Историк Елена Харлап об Ордене иезуитов и тайне графа Калиостро

Гости
Елена Харлап
историк, журналист

Ангелина Грохольская: И мы снова в студии программы «Большая страна. Территория тайн» и говорим о мистическом и неопознанном в нашей жизни. Во все времена были профессионалы от мистики, авантюристы по своей сути, они пугали, поражали, привлекали последователей и вдохновляли творческих людей. История графа Калиостро легла в основу романа Алексея Толстого. Между прочим, это реальный человек – граф Алессандро Калиостро, правда называл он себя всегда разными именами, создавая ореол таинственности. Так, прибыв в Лондон, Калиостро представился не просто магом, а великим человеком, умеющим легко вызывать души умерших и превращать свинец в золото. Сейчас с нами на связи историк, журналист Елена Харлап.

Елена, здравствуйте!

Елена Харлап: Здравствуйте!

Ангелина Грохольская: Скажите, пожалуйста, вот магия, авантюристы, типа Калиостро, кто они были на самом деле: шоумены, если бы мы сейчас их называли, или всё же у них была какая-то другая роль? Вообще какую роль они играли в истории государств?

Елена Харлап: Вы знаете, в любом случае все авантюристы для того, чтобы человека втянуть в ту или иную авантюру, должны были в чём-то его убедить, то есть, естественно, они были хорошими психологами, имели образовательный ценз, то есть это были люди, которые обладали рядом знаний, обладали соответствующим складом ума, складом характера.

Ангелина Грохольская: А сейчас отправимся с вами в Смоленск. «В Смоленском уезде среди холмистых полей на высоком берегу реки стояла усадьба Белый ключ, старинная вотчина князей Тулуповых», – так начинается произведение Толстого о великом Калиостро. Но не всё так просто в этой истории, загадочны тени смоленских усадеб. Мой коллега провёл историческое расследование.

СЮЖЕТ

Ангелина Грохольская: Историки, кстати, связывают биографию графа Калиостро, о котором мы уже упоминали, с деятельностью ордена иезуитов. Был ли Калиостро генералом этой организации, доподлинно неизвестно, а вот почему иезуиты были изгнаны из России, об этом мы поговорим с экспертом. Я напоминаю, что с нами на связи Елена Харлап – историк, журналист.

Елена, расскажите, вообще, что это за орден такой – орден иезуитов?

Елена Харлап: Орден появляется в тот момент, когда католическая церковь теряет свои позиции в Европе, церковь слабеет и не хочет терять свои позиции, а мы с вами знаем, что церковь в Средние века – это крупнейший феодал, там есть что терять, цена вопроса очень велика, там большие поместья, деньги, крестьяне, плюс ещё такая замечательная вещь, как индульгенция, то есть любой человек фактически может избавиться от греха, заплатив энную сумму денег, и вот всё это фактически теряет католическая церковь. Кроме того, нужно сказать, что предпосылки для таких потерь есть – Европа вступает в период великих географических открытий, потому что развивается торговля, развивается наука, многие отрасли развиваются, такие как металлургия, горное дело, поэтому, соответственно, люди становятся другими и поэтому, собственно, им не нравится вот это влияние церкви. И, надо сказать, что до иезуитского ордена существовали монашеские ордена, но, скажем так, на них возлагалась ответственность за то, что церковь теряет свой авторитет, и вот в этой ситуации, в этой обстановке как раз и появляется орден иезуитов.

Ангелина Грохольская: Что этот орден отличало от других? Потому что очень много мифом, очень легенд об иезуитов.

Елена Харлап: Вот такая изворотливость и методы, когда для достижения целей всё хорошо, вот именно это складывается в таком негативном отношении в иезуитскому ордену. Я бы, наверно, сейчас хотела привести такой пример, допустим, как Китай и Индия: в 1534 году ряд миссий направляется в том числе в Китай и Индию, и там миссионера не говорят о том, что они иезуиты. Соответственно, они изучают обычаи, изучают традиции и, скажем так, довольно плавно вписываются как раз в местный колорит. И как раз, когда иезуитский орден попадает в опалу в Европе, и папа Климент XIV вынужден под давлением монархов, которые боятся вот этой растущей силы иезуитского ордена, он его, соответственно, закрывает, как раз Индия и Китай – это те страны, где отделения ордена продолжают работать.

Ангелина Грохольская: А в России как они появляются?

Елена Харлап: Здесь должны быть определённые предпосылки – в России начинают торговать, торгует, соответственно, порт Архангельск, у нас торговый порт, сюда приезжают и европейские купцы, соответственно, с товаром. Вот те данные, которыми есть, допустим, на тот момент, когда фактически вся Европа охвачена деятельностью ордена, Екатерина II не считает нужным транслировать указ папы Римского о том, что орден запрещён, и 201 иезуит остаётся на территории России.

Ангелина Грохольская: Пётр изгонял, насколько я знаю, иезуитов из нашей страны, то есть там была принципиальная позиция. Почему Екатерина их возвращает? Почему она разрешает их деятельность? Не говорит ли это о том, что, возможно, были определённые политические цели у Екатерина II, и орден служил инструментом для достижения этих целей?

Елена Харлап: Екатерина II, как мы знаем, немка, мы знаем также о том, что она очень благосклонно относилась и к идеям Просвещения, и к каким-то вещам в Европе, но, наверно, вплоть до Великой Французской революции Екатерина II очень романтично относится к этим европейским переменам, то есть пока Франция не была взорвана этими революционными настроениями, и Екатерина II достаточно, скажем так, смотрела на Европу как на опыт, который стоит принимать. Далее они продолжают работать при Павле I, Павел I даже им передаёт в дар одну из церквей города Санкт-Петербурга и фактически орден иезуитов в России запрещён Александром I в 1820 году, и фактически до окончания перестройки этот орден в России официально не работает. В 1992 году Минюст России официально зарегистрировал Общество Иисуса. На настоящее время в России работает несколько организаций.

