Брат на брата. Спустя сто лет после знаменитого Тамбовского восстания остается много вопросов

Брат на брата. Спустя сто лет после знаменитого Тамбовского восстания остается много вопросов | Программа: Большая страна | ОТР

история, тайны, загадки, мифы, легенды

2020-10-17T06:53:00+03:00
Брат на брата. Спустя сто лет после знаменитого Тамбовского восстания остается много вопросов
Выборгское время. Знакомимся с достопримечательностями города
На собаках лучше. Закрытие зимнего сезона на озере Байкал
Кокованя - это кто? Уральские сказы и прообразы героев произведений Бажова
Сундук Ковалевских. Где зарыты сокровища старинного дворянского рода?
Другой Барнаул. Молчание доктора Роде. Русалки из Маджы. Знаменитые жильцы Петербурга
Русалки из Маджы. Чем еще интересно село в республике Коми?
Знаменитые жильцы Петербурга. Какие тайны хранят старинные здания города на Неве?
Молчание доктора Роде. Как вернуть на родину похищенные нацистами российские сокровища?
Другой Барнаул. Мистические тайны и леденящие душу истории из Алтайского края
Пять вершин Бештау. Маленькая природная планета, в которой есть всё
Гости
Владимир Безгин
доктор исторических наук, профессор Тамбовского государственного технического университета
Василий Цветков
профессор Института истории и политики Московского педагогического государственного университета, доктор исторических наук

«Тамбов, окружённый хлебородной губернией, не знал в эти годы полного голода, но стыла зимами опасная нужда и требовала от людей отдавать все силы ума и души – бытовой изворотливости. И крестьянский раздольный мир вокруг Тамбова стал разрушаться, безжалостно вгоняемыми клиньями сперва заградотрядов (отбиравших у крестьян зерно и продукты просто при перевозе по дорогам), продотрядов и отрядов по ловле дезертиров. Вход такого отряда в замершую от страха деревню всегда означал неминуемые расстрелы» - это цитата из рассказа «Эго» Александра Солженицына, где нобелевский лауреат привёл свои изыскания по вопросам тамбовского восстания крестьян, с того времени прошло уже 100 лет, оно послужило прологом к знаменитой "антоновщине". Бунтовщики заживо распилили схваченных коммунистов и вообще не щадили большевиков, однако вскоре потерпели поражение и были расстреляны. Деревню, где зародился мятеж, чекисты спалили дотла. О том, как брат пошел на брата напомнит корреспондент ОТР Елена Азарченко.

А еще мы постараемся разобраться, на чьей стороне правда и можно ли было обойтись без такого количества жертв (подавление Тамбовского восстания называют самым жестоким в истории)?. И почему события столетней давности по сей день вызывают споры ученых, а факты заставляют дискутировать?

Павел Давыдов: Мы посмотрели сюжет, который с новой силой поднимает вопрос: на чьей стороне правда и можно ли было обойтись без такого количества жертв? Ведь подавление Тамбовского восстания называют самым жестоким в истории. У нас на связи доктор исторических наук, профессор Тамбовского государственного технического университета Владимир Безгин и доктор исторических наук, профессор кафедры новейшей отечественной истории института истории и политики Московского педагогического государственного университета Василий Цветков. Владимир Борисович и Василий Жанович, здравствуйте!

Владимир Безгин: Здравствуйте!

Василий Цветков: Здравствуйте!

Павел Давыдов: История, как известно, не терпит сослагательного наклонения, но в ситуации с Тамбовским восстанием очень много «если». Главный вопрос: можно ли было избежать такого жестокого подавления? Василий Жанович, а вы как бы ответили на заданный мной вопрос?

Василий Цветков: Я думаю, что нужно учитывать специфику последних лет уже Гражданской войны, потому что какие-то примиренческие, компромиссные решения пытались задействовать, допустим, в 18-м году, в 17-м году, к 20 году просто была уже наработана практика подавления повстанческого движения, причём и красными и белыми, и она во многом схожа, и эти формы жестокие считались оправданными в других губерниях, они считались действительно эффективными, но и что тут хотеть? Это всё-таки 21-й год, это не 17-й и даже ещё не более ранний период.

