Актриса Светлана Иванова: Мне всегда очень нравится то, что предлагает судьба. У меня никогда не было желания это преломить, может мне просто везло…

Актриса Светлана Иванова: Мне всегда очень нравится то, что предлагает судьба. У меня никогда не было желания это преломить, может мне просто везло… | Программы | ОТР

театр Современник, актеры, Светлана Иванова, кино, культура

2020-09-13T06:46:00+03:00
Актриса Светлана Иванова: Мне всегда очень нравится то, что предлагает судьба. У меня никогда не было желания это преломить, может мне просто везло…
Худрук «Современника» Виктор Рыжаков: Парадокс театра в том, что, переживая боль, ты вдруг обретаешь счастье
Актер Шамиль Хаматов: Условный театр - это когда ты так веришь, тому, что происходит; и на сцене нет практически ничего, ты, как актер, себя погружаешь в это состояние
Писательница Людмила Улицкая: Я, хотя и написала много пьес, когда прихожу в театр, себя ощущаю человеком из публики. И это волнующее состояние
Художник Юрий Купер: Часто люди гордятся фактом «кем они стали», но невозможно кем-то стать, если вы кем-то не были...
Актриса Татьяна Веденеева: Если я не чувствую, что я могу сделать что-то очень хорошо, я чаще всего отказываюсь
Актер Александр Галибин: Мне очень дорог любой из опытов, который у меня был - из каждого из них я выходил со следующим шагом и двигался дальше
Актриса Елена Санаева: В человеке намешано все, и недаром говорят, что поле битвы – это сердце человеческое
Актер Юрий Васильев: Грустно, что ушло то золотое время театра Сатиры, которое я застал
Вера Васильева: Я часто рисковала, потому что я понимала, что похожего в моем театре может и не сложиться. Для меня вот эти выбросы в другую сторону - была потребность моих мечтаний
Актер Андрей Бурковский: Если ты думаешь, что ты весь такой Артист, то обидеть тебя легко. Поэтому к себе надо относиться проще, чуть ироничней
Гости

Сергей Николаевич: Здравствуйте. Это программа «Культурный обмен» на Общественном телевидении России, с вами Сергей Николаевич. Мы продолжаем наш разговор о московском театре «Современник», и сегодня моей собеседницей станет актриса, обладательница самой распространенной в нашем отечестве фамилии и самой длинной фильмографии. Несмотря на свой еще очень молодой возраст, она снялась в более чем 70 фильмах и сериалах, при этом она является ведущей актрисой театра «Современник». Я с удовольствием представляю нашу гостью – актрису Светлану Иванову.

Светлана, здравствуйте.

Светлана Иванова: Здравствуйте.

Сергей Николаевич: А вы знаете, что у вас в следующем году юбилей?

Светлана Иванова: В этом, 35... Десять лет в театре!

Сергей Николаевич: Да!

Светлана Иванова: Десять лет в театре!

Сергей Николаевич: Десять лет в театре.

Светлана Иванова: Да, потрясающе.

Сергей Николаевич: Вы представляете, да? В 2011 году...

Светлана Иванова: Да.

Сергей Николаевич: Я даже знаю, что Галина Борисовна позвонила вам в день рождения, или кто-то из театра...

Светлана Иванова: Позвонила Женя Кузнецова.

Сергей Николаевич: Женя Кузнецова, да?

Светлана Иванова: Да, завлит. Самое смешное, что у Жени и у Галины Борисовны одинаковые голоса-то.

Сергей Николаевич: Это было что-то...

Светлана Иванова: Вот такой вот низкий, да, голос...

Сергей Николаевич: Низкий бас такой, да?

Светлана Иванова: И в принципе мне казалось, что как будто бы кто-то меня разыгрывает, как будто бы кто-то голосом Галины Борисовны назначает мне встречу. Но поскольку это невозможно, чтобы это была Галина Борисовна, я была уверена...

