какой-нибудь вопрос, например: "А не перекроет ли стройка дорогу к озеру?" или "А смогут ли переславцы там купить дом или квартиру?" – и получали ответ: "Нет, не перекроет", "Да, смогут". И говорили: "О, отлично! Я все свои вопросы выяснил. Я за проект". Вот так выступило несколько человек. То есть это явно было заготовленное шоу.

Петр Кузнецов: Понятно. Классические выборы в России.

Евгения Твардовская: Я хотела бы добавить, если можно.

Оксана Галькевич: Спасибо, Наталья.

Петр Кузнецов: Давайте мы попрощаемся с Натальей. Наталья Власова, журналист, жительница Переславля, – о слушаниях, которые проходили в непростой обстановке, но тем не менее 45:42 в пользу тех, кто против застройки.

Оксана Галькевич: И кстати, у нас есть от других участников… Кто-то снимал там на мобильный телефон, какие-то такие бытовые съемки.

Петр Кузнецов: Со слушаний.

Оксана Галькевич: Да, с этих слушаний. Просто чтобы было понятно, что ответила администрация. Там ведь в том числе поднимался вопрос водозабора, обещала администрация провести и некое голосование по этому вопросу. Потом говорили: "Ну, как же? Публичные слушания, а о голосовании-то мы и не знали, о том, что будет проходить". И многие, наверное, не смогли из-за этого прийти. Администрация сказала: "Ну, мы сообщили, как полагается", – где-то в газете, где-то на сайте вывесили. И вот еще что там прозвучало. Давайте посмотрим.

– Предложение какое? Чтобы мы учли мнение всех. Первое – мы поставим на голосование вопрос: рекомендовать главе утвердить проект в предложенном варианте. Второе – отклонить проект, направить на доработку. В первый раз голосовать будут: Переславль и Переславский район, вот чтобы мы, скажем так, не оставили в стороне жителей других регионов. Проводим по тем же вопросам еще раз голосование – и тогда уже голосуют другие регионы.

Оксана Галькевич: Ну, вот так. В общем, некая процедура тем не менее, со стороны глядя, как бы соблюдена.

Евгения Твардовская: Как раз этот ролик предварил мои слова относительно того, какой вопрос был поставлен на голосование. Там не было графы "против проекта". Вот эта дама подтвердила, что можно было голосовать либо за проект, ли за отправку его на доработку. То есть по сути заявить свою волю, что "я не хочу"…

Петр Кузнецов: Максимум, что можно добиться, – это отправить на доработку, да?

Евгения Твардовская: Да. Ну, это они так считают, что так можно добиться. В общем-то, поэтому, конечно же, активная общественность, люди, кто туда прорвались – там были и представители Союза архитекторов, и Общество охраны памятников истории и культуры, – они, конечно же, голосовали уже хотя бы за "отправить на доработку", а дальше уже будут предпринимать следующие шаги.

Оксана Галькевич: А доработка в принципе (ну, отправят на доработку, допустим, если по этой дорожке события пойдут развиваться) чем может помочь-то? Что там можно сделать? Как это может спасти?

Евгения Твардовская: Вы знаете, парадокс этой ситуации, Оксана, в том, что если проект изначально лежит вне закона, то его просто надо брать и переделывать. Понимаете, переделывать какие-то детали нужно тогда, когда какие-то детали не соответствуют.

Оксана Галькевич: Нет, если он, в моем понимании, вне закона, то – все, он вне закона, его нельзя никак переделывать, его надо только отменять и ставить крест.

Евгения Твардовская: Вот о том и разговор. Понимаете, речь идет о том, что на исторической уникальной территории будет возведено порядка 292 таунхаусов и 170 домов жилой застройки, плюс банно-прачечный комплекс, плюс парковка на 1000 мест, плюс дорога, плюс (что принципиально) локальные очистные сооружения. Вот на это обратили, кстати, внимание в Союзе архитекторов, что при любой аварии, извините, при любом энергосбое все (не будем называть что) потечет в реку Слуда и, соответственно, в Плещеево озеро.

