Сергей Власенко: двадцать новых жизней

Павел Давыдов: Каждый день по 5 часов перед операционным столом в защитном костюме от рентгеновского излучения, которое весит более 8 килограммов, – это рабочие дни Сергея Власенко, сосудистого хирурга 40-й больницы Санкт-Петербурга. Но такая нагрузка ничто по сравнению с человеческой жизнью, ведь доктор уже много лет спасает людей от инфарктов и инсультов.

С первого взгляда кажется, что хирурги и их руки неподвижны. Однако перемещаясь по кровеносной системе человека с помощью приспособлений, они могут предостеречь его от инфаркта, спасти от инсульта и десятков других недугов. Такие операции на сосудах, где через маленький прокол в бедре пациенту ставят разбивающие бляшки стенты и ловушки для тромбов, и есть рентгенэндоваскулярная, или проще говоря внутрисосудистая хирургия.

Сергей Власенко: Вот рентгензащитная одежда, которую мы используем, собственно, каждый день. Весит она, не знаю точно, килограммов, наверное, 7-8. Мы эту одежду носим в течение всей операции. Но мы настолько с ней свыклись, что она как вторая кожа, ее не замечает практически никто.

В самых сложных случаях оперирует заведующий отделением эндоваскулярных методов диагностики и лечения 40-й больницы Сестрорецка Сергей Власенко. Пройдя весь путь от медицинского училища и работы в "скорой помощи" до высокотехнологичной хирургии, сегодня Сергей один из лучших специалистов не только в Петербурге, но и в стране. Среди пациентов, которые прошли через его операционный стол, известные артисты, политики, общественные деятели.

Сергей Власенко: Мне без разницы, кто этот человек. Иногда мне говорят: "Вот какой-то там известный товарищ", – я его не знаю, но действия мои абсолютно одинаковые ко всем. Просто опять же включается психология, ты понимаешь, как с человеком себя вести. Есть люди, которые принадлежат к каким-то силовым структурам – у них одно видение: они идут к тебе, как на амбразуру. Есть люди, которые, как вы говорите, театральные деятели, с ними надо пошутить, как-то развеселить, и тогда все становится на свои места.

Во время эндоваскулярной операции пациент находится в сознании, сосуды не имеют болевых рецепторов, поэтому и человек не чувствует боли. Но на хирурга возлагается дополнительная ответственность: он должен быть еще и психологом, ведь нужно общаться с пациентом не только до, но и во время вмешательства.

Сергей Власенко: Задача – расслабиться и получить удовольствие.

Операция длится не один час. Такое вмешательство Галине Кузиной делали уже несколько раз в разных клиниках и разных городах, но в итоге все врачи сдавались. Но только не бригада 40-й больницы.

Сергей Власенко: Конкурентный кровоток мы проходим, пока конкурентный кровоток передавливаем. Сейчас попробуем нормально пластику сделать.

Несколько часов кропотливой работы позади, Галине восстановили кровоток в области сердца. Через час она уже в палате, а еще через пару дней отправится домой.

Галина Кузина: Мне стало плохо с сердцем, пришлось выйти и вызвать "скорую". И вот посчастливилось и попала к Сергею Васильевичу. Там еще и Максим Васильевич, они меня спасали, продлевали жизнь.

Сергей Власенко: Ну вы молодец, достаточно длительная операция была, но зато вы все это видели.

Галина Кузина: Достаточно просто напряженный день такой.

Сергей Власенко: Конечно, операция, любой человек волнуется.

Галина Кузина: Все правильно, да. Я больше не волнуюсь.

Сергей Власенко: Ну слава богу, что все хорошо получилось.

Антон познакомился с Сергеем Васильевичем на 6 курсе университета, когда был еще студентом и работал медбратом в реанимации. После стажировки на отделении Антон поступил в ординатуру, сегодня он практикующий хирург.

Антон Хильчук: В процессе нашего обучения он приезжал сам неважно в какое время суток и старался сделать все правильно, старался нас выучить – не только от стола отодвинуть, сделать все сам, это всегда быстрее сделать, но он стоял за спиной и много учил.

Спортинг, или спортивная стрельба по летающим тарелочкам – единственная вещь, которая позволяет доктору Власенко по-настоящему расслабиться и отвлечься от всех проблем и забот, а твердая рука и меткий взгляд хирурга не позволяет ошибаться как на операционном столе, так и на стрельбище.

Сергей Власенко: Есть ружье, есть тарелочка, которую надо сбить, есть цель. Как только какая-то мысль посещает, ты в этот момент обязательно сделаешь промах.

В спортивную стрельбу Сергея Власенко привел Александр, тоже бывший пациент.

Александр Углов: Интересно так получилось, что у нас такая непринужденная беседа на операционном столе вообще. Может быть, это с одной стороны был какой-то такой психологический момент, чтобы я меньше волновался и так далее. То есть операция на сердце, а мы с ним разговариваем про охоту, про стрельбу. И вот… Потом так получилось, что мы встретились в стрелковом клубе.

В день Сергей Власенко проводит 5-6 операций, каждая из которых длится не менее часа. Рекорд доктора – 7 часов у операционного стола. Стоячая работа, рваный график, перекусы на бегу – в итоге Сергей набрал вес, но нашел в себе силы кардинальным образом изменить жизнь, не изменяя своей профессии.

Сергей Власенко: Очень часто меня спрашивают: "Как у тебя так получилось?" Я когда-то весил 105 килограммов, меня все устраивало, устраивало моих родных. Но я понимал, что с этим надо что-то делать. И я начал просто гулять по вечерам, просто чтобы голову забить мыслями, я просто ходил. И понял, что я начал ходить очень много. Начал ходить, стал быстро ходить, одел спортивный костюм, начал бегать потихоньку. Потом стало холодать, я пошел в зал. Три раза в неделю в зал и каждый день я делаю зарядку с утра. Приезжаю на работу, я приезжаю за час до начала работы и делаю зарядку.

Сегодня следить за своим здоровьем и здоровьем пациентов для Сергея недостаточно, теперь он приобщает к правильному образу жизни и всех сотрудников своего отделения.

Ольга Родина: Бывают даже такие моменты, когда он приходит: "Так, что, опять тут плюшками балуетесь?" – так нас немножко, так сказать, строит. Но да, сам он очень увлекается спортом, придерживается правильного питания, и мы все на самом деле, вот я сама похудела, стараемся тоже этого придерживаться.

В отличие от коллег, пациенты не так часто прислушиваются к рекомендациям врача, и порой после сложнейших операций продолжают вести неправильный образ жизни. Поэтому для хирурга нет большего счастья, чем видеть, как человек ценит и бережет вернувшееся к нему здоровье, а порой и саму жизнь.

Сергей Власенко: Жизнь – это такая хрупкая субстанция, которая вот как тоненький хрустальный сосуд. Что-то сделал не так, он дзынь! – и просто развалился, и жизнь закончилась. Иногда вот эту жизнь вернуть бывает очень и очень тяжело. Поэтому здесь надо стараться, чтобы этот хрупкий стакан оставался целым. Мы для этого делаем все, что от нас зависит.

Максим Агарков: В год мы оперируем порядка 1.5 тысячи пациентов с острым инфарктом миокарда. Взяли так, просто минимальное время, которое мы даем пациенту после каждой операции дополнительной жизни, взяли минимум год – за год получается 1.5 тысячи человеколет. Очень интересная сумма. То есть если взять это перевести в людей, то это получается, что за год отделение дает где-то порядка 20 полноценных жизней. И конечно, вот это основное, что нужно понимать в нашей работе. Конечно, спасибо Сергею Васильевичу, что мы этим занимаемся и как-то у нас это все получается.

Наталья Липская, Сергей Викшинский и Илья Бутаков специально для программы "Большая страна".

 

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты