Пещеры и подземелья. Кому помогает Белый спелеолог и какие опасности скрыты под землёй?

Гости
Василий Самсонов
председатель ВОО «Российский союз спелеологов»

Павел Давыдов: Вы смотрите программу «Большая страна. Территория тайн». В Хакасии расположена пещера с пугающим названием – «Ящик Пандоры». Вокруг неё ходит много легенд, а её история окутана тайной. Подземелье открыли в начале 70-х годов прошлого столетия, там находятся многочисленные колодцы, галереи на нескольких уровнях и даже озёра. По утверждению опытным спелеологов, это одно из самых опасных мест в нашей стране. Мария Кудинова отправилась на поиски загадочного и таинственного «Ящика Пандоры».

СЮЖЕТ

Павел Давыдов: Пещеры всегда привлекали людей своей загадочностью, неповторимостью, а также оригинальным сочетанием причудливых изваяний, нередко напоминающих образы мифических героев. Когда-то гроты служили кровом и надёжным укрытием от непогоды, местом благодатного отшельничества. И теперь, когда многие из пещер стали доступными для посещения, любой человек может стать немного ближе к собственной истории.

С нами на связи: Василий Самсонов – председатель Российского союза спелеологов. Василий, здравствуйте!

Василий Самсонов: Здравствуйте, Павел!

Павел Давыдов: Только что в сюжете из Хакасии мы видели подземный лабиринт, который, во-первых, окутан сплошной мистикой, а, во-вторых, запутает даже бывалого спелеолога. Признайтесь, а вам там было страшно?

Василий Самсонов: Павел, пещер «Ящик Пандоры» очень классная пещера, большая, длиной 11 километров.

Павел Давыдов: И очень сложная!

Василий Самсонов: Это достаточно сложная пещера, если её полностью проходить. Мне, наверное, там страшно не было.

Павел Давыдов: Вот у нашей съёмочной группы, как мы видели, даже отказывало оборудование в пещере, но им якобы помог Белый спелеолог. А вы его встречали или это всего лишь красивая легенда?

Василий Самсонов: Нет, это, можно сказать, не совсем легенда. Когда ты живёшь в подземной лагере больших пещерах, спелеологам приходится ставить подземные лагеря, когда очень длинный маршрут, и когда ты там ночуешь, к тебе практически всегда приходит Белый спелеолог.

Павел Давыдов: Как он выглядит? Можете хотя бы описать его? Это белое пятно или что это?

Василий Самсонов: Конечно же, это такая спелео-легенда. Просто практически пещера – это же тихо, но иногда разные звуки: капля воды, разные звуки, а из-за того, что постоянно тихо, у тебя слуховые галлюцинации иногда происходят в пещере, и поэтому, особенно если ты один, тебе всё время кажется, что кто0то там рядом с тобой ходит.

Павел Давыдов: А вам не кажется, что легенды как раз и придумывают для того, чтобы, с одной стороны, напугать неподготовленных людей, а с другой, поддержать исследователей, которые работают под землёй?

Василий Самсонов: У нас считается, что Белый спелеолог, конечно же, помогает спелеологам, ни в коей мере не мешает, это такой добрый спелеолог, но хотя… откуда появился Белый спелеолог? Это тот человек, который когда-то ушёл в пещеру, но, к сожалению, там и остался, есть такая не очень весёлая история.

Павел Давыдов: И это правда. А скажите, пожалуйста, Василий, какие ещё пещеры большой страны вызывают у исследователей вопросы и открыть тайны, и, как говорится, докопаться до истины?

Василий Самсонов: У нас в стране очень много пещер, более 5000 пещер, очень много и се пещеры разные, есть, само собой, небольшие пещеры, но ценные своим убранством, натёками, археологическими какими-то вещами, а есть пещеры просто очень интересные в спортивном плане, есть пещеры интересные в исследовательском плане, то есть, например, на поверхности горы уходит ручей в щель и пропадает, надо найти вообще, куда делась вода, как прошла, она может выходить через 20 километров. И вот есть такие пещеры, в которые ты заходишь сверху и через 5 километров выходишь внизу, «выходишь» – это образно я так сказал, выползаешь, пролазишь через колодцы, через узости, через сифоны, таких пещер много. Больше могу сказать, каждый год открываются новые пещеры, казалось бы, в том месте, где уже всё найдено, на Урале. На Кавказе, в Крыму, нет, спелеологи находят постоянно новые пещеры, то есть спелеология чем хороша – всегда можно что-то открыть новое. Буквально неделю назад мы открыли новую пещеру, она, конечно, маленькая, 20 метров, но это тоже новая пещера, там никогда до нас никого не было.

Павел Давыдов: Это недалеко от Екатеринбурга?

Василий Самсонов: Нет, это на границе Башкирии и Оренбургской области.

Павел Давыдов: Вот той пещере, которую на днях вы открыли, какое название вы дадите?

Василий Самсонов: Мы ещё не придумали, честно скажу.

Павел Давыдов: А скажите, пожалуйста, вы изучаете литературу, документы коллег прежде, чем спуститься в пещеры?

Василий Самсонов: Да, здесь комплекс работ, то есть выявляется перспективный карстовый район: есть ли там карстующиеся породы, различные признаки, работали ли в этом районе люди до нас. И после этого, всё взяв в голову, подумав, ты идёшь уже в поле, то есть это практически как геология, то есть ты сначала посидел в кабинете, подумал, может ли здесь быть месторождение, а потом всё равно взял рюкзак и пошёл в поле.

Павел Давыдов: Василий, скажите, а какие необычные находки вы видели в процессе открытия новых пещер или просто во время путешествий по ним?

Василий Самсонов: В пещере ты можешь найти всё что угодно, особенно если эта пещера не где-то там высоко-высоко в горах, сложно доступная, с большими колодцами, а такая – на равнине, то есть, начиная от черепов древних пещерных медведей и кончая просто археологическими какими-то находками. В наших пещерах до сих пор находят остатки утвари скифов, сарматов, золотые изделия, то есть ты можешь найти всё что угодно на самом деле. В пещерах, которые были в зоне оккупации в войну на Кавказе, там – оружие, всё можно найти там, потому что пещеры издревле использовались человеком как склады, как место жительства, как кухни, разнообразное было использование этих пещер.

Павел Давыдов: 5000 пещер в нашей стране. Скажите, пожалуйста, а вот какие из них, на ваш взгляд, самые мистические, окутаны тайнами, загадками?

Василий Самсонов: Вот я задам вам вопрос, наверно: вы как считаете, какая в России самая длинная пещера? Примерно сколько в ней длина?

Павел Давыдов: Мы видели сюжет из Хакасии, вы уточнили, что она – 11 километров. Мне кажется, длиннее быть не может.

Василий Самсонов: Самая длинная пещера России – это пещера Ботовская, 70 километров длиной.

Павел Давыдов: Ничего себе!

Василий Самсонов: Представляете? А вот просто для формата: а в мире самая длинная пещера, Флинт Мамонтова в Америке, 650 сколько-то там километров, 650! А про мистические пещеры, когда вы у меня спросили, есть несколько пещер мистических на Алтае – Кашкулакская пещера, есть пещера на Урале – Капова пещера. То есть Капова пещера, например, ещё давно-давно древними людьми использовалась как святилище, то есть там, некоторые даже говорят, что и в жертвы даже приносили, там рисунки древнего человека такие же, как во Франции, вот прямо очень красивые и интересные. И вот когда в такие пещеры заходишь, понимаешь, что здесь было что-то такое необычное, такая определённая дрожь по телу-то проходит.

Павел Давыдов: А скажите, пожалуйста, когда в вы пещеры опускались, понятно, что всплывала легенда Белого спелеолога, но тем не менее, какие ещё необъяснимые факты вас под землёй больше всего поражали? Абсолютная тишина, абсолютная темнота – это всё понятно, но тем не менее.

Василий Самсонов: Есть такая штука, как потеря времени. Она, конечно, необъяснимая, но это постоянный фактор: если ты долго находишься пещере, твои внутренние биологические часы смещаются с наших суток на 48-часовые.

Павел Давыдов: Ого!

Василий Самсонов: Да, сейчас мы ездили в экспедицию на Кавказ на хребет Алек, там глубокие пещеры, такие серьёзные, по 500метров глубиной, ребята оставались ночевать, и они проспали своё время, часы сломались, и они думали, что они встали, проснулись, а они проспали сутки.

Павел Давыдов: Ничего себе! То есть время под землёй идёт совсем по-другому, это очень интересный факт.

Василий Самсонов: Да, время под землёй течёт абсолютно по-другому: тебе кажется, что прошёл час, а на самом деле прошло 2.

Павел Давыдов: Так…

Василий Самсонов: Это вот такой феномен, связанный с организмом и вот с этим абсолютно изолированном местом пещер. Интересные истории всегда связаны с местными жителями, которые живут рядом с крупными пещерами. Всегда, когда ты приходишь, местные жители интересуются: «Вы в пещеру?» – или ты у них спрашиваешь: «Есть здесь пещеры?» – тебе всегда рассказывают историю, что вот здесь в нашей деревне 20 лет назад человек зашёл в пещеру и или вышел через 100 километров в другой деревне, или вообще пропал. И ты так идёшь в эту пещеру и думаешь: «Странно, пропал… А ты не пропадёшь?» – есть такой страх.

Павел Давыдов: Василий, расскажите в завершении: а чем вас заинтересовала профессия спелеолога, как увлеклись изучением подземелий? Это, конечно, очень интересно, но, повторюсь, небезопасно.

Василий Самсонов: Это, конечно же, не профессия, это всё-таки…

Павел Давыдов: Образ жизни, да?

Василий Самсонов: Да, образ жизни, хобби, по профессии мы практически все немножко другой специальности, есть, кончено, и смежные специальности, геологи, географы, но в основном это увлечение, причём, что интересно, очень разные люди начиная от военных, учителей, рабочих, спасателей, всем интересно. А почему? Потому что это всегда возможность что-то новое познавать, находить что-то новое, исследовать – это первое, и второе: все спелеологи – это классные весёлые ребята!

Павел Давыдов: И мы в этом убедились, Василий, спасибо вам большое за эту интересную беседу и детали, которые позволяют по-новому взглянуть на подземный мир, а главное, пробуждают желание изучать и познавать!

Василий Самсонов: Вам спасибо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)