Оксана Галькевич: Все отходы жизнедеятельности в зоне водозабора где-то будут располагаться.

Евгения Твардовская: И, соответственно, Никитский источник в стороне не останется.

Возвращаясь к теме дальнейшей судьбы, я хочу высказать позицию активистов, раз уж я говорю от их лица. Они намерены привлечь к этому делу прокуратуру с тем, чтобы это ведомство дало какую-то правовую оценку и происходящим действиям, и действиям чиновников, потому что, видимо, без этого никак. Как бы все структуры профильные и профессиональные уже высказались на эту тему, уже отправили свое мнение в администрацию.

Оксана Галькевич: А Минкульт? Минкульт – самое профильное ведомство.

Евгения Твардовская: Вы знаете, федеральное Министерство культуры поставлено в известность.

Петр Кузнецов: А не Минприроды – самое профильное? Нет?

Оксана Галькевич: Ну, видимо, там два – Минприроды и Минкульт. Вот два профильных. И что сказали?

Евгения Твардовская: Минприроды, я так понимаю, хранит гордое молчание.

Петр Кузнецов: Замечательно!

Евгения Твардовская: Но опасная ситуация в том, что есть такая позиция в законе, что молчание может быть истолковано как согласие. Но я думаю, что это не совсем так. Что касается федерального Министерства культуры, то туда направлена соответствующая жалоба. И я думаю, что в ближайшее время там будет какая-то проверка.

Я просто могу расширить наш разговор тем, что Переславль уже не впервые сталкивается с такими вещами, и прокуратура становится арбитром в этих вопросах уже далеко не впервые. Соседнее древнее селище Клещино, которое как раз соседствует с этой территорией, по истории градостроительной, которая там развивается, там работает Следственный комитет Ярославской области, там возбуждено уголовное дело по 243-й статье. И собственно активисты сейчас уповают на то, что…

Петр Кузнецов: Вот как раз людям, жителям, активистам удалось добиться этого?

Евгения Твардовская: Да. Там усилия были разных людей: профильного департамента ярославского, федерального Министерства культуры, естественно, жителей, которые мониторили ситуацию. То есть это тоже заповедные земли, это федеральный памятник, это археология домонгольской поры, культурный слой. И в 2014 году там стали появляться линии электропередачи, дорога, различные рекламные конструкции. И концом всей этой "феерии" стало сооружение под названием "Баркас", будущий ресторан.

Оксана Галькевич: Да, кстати говоря.

Петр Кузнецов: А на этих 40 гектарах, по которым сейчас слушания проходят, там пока не вбивают еще, ничего не появилось пока потихоньку?

Евгения Твардовская: Пока еще там ничего нет. Там отродясь, как говорится, ничего не было. В советские времена там был колхоз "Рассвет", все.

Петр Кузнецов: А вот этот знаменитый камень, и монастырь, и "Ботик Петра" – это все входит?

Евгения Твардовская: Нет, это в другом месте.

Петр Кузнецов: Это в другом месте, понятно.

Оксана Галькевич: А с другой стороны, все-таки, Евгения, давайте… Я понимаю, вы позицию занимаете ясную, вы ее нам изложили. А вот с другой стороны – есть люди, которых мы видели на этом любительском видео, и есть у них свой, может быть, не интерес, но у них тоже есть позиция.

Евгения Твардовская: Конечно.

Оксана Галькевич: Они считают, что земля вот эта… Ярославская область, ну, вся сплошь историческая. Там куда ни копни, куда ни ступи – то один былинный герой, то еще какой-нибудь исторический князь, и здесь было селище, здесь капище, здесь еще что-нибудь. Что же, теперь не строить, что ли?

Евгения Твардовская: Да, это обычный аргумент, что "территория должна развиваться и привлекать туристов". Давайте сначала с этой стороны обсудим. Ну, лично я не очень вижу, как коттеджный поселок может способствовать развитию туризма, потому что мало туристов, которые ездят смотреть коттеджные поселки. И наоборот – вряд ли коттеджные поселки будут рады, если там будут караваны туристических автобусов. Поэтому тут, конечно, речь идет просто о застройке. Ни о каком туризме, ни о каком развитии здесь речи быть не может.