Павел Давыдов: Владимир Борисович, а при каких обстоятельствах этого восстания можно было бы избежать?

Владимир Безгин: Этого восстания можно было бы избежать, если коммунистический режим прислушался бы к протесту по поводу объёмов продразвёрстки и, самое главное, тех использованных методов, которые власть применяла, ведь была, к примеру, та мощь, которая тех же социалистов, которые сумели наладить заготовку хлеба, не вызывая столь бурную реакцию порой местного населения.

Павел Давыдов: Василий Жанович, а для вас восставшие крестьянке – это жертвы большевиков или борцы за крестьянскую справедливость? Вот здесь очень тяжело провести параллели какие-либо.

Василий Цветков: Я бы так сказал, что это протестное, антисистемное, вообще, наверно, антивластное движение, потому что Тамбовская губерния отличалась такими настроениями протестными с ещё, наверно, начала XX столетия – это, с одной стороны, но, с другой стороны, мы должны видеть стремление крестьян с самоорганизации, стремление крестьян к самоуправлению и это, безусловно, наверно, положительный момент, потому что степень гражданской активность, пусть хотя бы даже и в таких сугубо протестных формах, но она здесь была, она здесь проявлялась.

Павел Давыдов: Владимир Борисович, давайте попробуем предположить: если бы не смогли подавить это крестьянское восстание, как бы это могли изменить ход нашей истории?

Владимир Безгин: Вася сейчас правильно отметил, что ход восстания продемонстрировал способность тамбовских крестьян к самоорганизации, ведь успешная велась деятельность Союза трудового крестьянства, которые и систему управления осуществляли и снабжение партизанских отрядов и самоорганизация, основанная на общинном управлении, так что я думаю, что тамбовские крестьяне продемонстрировали возможность создания альтернативных путей развития.

Павел Давыдов: Василий Жанович, как бы изменилась наша история, если бы это восстание не было подавлено?

Василий Цветков: Тут очень интересный контекст, а именно взаимодействие крестьянского протестного движения с белым движением – вот этот аспект часто выходит, к сожалению, из поля зрения, то есть считается, что крестьяне – это такая самостоятельная, абсолютно самостоятельная сила. Но я хочу сказать, что опять же 20-21-22-й годы всё белое движение без исключения, начиная от Врангеля до Детерикса, ищет всеми путями, всеми возможными способами контактов с крестьянским повстанчеством – это особенная специфика последнего периода «Белого дела», и тут, если бы вот этот блок бы состоялся, условно говоря, крестьянского протестного движения и Врангеля и кого-то ещё из белых лидеров, тогда это было бы, наверно, серьёзной угрозой для советской власти.

Павел Давыдов: А вот интересно, почему же события столетней давности и по сей день вызывают такие споры среди учёных? Что мы не можем выяснить, какие факты нам до сих пор не недоступны? Владимир Борисович.

Владимир Безгин: Я считаю, что советская трактовка со всей историографией и идеализированный подход ещё находит отголоски в современных спорах, лишь только обращение к документам позволит открыть истину, но реакция, на мой взгляд, является болезненной по причине того, что Тамбовское восстание продемонстрировало конфликт между властью и обществом и силу народного протеста, а также поставило вопрос о допустимости и, скажем так, формах репрессий в отношении к обществу и в этом отношении, безусловно, проблема Тамбовского восстания остаётся актуальной.

Павел Давыдов: Василий Жанович, а какие именно факты и события заставляют нас сегодня дискутировать на эту тему?

Василий Цветков: Я уже упомянул только что, очень важен для историков, я думаю, более чёткое представление о возможности создания единого антисоветского большевистского фронта, но для этого мало, к сожалению, фактуры, хотя совершенно очевидно, что такие попытки были, предпринимались – это раз. Второй момент, на мой взгляд, это, конечно, краеведческий момент: здесь очень много ещё находить и не надо бояться исследовать именно местную краеведческую специфику, потому что, понятно, что в советское время это всё было абсолютно закрыто, а сейчас раз такая возможность появилась, то нужно её воспользоваться.

Павел Давыдов: В сюжете нам напомнили, что в те времена террор был с обеих сторон, можно ли тогда кого-то оправдывать?

Владимир Безгин: Вооружённое противостояние было обоюдным, и оно, совершенно верно, в условиях Гражданской войны приобретало особую ожесточённость, по части жестокости стороны не уступали друг другу, но если повстанцы судили не за их принадлежность, не за их убеждения, а за их прежние грехи, то для власти этот террор воспринимался как революционный долг, кара врагов без лишних формальностей.

Павел Давыдов: Василий Жанович, а вот сейчас спустя 100 лет пришло ли время осмысления того периода, что называется, без гнева и пристрастия, как вы считаете?

Василий Цветков: Безусловно, пришло время, и я бы сказал, что оно уже давно наступило, уже, мне кажется, пора заканчивать вот эти бесконечные споры во многом политизированные о разделении на красных и белых, о правых и неправых, здесь надо понять, что это бывшие граждане единого российского государства и это люди, которые жили в одной стране, это люди с общей историей, и вот эти намеренные, на мой взгляд, разделения сейчас пользы не принесут, конечно. Надо осмысливать и скорей уже, может быть, принимать некое такое решение не об отделении одних от других, а о сближении одних с другими – вот так.

Павел Давыдов: Мне показалось или сегодня действительно стало больше людей, сочувствующих крестьянского восстанию? Владимир Борисович.

Владимир Безгин: Конечно же, открытие исторической истины приводит к тому, что мы можем непредвзято и объективно посмотреть на ситуацию и чем больше обращений и интерес, который подрастающее поколение проявляет и факты реморализации памяти – всё свидетельствует о том, что воспоминания столетней давности живы, они продолжают быть востребованы сегодня, ведь ещё, на мой взгляд, продолжает тему объективности, надо ведь понять, что парадокс противостояния заключается в том, что борьба-то шла в рамках социалистического выбора, ни о какой реставрации речи не шло и другой вопрос, что военный сценарий не устраивал тамбовских крестьян.

Павел Давыдов: О Тамбовском восстании имеется много публикаций и исследований, но наиболее полным является труд Владимир Самошкина «Хроника Антоновского восстания» – так говорят ваши коллеги историки. Вы с этим утверждением согласны или порекомендуете другие книги о событиях столетней давности? Василий Жанович.

Василий Цветков: Да, вполне, потому учёт этих факторов обязателен и чем подробнее, чем тщательнее будет подход к изучению любого вообще исторического явления, тем лучше. Я бы ещё хотел отметить, Владимир Борисович очень хорошо сказал в отношении как раз социалистической, социал-демократической составляющей – это, кстати, тоже фактор, который уходит из поля зрения, потому что если говорить о том, что объединяет, а не разделяет, то это как раз и есть, наверно, та самая альтернатива, условно говоря, Советы без коммунистов, но всё же Советы, а в этот период, в 20-е годы, даже в эмиграции появился интересный лозунг: «Царь или Советы!», то есть вот этот элемент самоуправления, мне кажется, он ещё нуждается в изучении, у нас вообще, к сожалению, много внимания уделяется истории центральных властей, верховных властей, а местный уровень ещё нуждается в изучении, безусловно.

Павел Давыдов: Владимир Борисович, как бы вы ответили на этот вопрос?

Владимир Безгин: Я согласен с Василием Жановичем, что монография Самошкина на сегодняшний день пока остаётся фундаментальным и серьёзным исследованием, конечно она в свете современных подходов и новых документов не лишена слабых сторон, я думаю, что современная историческая наука в очень большом долгу перед читателем и выход фундаментального труда – это, думаю, дело ближайшего будущего.

Павел Давыдов: В любом случае «в Гражданской войне не бывает победителей» – писал Михаил Шолохов. Главное – нам сделать выводы и не повторять ошибки прошлого. Владимир Борисович, Василий Жанович, спасибо вам большое за участие в программе и благодарю за оценку событий того времени.

Василий Цветков: Спасибо!

Владимир Безгин: Спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (9)
Владимир
Отчего же не бывает победителей? Крестьяне сгнили в земле, что им обещала власть жидобольшевиков, часть их крикнули во время следующей генерации той же власти. Теперь, наследники всё той же власти опасаясь быть уличенными и названными проповедуют прощение))))) Они простили своих жертв)))
Василий
Читаеь этих профессоров и диву даешься. С пустого в порожнее переливают события. А об сути ни слова. У меня мать жила в те года со своей матерью на Тамбовщине. Ее отец поверил советам и был председателес сельсовета и ярым коммунистом. Во время мятежа мужики посадили на вилы. Пришел Тухачевский мужиков перестрелял. Выбрали других сельсоветчиков. Спечет бабушка хлеб придут комбедчики . Хлеб заберут, а бабушку используют. Моя мать с бабушкой спаслась тем, что завербовалась на Мурман в Апатиты.
Александр
Если цель оправдывает средства,тогда нужно добиваться поставленной цели. То,что говорил Солженицын, мое поколение не испытало на себе. Но испытало и продолжает испытывать то, к чему он призывал. Солженицын активный пособник развала великой Страны. Благодаря и Солженицыну и ему подобным, уже 30 лет, на территории великой Страны продолжают погибать люди. Почему об этом затянувшемся на десятки лет "расстреле" людей, молчит автор ?
Петрушка
Так они не щадили большевиков или коммунистов?
Петр Евдокимов
Практически все страны в Мире прошли через гражданскую войну и наша Россия не исключение. Искать правых и виноватых в гражданской войне - это полное убожество или заказная и гнилая антисоветчина. Как вы думаете, почему путин и его гопники с таким усердием сегодня уничтожают село и крестьянство? С той только разницей, что их, крестьян, не расстреливают, а с умыслом развалили колхозы и совхозы, бросили людей в нищету и голод, практически на вымирание. Земля крестьянская обезлюдела и спилась. Мудрость же давняя утверждает, что: *На землю без людей придут другие люди без земли!* Ворошить подобные темы, все равно что неустанно перекапывать могилы предков. Нет уже в стране КРЕСТЬЯНСТВА и не будет. Не те времена, когда можно было подняться на лошадке и сохе. Латифундии и батраки есть, видимо и рабы или крепостные будут.
Nikolai
Моя бабушка пережила весь период восстания, до Вороны рукой подать, до Каменки 20 верст по прямой.. Полностью с Вами согласен - ученые эти много наговорили здесь и все ни о чем. Двоих братьев ее ушедших к Антонову убили, третий пропал. И никто там не был кулаками, все своим горбом. Только не хотели чтобы их просто грабили. Так теперь такого крестьянства больше нет, добили крестьян, что и имеем через сто лет как закономерный итог
Николай
Краснота такие же бандиты как и любые управленцы странами
Алексей Федосеев
А историю вопроса изучить не пробовали?
Николай Бобин
К тому же применение эпитета "самое жестокое подавление" - говорит об истеричности автора или его хайповости. С самого начала, восставшим предлагалась добровольная сдача без всяких преследований. Условия добровольного отказа от восстания сбрасывались листовками с аэропланов. Быстрота подавления тамбовского восстания крестьян обусловлена также тем, что состав кавалерийских отрядов РККА был на 60% из жителей тамбовщины, которые хорошо знали местность, а потому быстро находили партизанские базы мятежников. Наконец, именно это восстание стало завершающим фактором принятием советской властью перехода от продразверстки на продналог, что также явилось причиной устранения конфликта, который длился всего три месяца.