Путешественница Марина Дигич: Когда ты идешь в путешествие, у тебя всегда должны быть под рукой инструменты, есть определенный ремнабор

Гости
Дигич Марина
организатор походов клуба путешествий

Ангелина Грохольская: Путешественник всегда в дороге. Вот и наша сегодняшняя гость Марина Дигич, организатор походов Клуба путешествий, выходит на связь со студией прямо из автомобиля. Куда она едет, сейчас спросим у Марины. Марина, здравствуйте.

Марина Дигич – профессионал туристической отрасли, увлеченный путешественник. Ее специализация – исследование малоизученных мест, разработка авторских маршрутов для активного отдыха: с палаткой, на байдарках и плотах. Ее девиз – живи здесь и сейчас.

Марина Дигич: Здравствуйте.

Ангелина Грохольская: Так, куда направляетесь? Мы вообще очень переживали, будет ли связь. Потому что вы сказали, что вы где-то на каком-то суперкрутом маршруте.

Марина Дигич: Сейчас я нахожусь в Твери (Тверская область). Мне очень нравится этот район Центральной России. И здесь мы будем смотреть речку Тьма недалеко от Твери, открывать новые маршруты.

Ангелина Грохольская: Какое загадочное название, Тьма, и такое немножечко таинственное.

Марина Дигич: Это небольшая речка. Она впадает в нашу прекрасную Волгу, которая достаточно длинная. И также протекает у нас в Тверской области. Небольшие песчаные пляжи, высокие берега, красивый лес. И вот мы будем делать свой классный маршрут, для того чтобы показать уже нашим туристам, нашим путешественникам, что можно путешествовать также и в Тверскую область по такой реке.

Ангелина Грохольская: Расскажите, что нового можно открыть на таких маленьких речках? И, казалось бы, в известном уже, хоженом-исхоженном регионе. Тверская область. Ну кто из нас не был в Тверской области?

Марина Дигич: Вы знаете, на самом деле, когда ко мне обращаются туристы, ребята, коллеги, очень важно объяснить, что речку берем, да? Есть определенные места, которые на самом деле исхожены, да, там, где города, где находятся села, а есть места, до которых достаточно трудно доехать, достаточно трудно дойти. И вот такие места мы любим, когда вы уезжаете и находитесь наедине с природой. Именно там получается перезагрузка всего организма, перезагрузка в принципе – и душевная, физическая – любая. И вот такие места мы любим.

Ангелина Грохольская: Что-то уже из открытых вами мест, вот, как говорится, пришла, увидела, победила или пришла, увидела и удивилась. Было что-то такое?

Марина Дигич: Да. На самом деле, если мы говорим про Тверскую область, то, конечно, это Волга, самое-самое верховье, да, где очень не любят ездить, потому что где-то мелко, где-то еще что-то. Но я бы, наверное, хотела сказать про реку Красивая Меча. Ее называют еще Тульской Швейцарией.

Если слышали – это хорошо. Если не слышали – обязательно наберите в интернете. Невероятной красоты река. Там практически никто не водит байдарочные походы. Там практически никто не ходит пешие походы. Уединение с природой и невероятная красота. То есть такая красота, которая, кажется, как будто она не в России. Но на самом деле в России очень много красивых мест, особенно если выехать за пределы, там, Садового кольца, как в Москве, либо в Санкт-Петербурге – это за КАД.

Путешествие – это тогда, когда все-таки мы меняемся, мы возвращаемся из путешествия совершенно другими людьми. И можно это делать также здесь в нашей прекрасной России, недалеко, скажем так, от дома в принципе, да? Потому что 200 км – не так далеко.

Ангелина Грохольская: Ваши путешествия, ваши походы, я так понимаю, что это еще и байдарочные походы – они связаны с опасностью? Подробнее об этом мы поговорим через несколько минут. Пока же прервемся.

Друзья, мы приглашаем вас к открытиям. Каждое воскресенье новый, уникальный маршрут. Мы побываем там, где не ступала нога туриста. Расскажем факты, которых нет ни в одном путеводителе. Подписывайтесь на аккаунты программы «Большая страна». Комментируйте и предлагайте свои маршруты.

«Заклинаю вас. Остерегайтесь выходить на болото в ночное время, когда силы зла властвуют безраздельно», - это цитата из рассказа Конан Дойля. И с ней готова спорить моя коллега Мария Черешнева. В компании смельчаков она отправилась в очень коварное место – самую большую трясину в мире. И сейчас мы увидим все ужасы Васюганских болот.

Мария Черешнева: Эти рощи у кромки болотной пустоши – последние островки жизни. Отсюда Васюган разливается на десятки тысяч квадратных километров. Дальше нет ничего, кроме вязких мхов, холодной воды и туч гнуса. Безжизненные топи, коварные и неприветливые.

7-й час утра, на трассе пусто. Группа экскурсантов едет из Новосибирска в Томскую область, чтобы впервые ступить на топкую почву Васюгана. Впереди еще 4 часа дороги. Автор тура, Вячеслав Карманов, за минувший месяц сводил на болото уже две группы. И сейчас везет третью.

Вячеслав Карманов: Есть ученые, которые занимаются изучением болот – болотоведы. И на Васюганские топи делаются экскурсии именно в рамках изучения болот, в основном для иностранцев. Но, тем не менее, это очень интересный и необычный природный объект, в который в основном люди попадают довольно редко. Посетила мысль: «А почему бы не сделать болото доступным просто для рядовых граждан?» И так появилась идея создания маршрута, во время которого можно посмотреть Васюганские топи во всей красе.

Мария Черешнева: Не только посмотреть, но и разгадать некоторые тайны гигантского болота, ответить для себя на ряд вопросов и ощутить, насколько огромна эта трясина.

Болотоведы чаще передвигаются здесь на гусеничной технике с ветерком. Экскурсантам предстоит пеший переход. Прежде чем отправиться в путь, осваивают болотники – мягкие и высокие резиновые сапоги. На ноге их крепят несколькими застежками, а потом дополнительно фиксируют ремнями. Без такой обуви в топях делать нечего: почти 4 часа предстоит трясти по колено в трясине. Над болотом уже поднимается комарье. Перед стартом обязательный инструктаж.

Вячеслав Карманов: В тех местах заблудиться вообще запросто, потому что мы будем идти, там все будет чавкать. Если кто-нибудь отошел куда-нибудь, там, носик припудрить – вообще заблудиться, друг друга потерять в принципе элементарно.

Мария Черешнева: Васюганские болота, а правильнее говорить о них во множественном числе – это целый комплекс очень разных, не похожих друг на друга безлюдных территорий.

Это самое большое верховое болото в мире. Тысячи гигантских и крошечных озер, трясины и топи хранят более 400 кубических километров воды. Колоссальные запасы. 53 000 квадратных километров пустошей и топей заходят на территории Новосибирской, Томской, Омской областей и Ханты-Мансийского автономного округа. Внушительная площадь. Васюганские болота немногим меньше Хорватии и значительно превосходят по квадратным километрам Швейцарию. При этом болото продолжает расти – расползается и растекается вширь. Только за последние 500 лет оно увеличилось больше чем вдвое. И это не предел.

И первый вопрос, ответ на который ищут путешественники – почему болото растет?

От неприметного места старта, обычной дороги между селами Плотниково и Бакчар, группа отправляется прямиком в лес. И сразу натыкается на препятствие: вдоль дороги тянутся глубокие каналы. Такие либо форсировать вброд, либо переходить по поваленным деревьям.

Первый этап – дорога через лес – мог бы показаться самым простым. Ну что такого? В болотниках можно не бояться ни змей, ни клещей, которые здесь водятся. Но внутри лес оказывается гораздо коварнее, чем он выглядит с дороги. Каждый шаг нужно серьезно обдумывать.

Лес, по которому движется группа, умирает. Он уже затоплен болотной водой. Лишенная каких-либо примесей и микроорганизмов, она оставляет деревья без жизненно необходимой подкормки: они слабеют, и ветер легко опрокидывает их, вырвав с корнем. Дороги по лесу – всего километр. За чащей открываются совершенно новые и уже совсем не привычные пейзажи.

Топкая почва, на которую ступили путешественники – это гигантские залежи плотного мха, говоря по-научному – сфагнума. Именно он, стремительно разрастаясь, сравнивает с землей все, что встречает на пути: леса и озера. И болота медленно и необратимо растут вширь. И здесь невольно возникает второй вопрос: насколько это плохо?

Вячеслав Карманов: Он поглощает углекислый газ, выделяет кислород. Это такая кислородная батарейка.

Мария Черешнева: Действительно, болотные топи будто дышат: выделяют метан и поглощают углекислый газ.

Анатолий Харитонов: На болоте оборудовали несколько исследовательских станций, так можно сказать, установили большие стеклянные камеры где-то размером 1мх1мх1м (в общем, кубический метр), такие стеклянные камеры с газоанализаторами. Эти исследования позволили доказать, что болото является большим-большим природным фильтром, огромным просто. Они очищают планету от вредных газов. Потому что поглощение CO2 превалирует над выделением метана.

Мария Черешнева: Тем временем группа движется дальше вглубь тундры. Глядя на эти деревья, можно подумать, что это молодая поросль, но на самом деле это карликовые сосны. Им десятки лет. Дело в том, что почва торфяных болот лишена абсолютно всех минералов. Это предельно стерильная среда, и никакой подпитки местным растениям она не дает.

Чем дальше, тем меньше жизни. Если в лесу еще можно было встретить пауков и змей, то здесь – никого. Дикие животные на болотах оказываются разве что случайно по зиме, когда топи замерзают. И люди стараются обходить трясину стороной. Наведываются сюда только ученые и сборщики клюквы. И это третий вопрос, который задают себе экскурсанты: неужели болото настолько жуткое?

Наверное, именно из-за безжизненности Васюган не оброс леденящими душу легендами. Здесь даже кикиморы с лешими не водятся. Единственная страшилка, связанная с Васюганским болотом, не вымышленная, а вполне реальная: любой живой организм, погибший на болоте, будь то человек, животное или овощ, сохранится здесь в первозданном виде.

В Европе на торфяниках часто находят так называемые болотные мумии. В сфагнуме нет микроорганизмов, а значит и процесса разложения тоже нет. Тело может пролежать в трясине столетиями и совершенно не измениться. Здесь болотных мумий не находили только потому, что васюганский торф не востребован: вокруг и так много топлива, древесины и газа. Но сколько всего скрывают эти топи, даже вообразить страшно.

На самом деле становится немного не по себе, когда понимаешь, что идешь не по твердой земле и под тобой 2 метра, не меньше, топкого мха. Здесь вообще нельзя доверять своим глазам. Любая дружелюбная, на первый взгляд, полянка – на самом деле самое коварное и глубокое место. Как раз до такого бывшего озера и добрела группа.

Здесь экскурсантам выпал редкий шанс. Они оказались в месте, где мох пружинит, как батут: можно подпрыгнуть, и почва вокруг заколышется.

Но важное не переусердствовать, создавая такие микро землетрясения: есть риск провалиться в трясину. Чуть отдохнув, группа поворачивает назад, невольно отвечает на четвертый вопрос: легко ли выбраться с болота?

Вячеслав Карманов: Рельеф кажется очень сильно однообразным. Обернулся – и уже непонятно, с какой стороны ты вообще пришел. Тем более наступил, ногу убрал – мох обратно выпрямился, как губочка. И куда ты шел, где ты вообще? Здесь без компаса заблудиться – на раз-два.

Мария Черешнева: Человеку без навигатора и компаса действительно здесь делать нечего. Идти через топи тяжело физически, присесть, чтобы отдохнуть, негде, прилечь не получится тем более. А силы покидают стремительно.

Люди устали, идут медленнее. А ведь нужно успеть до сумерек. Страшнее всего оказаться на болоте в ночь.

В конце экспедиции самое сложное – это даже не общая физическая усталость, а очень странное ощущение, когда не понимаешь расстояния. Пейзажи вокруг одинаковые. Цель (вышка ЛЭП) видна где-то там впереди. Но до нее еще нужно дойти.

Единственное, чего может не бояться заплутавший путник – так это жажды. Болотную воду можно пить. В ней нет ни пользы, ни вреда. Это чистейший H2O без примесей. Экскурсанты пьют прямо из лужи смело и не брезгуя. Не пугает даже характерный торфяной коричневый цвет.

Для того чтобы поддерживать силы в процессе похода, с собой берут максимально легкие и питательные запасы провизии.

Анатолий Харитонов: В каждый поход я беру с собой изюм по такому маленькому пакетику. Это незаменимая вещь. Потому что сушеный виноград очень калорийный. И идешь ты, устал, где-то на 5 минут остановился, раз – 3-4 ягодки закинул. А еще хорошо, когда с орешками. Изюм плюс орешки – вообще вот так вот получается. Сразу сил набираешься. И идешь дальше.

Мария Черешнева: Маршрут непредсказуем: как таковой тропы нет. Точки, до которой нужно было бы добрести – тоже. Есть только примерный вектор движения: что туда, что обратно. И вернуться точно тем же путем маловероятно.

Кстати, меня поразили краски. Это настоящая цветотерапия. Потому что столько оттенков зеленого, охры. Я сама из мест, где болото было. Но оно такое… просто трава и эта тина черная. А здесь это какой-то ковер. Это правда другое измерение.

Ангелина Грохольская: Что делать, если лодка пошла ко дну? Об экстремальных случаях во время путешествий поговорим с Мариной Дигич. Были ли какие-то случаи, когда, знаете, как говорится, что-то пошло не так, и даже уже не ожидали, пришлось решать быстро ситуацию?

Марина Дигич: Вы знаете, на самом деле, когда мы находимся на природе, невозможно быть уверенным, что все пойдет так. И когда у меня спрашивают туристы либо мои коллеги «Что нам ожидать?» - я говорю: «Ожидать можно всего» - «Брать дождевик?» - «Брать». – «Брать сапоги?» - «Брать». Мы можем дождевик не надеть, но он у нас будет. – «Брать крем от загара?» - «Брать». У меня ребята были в Калужской области, мы сплавлялись. И там град пошел. В июле месяце.

Ангелина Грохольская: С вами произошел однажды случай, да, с лодкой, именно с байдаркой.

Марина Дигич: На самом деле у меня очень много таких случаев, когда происходит что-то с байдаркой, что-то идет не так. Просто открывали новую речку в Калужской области, река Серена. И на самом деле мы в ней вообще ни разу не были. Мы даже не знали, что нас ждет впереди. Мы просто видели, что что-то не так с рекой, потому что достаточно много деревьев, которые нависают над рекой. И в один прекрасный момент мы обнаружили, что у нас немножко воды больше в байдарке, чем нужно. Мы пробили байдарку. Это как раз к тому, что когда мы встречаем бобров, когда мы встречаем эти завалы, и такая река… Она, скажем так, не выбила нас из колеи, потому что мы понимали, что нужно делать. И когда ты идешь путешествовать, у тебя все равно есть определенный перечень инструментов, которые у тебя всегда должны быть под рукой. И у нас был ремнабор. Конечно, мы все это починили. Но это было очень классно, когда ты вычерпываешь воду из байдарки и идешь дальше.

Ангелина Грохольская: Это классно. Я сижу – у меня холодок такой по телу, потому что я с ужасом представляю. Вот я плыву в этой байдарке, вдруг вода, что делать? Кругом вода и здесь вода. А вам классно. Слушайте, неужели не страшно никогда? Вообще не бывает страшно?

Марина Дигич: Когда просто открываешь маршрут, ну, бывает такое – страшно. Но, опять же, а что ты сделаешь? Все, уже случилось, уже факт. Уже факт. Дальше ты принимаешь решения. Когда ты идешь с группой, бывали такие случаи, особенно на Ладоге. Если вы знаете, что такое Ладога, это озеро, которое… сейчас светит солнце, через полчаса у тебя уже там может быть град, вихрь, ураган, и волна настолько сильно подняться, что действительно страшно идти на лодке по воде.

И здесь как руководитель, как инструктор ты не имеешь права показать свой страх, просто потому что ты, например, ведешь группу. И у меня был такой случай, когда мы шли, я улыбалась. У туристов были дикие глаза ужаса, потому что произошла вот эта ситуация, когда у нас просто поднялась… Мы выходим из бухты, у нас все хорошо, солнце, классно – и тут просто молниеносно поднимается волна. Я объясняю просто, как грести, чтобы не вставать к волне и волне не захлестывала лодки. При этом я улыбаюсь и просто выдерживаю спокойствие.

У меня группа зашла, мы где-то в одном месте собрались, там, в речке Тихая, уже в бухте, да, уже прошли этот этап. Они на меня смотрели, говорят: «Как ты так выдержала?» - «А если бы я показала вам свой страх, вы бы наверняка еще больше испугались». В принципе даже в одной команде ты не должен показывать страх, потому что страх заражает другого человека, и у него, получается, еще бывший комок страха, когда не соображаешь, что делать, не понимаешь, как вообще выходить из ситуации, и вот тогда в этот момент происходят несчастные случаи. А когда один человек показывает, что все хорошо, что все под контролем, что все произойдет так, как нужно, вот в этот момент все уже успокаиваются, и эти рациональные правильные решения приходят. И тогда даже волна, которая вроде бы действительно очень страшная, она нестрашная. Ты понимаешь, что ты умеешт грести, ты в спасательном жилете, ты в любом случае дойдешь.

Ангелина Грохольская: Марина, вы первооткрыватель. Немножко Колумб, можно сказать. Тем более ту историю, которую вы сейчас рассказали. За собой ведете свою команду. Каково быть открывателем новых мест?

Марина Дигич: Классно, да ты получаешь, потом передаешь все свои знания, все вот эти маршруты людям, и получаешь от них обратную связь. Вот эта обратная связь – это самое, наверное, лучшее. Я недавно поняла, что я дарю не просто какой-то маршрут человеку, даю и показываю нашу природу. Я им даю эмоцию, эмоцию быть счастливыми в моменте здесь и сейчас. И это, наверное, самое лучшее. А очень я счастлива тогда, когда люди, которые первый раз отправляются в поход, говорят: «Марин, спасибо вам большое. Теперь это наш постоянный отдых». То есть отдых на природе, да? Не с гаджетами, телефонами, как я говорю, а именно на природе, то есть там, где душа соединяется с телом, там, где мы получаем классную энергетику, возвращаемся совершенно другими людьми.

Ангелина Грохольская: Марина, спасибо вам огромное. Не будем задерживать вас на вашем маршруте.

Марина Дигич: Спасибо.

Ангелина Грохольская: Открывайте как можно больше новых мест. Их действительно огромное количество в нашей большой стране.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)