Что касается второй половины вашего вопроса, то, естественно, всегда территория разделяется на какие-то клетки, где можно строить, а где нельзя, какие-то ограничения. И естественно, человек, покупая дом, он ставится в известность об этих ограничениях, и уже делает вывод, что он выбирает – жить в былинном районе или же все-таки он хочет иметь трехэтажный таунхаус со всеми удобствами. Выбор пока стоит такой, конечно.

Оксана Галькевич: Ну, надо сказать, что эта ситуация не только ведь одной Ярославской областью так или иначе ограничена, таких историй предостаточно по всей стране.

Евгения Твардовская: К сожалению, да.

Оксана Галькевич: И с природоохранным креном, так скажем, и с историко-культурным креном тоже. Например, одна из последних таких историй – с берегов, правда, Байкала, и больше она природоохранного толка. Может быть, вам тоже усилить работу и по этому направлению. Там в итоге Иркутский областной суд постановил вернуть участок земли на берегу озера – объекта наследия ЮНЕСКО, между прочим, так на секундочку – в муниципальную собственность и запретить там строительство домов, потому что покушались на эти земли бесконечно, и тоже планы строили, и уже там слушания проводили. Иск по этому делу подавала природоохранная прокуратура. Удалось отстоять. Сотрудники обнаружили, что власти Ольхонского района передали в аренду строительной фирме земли, где археологи обнаружили тоже городища древних людей от мезолита до железного века. Другая немножко история, более древняя, но тем не менее тоже наша история. И вот теперь… Там собирались строить дачи тоже, как и вы говорите, москвичи, московские дачи. И теперь ничего этого там делаться не будет, уникальная территория будет сохраняться в прежнем виде.

Евгения Твардовская: Это хорошо.

Петр Кузнецов: То есть ключевым здесь стало только нахождение того самого мезолита, да? То есть после археологических…

Оксана Галькевич: Нет, подожди, там две – там тоже и историческая составляющая (мезолит, городище древних людей), и природоохранная составляющая, потому что это Ольхон, это территория…

Петр Кузнецов: Ну, еще и ЮНЕСКО. Если уж на ЮНЕСКО покусились, то конечно.

Оксана Галькевич: Наследие ЮНЕСКО, да. И вообще это Байкал, там эндемики, 80% этой эндемики, поэтому вот так. Ну, не знаю. В общем, у вас тоже должна быть какая-то сильная деталь, которая помогает вам в этом споре, в этом противостоянии. Что?

Евгения Твардовская: Я думаю, что самая сильная деталь – это законодательство Российской Федерации. И пока черным по белому все написано, что это нельзя.

Оксана Галькевич: Щит наш и меч!

Евгения Твардовская: Вы совершенно правы в том, что раз такой проект возник, то самое плохое, что он будет наверняка возобновляться, видоизменяться, как амеба, как-то вибрировать. Давление в эту сторону однозначно начнется.

Петр Кузнецов: То есть как-то сужение территории? Не 40, но все равно застройка, да?

Евгения Твардовская: Я думаю, что сейчас, да, пойдет какое-то давление. Видимо, вот такая волна, которую подняли активисты и мы, и вы, спасибо вам, – видимо, это просто как-то немножко приостановило. И сейчас, возможно, будет затишье, но мы будем держать ухо востро.

Петр Кузнецов: То есть получается, что на проигрышной стороне все равно остаешься и будешь надеяться… Это со стороны активиста. Надеешься на то, что сейчас "пока на доработке". То есть будет время тянуться-тянуться, пока застройка не начнется. Уже в такой проигрышной ситуации.

Оксана Галькевич: Знаете, в этой ситуации в принципе можно получить… Помните, как в одном известном фильме: "А можно мне вот такую бумажку, чтобы над всеми бумажками бумажка?" Чтобы больше уже не покушались, чтобы уже не приставали больше с этими вопросами, потому что история с застройкой берегов Плещеева озера всевозможными вариантами освоения этих территорий – уже не первая, так скажем, попытка предпринимается. И где гарантия, что, допустим, выиграв эту баталию, вы будете освобождены от последующих каких-то битв?

Евгения Твардовская: Вы знаете, чисто законодательно эти территории защищены, поэтому тут уже можно принимать в расчет только человеческий фактор. Это персональная ответственность за нарушение законодательства – все. То есть когда люди будут знать, что их действия не остаются безнаказанными, что у каждого действия будет не только противодействие людей, но и ответственность, видимо, тогда наша жизнь войдет в какое-то нормальное русло и мы будем с вами обсуждать более спокойные темы.

Петр Кузнецов: Евгения, скажите, а эта попытка освоения 40 гектаров – она как-то связана с делом Кошурникова, мэра Переславля-Залесского, который тоже там что-то с заводиком в той же области?..

Оксана Галькевич: Выделил он, по-моему, территорию какую-то, да?

Петр Кузнецов: Выделил, не построил.

Евгения Твардовская: Вы знаете, она не связана, потому что Кошурников, во-первых, мэр Ярославля. Здесь это все "благословлено", видимо, администрацией Переславского района. Кошурников – мэр Переславля. А здесь район, поэтому немножко это разное.

Петр Кузнецов: Ну, это не те земли, да? Это не где-то рядом? Ну, чтобы понимать по географии.

Евгения Твардовская: Нет, это тоже территория национального парка. Просто они в одной системе, так сказать.

Петр Кузнецов: Но он же тоже осваивал национальный парк, получается? Завод-то пытались строить.

Евгения Твардовская: Вот эта история развивалась уже не при нем. Это уже другая тема, видимо.

Оксана Галькевич: Вы знаете, очень много сообщений со всей страны нам сейчас приходит.

Петр Кузнецов: Что, то же самое?

Оксана Галькевич: Я пытаюсь в рабочем режиме отбирать. Просто я не могу, к сожалению, всю информацию проверить. Вот то, что приходит, падает прямо сейчас. Москва и Московская область: "Наступают на Лосиный Остров". Томская область, но почему-то из Томской области про Воронежскую пишут: "Несколько лет в Воронежской области жители пытались отстаивать свою землю – их разгоняли с участием ОМОНа". Алтайский край: "Идет застройка курганов в Усть-Чумышском заказнике федерального значения". Я прошу прощения, если вдруг неправильно поставила ударение. Ивановская область – говорят, что "совершенно безжалостным образом застраиваются окрестности села Константиново". Мы все понимаем…

Евгения Твардовская: Это Рязанская область, наверное. Село Константиново.

Оксана Галькевич: Это пишут из Ивановской области. Пишут нам телезрители из Ивановской о том, что "осваиваются безжалостным образом территории вокруг села Константиново".

Петр Кузнецов: Человек, наверное, не выдержал и уехал в Ивановскую область.

Оксана Галькевич: Это Рязанская область, да. И вот таких сообщений со всей страны… Я просто не успеваю все прочитывать. Кемеровская область…

Петр Кузнецов: В общем, только Суздаля нет в SMS.

Оксана Галькевич: Там тоже?

Петр Кузнецов: Нет-нет-нет, я просто к тому, что…

Оксана Галькевич: А там же, кстати…

Петр Кузнецов: Там, кстати, застроечка уже подошла. Я же там частенько бываю.

Оксана Галькевич: Ну да, это же твои родные края.

Петр Кузнецов: Там вот уже все около центра. Не знаю, что там с природоохранной…

Евгения Твардовская: Я думаю, что такое количество сообщений говорит об очень сильной проблеме, и поэтому мы еще не раз, так сказать, будем с этим сталкиваться и решать. Потому что упомянутое село Константиново – это достопримечательное место "Есенинская Русь", в котором действительно сейчас активисты работают над тем, чтобы предотвратить незаконную застройку и как-то разобраться с тем, что там уже построено, чтобы, как я сказала, правильно расчертить эти клетки, что можно, а где нельзя. И большая работа ведется федеральным Министерством культуры. Но это длится. То есть это вопрос не одного года и, к сожалению, такой сложный.

Оксана Галькевич: Вы знаете, Евгения, не хочется заканчивать на словах "к сожалению", а хочется сказать вам, что вам просто нужно стойкости, сил побольше и уверенности в правильности того, что вы делаете.

Евгения Твардовская: Спасибо.

Оксана Галькевич: Ну и победы, соответственно. Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Спасибо. Держитесь, да.

Оксана Галькевич: В гостях у нас сегодня была Евгения Твардовская, редактор сайта "Хранители наследия". Мы обсуждали ситуацию с планами застройки территории вокруг Плещеева озера. 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Александр Мерзлов президент "Ассоциации самых красивых деревень России", доктор экономических наук
  • Михаил Смирнов главный редактор портала "Алкоголь.Ру"
  • Евгений Бучацкий психиатр-нарколог
  • Вадим Дробиз директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя
  • ГОСТИ

  • Александр Элинсон генеральный директор НИПК "Электрон", член Президиума Генерального совета Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • ГОСТИ

  • Марина Тараненко детский писатель
  • Екатерина Гуричева главный редактор издательства "РОСМЭН"
  • ГОСТИ

  • Тамара Касьянова генеральный директор компании "2К Аудит", первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров
  • Дмитрий Востриков директор по развитию Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров "Руспродсоюз"
  • ГОСТИ

  • Елена Воронина вице-председатель общественной организации "Многодетные семьи Ярославской области"
  • Светлана Лягушева председатель общественной палаты Ярославской области по социально-демографической политике, охране материнства и детства
  • Сергей Ивченко директор департамента по социальной поддержке населения и охране труда мэрии города Ярославля
  • ГОСТИ

  • Леонид Ольшанский вице-президент "Движения автомобилистов России", адвокат
  • ГОСТИ

  • Леонид Перлов учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования "Учитель"
  • ГОСТИ

  • Любовь Храпылина профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНГХиГС
  • Александр Сафонов проректор Академии труда и социальных отношений, доктор экономических наук, профессор
  • ГОСТИ

  • Александр Гезалов член Совета при Министерстве образования РФ по вопросам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей
  • ГОСТИ

  • Амир Валиев технический директор и главный конструктор ООО "Птеро", член совета директоров "Аэронет"
  • ГОСТИ

  • Варвара Добровольская фольклорист, кандидат филологических наук
  • ГОСТИ

  • Николай Кошман президент Ассоциации строителей России
  • Николай Алексеенко генеральный директор "Рейтингового агентства строительного комплекса"
  • Показать еще
    Показать еще
    Глава Комитета Совета Федерации по международным делам: В России не ущемляются права ЛГБТ Обвинения иностранных коллег сенатор назвал политизированными
    вчера

    Четверть всего российского строительства приходится на столичный сектор! Я не знаю, где еще в мире есть такие перекосы

    Сергей Лесков обозреватель Общественного телевидения России

    ГОСТИ

  • Александр Элинсон генеральный директор НИПК "Электрон", член Президиума Генерального совета Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • Самое страшное, когда люди хотят вернуться в прошлое, например, в СССР. Это значит, что они не видят будущего страны

    Леонид Млечин писатель-историк

    ГОСТИ

  • Екатерина Гуричева главный редактор издательства "РОСМЭН"
  • Марина Тараненко детский писатель
  • вчера
    В Басманном суде Москвы начинается заседание по делу "Седьмой студии" Суд решает вопрос продления ареста фигурантам
    вчера
    На Кубани определили размер курортного сбора В 2018 году он составит 10 рублей с человека за сутки отдыха в Краснодарском крае
    вчера
    Мексиканский город Веракрус и Каймановы острова С удивительным животным миром - черепахами, скатами, голубыми игуанами
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments