Молчание доктора Роде. Как вернуть на родину похищенные нацистами российские сокровища?

Гости
Александр Мазурицкий
профессор Московского государственного лингвистического университета

Павел Давыдов: На территории Калининградской области находятся сотни подземных хранилищ, именно в годы Второй мировой войны нацисты укрыли культурные ценности, вывезенные с оккупированных территорий СССР и других стран. И сокровищ этих, по оценкам специалистов, как минимум, на 500 миллиардов евро. Порядка десяти малых тайников было найдено с 1945 года, что в них содержалось – достоверно неизвестно. А из крупных и средних до сих пор не вскрыто ни одного. Настоящее расследование провела моя коллега Анна Вернер, а её сюжет мы назвали «Молчание доктора Роде», ведь с именем этого человека связана одна из самых волнующих тайн человечества – исчезновение Янтарной комнаты.

СЮЖЕТ

Павел Давыдов: Всего в годы Великой Отечественной войны пострадало порядка 160 советских музеев. Точная цифра утраченных Россией культурных ценностей не определена, на данный момент в списке значится более миллиона единиц хранения, включая музейные предметы, редкие книги и рукописи. Часть награбленных ценностей удалось вернуть после окончания войны, однако, многое пропало бесследно. Но самый главный вопрос: почему сегодня не ведутся их поиски? Адресую его эксперту: с нами на связи Александр Мазурицкий – доктор педагогических наук, профессор Московского государственного лингвистического университета. Александр Михайлович, здравствуйте!

Александр Мазурицкий: Здравствуйте, Павел!

Павел Давыдов: По вашему мнению, почему наше государство не ведёт поиски украденных ценностей, особенно в Калининградской области, где, как мы только что слышали, до сих пор в тайниках могут находиться похищенные нацистами сокровищами?

Александр Мазурицкий: Вы знаете, это очень серьёзная, непростая и очень болезненная проблема, дело в том, что в период 90-х годов, когда Германия стала предъявлять претензии по поводу возвращения своих ценностей, которые были перемещены на территорию нашей страны как компенсация, частичная компенсация наших культурных потерь, встал вопрос о том, что мы толком не знаем, что именно мы потеряли, мы могли обозначить Янтарную комнату, какие-то крупные коллекции, но информации не было. И тогда встал вопрос о создании поисково-исследовательской группы, которая занялась бы поиском информации на основе немецких трофейных документов, о том, что конкретно было вывезено из наших музеев, картинных галерей, библиотек, и тогда при Министерстве культуры в Департаменте сохранения культурного наследия была образована такая группа и стал издаваться каталог – это вот тот каталог, который называется «Сводный каталог культурных ценностей, похищенных и утраченных в годы войны», он издавался сразу на английском и русском языках и в него вошли данные, но, к сожалению, уже где-то в 2007-2008 году эта деятельность была прекращена по неизвестным мне причинам, неоднократно, я знаю, что были депутатские запросы в Министерство культуры, было письмо, которое писали, был форум культуры, по-моему, третий Санкт-Петербургский, на этом префоруме была принята резолюция о возобновлении этих работ, но, к сожалению, вот сегодня 2021 год, но работы так и не ведутся, и я могу вам сказать, что, к сожалению, целенаправленных поисков, в которых бы участвовало государство, у нас не проводится в данный момент.

Павел Давыдов: Мы можем с вами предположить, с чем это связано? С тем, что не хватает денег, или какая-то группа лиц преследует свои интересы?

Александр Мазурицкий: Вы знаете, может быть, и то и другие, я не знаю какие-то закулисные вещи, но всё это было облечено в ту форму, что в Министерстве культуры прошла какая-то реорганизация, исчезла эта структура, но тем не менее, наверно, есть какие-то другие причины, которые мне трудно обозначить, почему вдруг такая важная и нужная работа была свёрнута, тем более что сохранился архив, он не в Министерстве культуры, слава богу его спасли, архив всей исследовательской группы и достаточно дать команду, чтобы собрать специалистов, которые ещё у нас в России есть, которые бы продолжили эту работу.

Павел Давыдов: В одной из лекций, Александр Михайлович, вы рассказывали, что украденные сокровища нацистами выставлялись на аукцион, и их приобретали тогдашние союзники СССР. А что сегодня об этом известно?

Александр Мазурицкий: Вы знаете что, об этом известно очень мало и это ситуация, которая не очень приятна, тех, кого сейчас мы называем «наши партнёры», потому что в то время, как истекали кровью войска союзников и наши солдаты, в это время в Швейцарии происходили аукционы, на которых участвовали и представители стран-союзников, которые покупали награбленные на территории Советского Союза и других государств ценности, их скупали. Вот это очень печально, то, что это было в то время, когда шла такая битва с фашизмом, и в это время были те люди, которые видели только корыстные какие-то свои интересы и больше ничего, это извлечение какой-то прибыли из этих украденных ценностей, поэтому, кстати, то затрудняет поиск наших ценностей, потому что они растеклись по другим государствам и не только на территории Германии, они могут храниться на территории Великобритании и на территории Соединённых Штатов Америки.

Павел Давыдов: Кстати, совсем недавно ряд культурных ценностей, похищенных фашистами в годы Великой Отечественной войны, вернулись на Кубань из музея Зальцбурга, но такие новости крайне редкие и они из разряда фантастики.

Александр Мазурицкий: Вы знаете что, такие новости бывают. В частности, несколько лет назад вернули ценности в Тверской музей краеведческий, причём вернули потоми немецкого офицера, которые просили не называть их фамилии, – им стыдно, а там целая коллекция, потом вернули книги отдельный – вот я собираю такие факты. Но надо сказать, что это дети тех солдат, которые бывали на фронте, и чувство вины, видимо, как-то довлеет в их семьях, но это ведь не результат государственного поиска, это случайные такие случаи, а должна быть несколько другая картина, когда идёт целенаправленный поиск, идёт работа исследовательской группы, и мы целенаправленно ищем какие-то ценности и возвращаем, причём я участвовал в таком возвращении, когда была возвращена библиотека из Павловского дворца, которую вывез батальон особого назначения СС, и эта коллекция была подарена последнему послу фашистской Германии в СССР Шуленбургу, эту коллекцию нашли, и его внучатый племянник вернул её Павловскому дворцу – около 150 книг.

Павел Давыдов: Но вообще награбленного, как и было сказано, очень много и это музейные ценности, редкие книги и рукописи, а вот, на ваш взгляд, что представляет сегодня наибольшую ценность для нас, нынешних россиян?

Александр Мазурицкий: Вы знаете что, во-первых, это те картины из наших музеев, которые были утрачены, в частности, получилось так, например, коллекция Русского музея экспонировалась в Крыму, её не успели эвакуировать, она пропала, это коллекции музеев, это коллекции различных музейных экспонатов. Давайте с вам сейчас просто зачитаю такие маленькие у меня есть данные, это была в 42-м году выставка в Германии из награбленных ценностей: книги с автографами Рубенса и 59 томов редкого издания Вольтера были подарены Розенбергу – одному из идеологов фашизма, альбомы акварели – Риббентропу, 80 книг о походе Наполеона в Египет – Гитлеру, комплекты газет издания 1759 года – Геббельсу, и книги из Павловского дворца получил Шуленбург – из этого было найдено только часть книг, которые были вывезены из Павловского дворца, не более того, всё остальное является предметом розыска.

Павел Давыдов: А вообще у нацистов вроде как был специальный отряд, в который входили эксперты-искусствоведы, они знали, что именно нужно вывозить из нашей страны. Скажите, Александр Михайлович, ваши данные это подтверждают? Действительно отряд такой был? Уж слишком много слухов вокруг этого.