Ангелина Грохольская: Почему Пётр, который тоже смотрел на Европу как на опыт, он «прорубил окно в Европу», почему он всё-таки не принимал иезуитов, и они были изгнаны при нём?

Елена Харлап: Поскольку вера-то была у нас другая, соответственно, мы – православные, и мы знали, что это католический орден.

Ангелина Грохольская: Методы иезуитов какие были? С Китаем, с Индией понятно. Что они делали в нашей стране?

Елена Харлап: Как и, наверно, везде в Европе, они вербовали прежде всего выходцев из знатных семей, их дворянских семей, именно они их интересовали. Если говорить о европейском опыте, вы знаете, Ангелина, мне всё-таки хотелось бы остановиться на просветительской деятельности, на мой взгляд, эта такая страница, которая достойна того, чтобы об этом поговорить. Дело в том, что орден иезуитов очень большой вклад вносит в развитие просвещения и многим вещам в том числе, допустим, золотым, серебряным медалям мы обязаны как раз опыту как раз иезуитского просвещения. Если мы говорим, допустим, о XVI веке, то 373 учреждения иезуитских есть в Европе, а уже буквально к началу XVIII века фактически вся Европа охвачена иезуитскими учебными заведениями, преподаванием таких предметов, как физика, математика, история, логика, философия, астрономия мы как раз обязаны иезуитам, именно при иезуитах педагоги вводят такие педагогические приёмы, как состязательность сторон, спортивные состязания, интеллектуальные состязания, именно иезуитам мы обязаны прежде всего именно классно-урочной системе, поэтому часть как раз образовательного опыта была успешно заимствована.

Ангелина Грохольская: Тогда почему при положительных качествах этого ордена, при положительных принципах этого ордена, вот про образование вы сейчас рассказали, всё-таки у них очень много, назовём это так, оппонентов, тех, кто категорически не признаёт иезуитов, не признавал этот орден, и, более того, я знаю, что некоторые считали их врагами нашей страны и продолжают так считать?

Елена Харлап: Я скажу, не только в нашей, европейские монархи в 1770 вдруг понимают, что реально такая разветвлённая сеть иезуитов представляет для них угрозу, и фактически в 1773 году закрывают это орден. Такая конкуренция между церковью и, соответственно, властными структурами.

Ангелина Грохольская: То есть августейшая власть… здесь было такое опасение, что орден иезуитов и те, кто за ними стоят, могут просто занять определённый политический статус?

Елена Харлап: В Европе, собственно, были опасения, да.

Ангелина Грохольская: Если бы орден иезуитов получил то распространение, к которому он стремился, в том числе в нашей стране, что могло бы произойти? Я понимаю, что история не любит сослагательных наклонений, но так или иначе.

Елена Харлап: Я думаю, что эту тему не очень хорошо развивать, потому что в принципе предпосылок таких не было. У нас настолько православная страна, что… ну, вот, допустим, давайте мы вот какой пример возьмём: когда Лжедмитрий I, соответственно, принял католичество, это же было очень плохо воспринято в Москве, то есть это всё иноверцы, это враги, хотя здесь даже не о иезуитах мы говорим, а просто о католичестве, поэтому, я думаю, что в нашей стране это было бы просто невозможно.

Ангелина Грохольская: Ещё одно мнение существует, что именно приход иезуитов в нашу страну подпортил отношения наши с Польшей. Действительно ли это могло иметь место?

Елена Харлап: Следует сказать, что благодаря как раз деятельности иезуитов Польша вошла снова под крыло католической церкви, поскольку другие веяния были очень популярны в этой стране, иезуиты появились, соответственно, в Польше в 1565 году и многие прониклись к ним симпатией особенно в тот период, когда побеждали последствия чумы, и та же тактика: они вербовали представителей дворянских родов.

Ангелина Грохольская: И тем самым были опасны, в общем-то, весьма для нашего двора.

Елена Харлап: В общем, да, но если говорить как раз о Польше, то здесь как раз польский престол при помощи иезуитов занял Генрих Валуа.

Ангелина Грохольская: То есть был прецедент всё-таки, да?

Елена Харлап: Да, в Польше был.

Ангелина Грохольская: Поэтому и опасались. Что сейчас? Вы говорите, что сейчас орден не запрещён.

Елена Харлап: В России нет, то есть те данные, которые у нас есть, 1992 год, как я уже сказала, Минюст разрешает деятельность в России. Если говорить о количестве иезуитов сейчас в мире, их насчитывается более 16 тысяч человек, это данные на 2018 год, из них священнослужителей более 11 тысяч, и, опять данные из открытых источников, ведётся работа в 112 странах, ведут работу различные миссии.

Ангелина Грохольская: А главный принцип ордена сейчас?

Елена Харлап: Вы знаете, орден тоже трансформируется, но, наверно, если мы говорим о настоящем времени, на мой взгляд, с 13-го года должность главы Ватикана возглавляет иезуит, папа Римский, взявший имя Франциск, то, наверно, в принципе мы можем наблюдать эту ситуацию сейчас, когда европейские ценности фактически конфликтуют с ценностями католической веры.

Ангелина Грохольская: Елена, спасибо вам огромное, немножко приоткрыли мы тайны ордена иезуитов, поговорили, по крайней мере, об этом, спасибо вам большое, до свидания!

Елена Харлап: Спасибо, всего доброго, до свидания!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)