Александр Мазурицкий: Во-первых, несколько было отрядов. Первый – это «Миссия Линца». Линц – это город детства Гитлера, он был родом из Линца, это были искусствоведы, которые отбирали культурные ценности и свозили, там Гитлер хотел создать музей музеев. Второй – это «Наследие предков», который курировал Гитлер, – это целая исследовательская группа, которая формировала свои фонды. Третий – это Розенберг, штаб Розенберга, министра восточных территорий, в котором где-то 350 – это была экспертная группа искусствоведов, библиотековедов, музейщиков. И последняя исследовательская группа – это батальон особого назначения СС. Понимаете, это структуры были, которые имели колоссальный опыт уже разграбления культурных ценностей на территории Европы, и к нам пришли не просто люди, которые хаотично это искали, у них уже на картах были намечены, и нашли эти карты, и дворец – Эрмитаж, и был намечен Русский музей, Третьяковская галерея. Эти карты были потом захвачены и это подтверждение всех тех планов, которые были поставлены перед этими подразделениями. Надо сказать, что уникальной из всех этих подразделений была группа Розенберга, потому что они занимались не просто грабежом, это был научный грабёж.

Павел Давыдов: Я хотел у вас уточнить, простите, что перебиваю…

Александр Мазурицкий: Да, пожалуйста.

Павел Давыдов: Какие именно ценности для этой группы представляли наибольший интерес? Я где-то читал, что оккультные книги искали.

Александр Мазурицкий: Да, оккультными книгами больше занималось ведомство «Наследие предков», которое и посылало своих специалистов в Азию, они, кстати, искали, есть фотографии раскопок, искали захоронение Рюрика, у них была очень сильная археологическая группа, и они занимались как раз оккультными науками. Розенберг – это несколько иной срез, они интересовались, во-первых, научно-производственной литературой, старой печатной литературой, практически на каждую книгу заполняли 8 карточек, и я видел эти документы, где они специально работали по заданию различных научно-исследовательских немецких научных институтов, куда отправляли эту литературу, отправляли старопечатные книги, и у них работали специалисты, надо отдать им должное – это были опытные специалисты, и так они работали с музейными экспонатами, их было несколько групп: группа библиотечная, музейная, группа, которая занималась прикладным каким-то искусством, – это была целая структура, это была саранча. Вот смотрите: «Царское село: рота захватила и вывезла имущество Большого Екатерининского дворца, со стен были сняты китайские шёлковые обои, золотые резные украшения, наборный пол сложного рисунка увезли в разобранном виде, из дворца императора Александра вывезена старинная мебель». Вы видите, что это, как действительно саранча, обои, паркет – это всё вывозилось, вот это то, что было в этот период. Понимаете, есть большая проблема, дело в том, что когда в конце 80-х годов стали меняться у некоторых специалистов как бы трактовки войны, и это западные концепции: представить войну как столкновение двух тоталитарных систем. Я всегда задаю вопрос этим специалистам: какое отношение к тоталитарной, предположим, советской системе имело уничтоженное имение Льва Николаевича Толстого – Ясная поляна, пенаты Репина, Музей Чайковского в Клину, минирование могилы Пушкина в Михайловском? Никакое. Это были символы национальной культуры, не более того, потому что всё это понятно, что это был геноцид по отношению к культуре наших народов, и один из идеологов нацизма Альфред Розенберг неслучайно сказал – это правильная фраза: «Достаточно уничтожить памятники народа, чтоб во втором поколении он перестал существовать как нация», – вот, что значит культура и каково её значение.

Павел Давыдов: Александр Михайлович, мне как раз и кажется, что они вывозили все эти ценности из нашей страны, чтобы лишить нас, русских, и людей других этносов национальной памяти, культуры и истории, получается, что этот план был отчасти реализован, судя по количеству похищенного и ненайденного, что немало важно.

Александр Мазурицкий: К сожалению, это так, то, что мы не ищем это, не находим. Помаете, это наш долг, я считаю, перед теми людьми, которые спасали эти ценности, были же люди, которые на оккупированной территории ценной собственной жизни спасали эти ценности, и, конечно, наша задача – восстановить эту работу и сделать всё возможное для того, чтобы хотя бы частично вернуть нам то, что утратила наша страна в годы Великой Отечественной войны.

Павел Давыдов: Когда мы говорим, что мы хотим отыскать и вернуть назад похищенные ценности, мы понимаем, что для нас, русских, это составная часть нашего культурного наследия. И спасибо вам, Александр Михайлович, что сегодня этим разговором всем нам, особенно государственным чиновникам, об этом напомнили, спасибо вам огромное!

Александр Мазурицкий: Спасибо вам, Павел!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)