Сергей Николаевич: ...что это какой-то розыгрыш.

Светлана Иванова: ...что это какие-то друзья мои, да, прикалываются.

Сергей Николаевич: И на день рождения.

Светлана Иванова: Ну конечно. Но уже на следующий день я пришла в театр.

Сергей Николаевич: Ага. То есть вы недолго сомневались и все-таки решили... ?

Светлана Иванова: Ну, я решила на всякий случай, ну надо же сходить проверить.

Сергей Николаевич: Как это было?

Светлана Иванова: М-м-м, я пришла… Я еще помню, что я вот те сутки, которые прошли со звонка до моего прихода в театр, страшно нервничала, потому что я была тогда в положении.

Сергей Николаевич: Ага, вы ждали Полину.

Светлана Иванова: Я ждала Полину. И по телефону я про это не сказала, и я как-то так заволновалась, что как будто я обманула. Ну то есть я сейчас приду, а вот я с животом, а может быть, что-то хотят уже сразу как будто бы со мной репетировать, а вот я уже... Еще меня не взяли, а я уже подвела.

Сергей Николаевич: Ага.

Светлана Иванова: Я так думаю: ну ничего, ну а как? Я пришла, зашла в кабинет, по-моему, это было первое, что я сказала: «Галина Борисовна, ну я вот!»

Сергей Николаевич: «Вот такая», да?

Светлана Иванова: Она говорит: «А что вот?» А срок был не очень большой, на самом деле, объективно был живот не очень большой...

Сергей Николаевич: Не очень видно.

Светлана Иванова: И она не увидела. Я говорю: «Ну вот я в положении». Она говорит: «Ну так это же хорошо! Во-первых, я детей очень люблю, а во-вторых, это значит, что ты в ближайший год никуда не уедешь».

Сергей Николаевич: То есть она… Вообще для нее это была такая драма, что ей надо подгонять репертуар театра под занятость в кино или на телевидении своих артистов? Она по крайней мере мне несколько раз не то чтобы жаловалась, но как-то горилась по этому поводу, что ну как же так, театр, который был всегда содержанием и смыслом ее жизни, таковым не был для многих ее молодых коллег.

Светлана Иванова: Вы знаете, она всегда все равно, это такое сочетание ревностного, конечно, отношения к дому, к театру и гордости за своих артистов, когда они выстреливают...

Сергей Николаевич: ...когда успех...

Светлана Иванова: ...когда у них успех. Она всегда следила за всеми, я даже не понимаю, как она умудрялась смотреть... Ну, мои сериалы, мне кажется, она видела все, даже какие-то, которые мне не хотелось бы, чтобы она видела, она все всегда видела, она за всеми всегда следила.

Сергей Николаевич: Следила.

Светлана Иванова: Она всегда говорила, она всегда передавала какие-то слова своих подруг, своих друзей про какие-то работы такие успешные, она всегда... Поэтому мне кажется, что просто я уже ей досталась к тому моменту, когда она вот нашла баланс какой-то внутренний в этом ревностном отношении и желании, чтобы ее артистов знали все.

Сергей Николаевич: Ну, она вообще делала всегда ставку на известных, на успешных артистов. Более того, насколько я понимаю, и вы появились в театре «Современник» отчасти по рекомендации ее сына Дениса.

Светлана Иванова: Ну, она меня увидела по телевизору.

Сергей Николаевич: Она увидела по телевизору.

Светлана Иванова: И это было так. Она мне рассказывала, что она меня увидела по телевизору, по-моему, когда вышел фильм «Дом Солнца». И она спросила у Дениса, как гласит легенда, что это за девочка. А он сказал: «Забудь, она вообще снимается безостановочно, нет». Потом, наверное, что-то опять прошло по телевизору, потому что, конечно, она... Или, может быть, ей Гарик уже про меня что-то сказал... Вот он как раз ставил «Анархию» тогда, я думаю, что это было так.

Сергей Николаевич: Я знаю, что первая роль, роль, на которую вас Галина Борисовна пригласила, это была Патриция Хольман в «Трех товарищах», такой культовый главный спектакль, где до вас было две замечательных актрисы. В свое время первой исполнительницей роли Патриции была Чулпан Хаматова, потом играла Марина Александрова, потом... И вообще она как бы делала такую ставку на звезду, то есть должна была быть актриса, обладающая определенной такой энергией звезды, то, что по-английски называется star quality, то есть она должна выйти, и понятно, почему в нее все влюблены. Вам она объясняла сверхзадачу? Вообще как вы с ней работали? Она же вводила вас в спектакль?

Светлана Иванова: Она меня вводила, и она... Она в какой-то момент, мне кажется, была единственным человеком, который верил в успех этого мероприятия, потому что у меня был такой ввод очень комфортный, то есть это был ввод в течение полугода, пока я была в положении, я безостановочно репетировала.

Сергей Николаевич: Репетировали, ага.

Светлана Иванова: Я сначала восемьсот раз смотрела спектакль с разными тоже исполнителями, а потом меня начали долго и подробно вводить, понимая, что мой театральный опыт минимален, со мной прямо возились. И конечно, мне было трудно. Мне все на самом деле страшно помогали, но я помню уже какие-то последние прогоны, когда я уже родила Полину, и вот я вернулась к репетициям, уже все очень ждали, что сейчас все случится. И я помню просто прогоны, на которые уже приходила Чулпан помогала мне, и полон зал народу, ну вот много людей из театра ходили-смотрели, как это будет. Я помню такой упрямый взгляд Галины Борисовны, которая говорила, что «а я знаю, что у нее все получится».

Сергей Николаевич: А вокруг было сомнение?

Светлана Иванова: Ну, у меня были сомнения.

Сергей Николаевич: У вас было сомнение.

Светлана Иванова: Я не очень уверенно себя чувствовала, и я не могу сказать, что кто-то мне что-то говорил буквально, но я... Условно говоря, я считывала, что от меня ждут, а я страшно боюсь не оправдать эти ожидания. А она вот этим своим упрямым взглядом, даже словами какими-то давала понять, что нет, все будет нормально, все будет хорошо.

Сергей Николаевич: Она вообще требовала всегда от актеров очень такого интенсивного существования на сцене. То есть это нельзя было просто сесть, посидеть, обменяться репликами, то есть она была конфликтный режиссер, она все время ждала какого-то столкновения от самого невинного, казалось бы, диалога.

Светлана Иванова: Да.

Сергей Николаевич: Это как бы проявилось и в спектакле «Три товарища» и, я так понимаю, в «Трех сестрах».

Светлана Иванова: В «Трех товарищах» она очень искала ко мне подход тоже, чтобы я понимала, о чем она со мной говорит. И вот в какой-то момент, собственно, когда все стало получаться, до премьеры оставалось пару дней, и она мне говорит: «Ну вот ты же сейчас родила дочку, вот смотри, она все видит в первый раз, это ее первый снег, это ее первая весна, это первые зеленые листья, которые она видит. Вот Пат – она такая же. Ты можешь играть свою дочку, ее реакции». Я такая: «А-а-а, точно!» – и все сложилось.

Сергей Николаевич: Все сложилось, да?

Светлана Иванова: А «Три сестры» – это вообще отдельная история, потому что я напросилась сама на эту роль, мне очень хотелось...

Сергей Николаевич: ...сыграть Ирину, да?

Светлана Иванова: Да, мне очень хотелось поработать в этом материале. Я и «Вишневый сад», кстати, тоже просилась, но Галина Борисовна сказала, что я уже старовата для «Вишневого сада».

Сергей Николаевич: Нет, да?

Светлана Иванова: А Ирину дала мне возможность попробовать, я показывала заявку на роль...

Сергей Николаевич: А, у вас так принято, да?

Светлана Иванова: Да. Ну, я не знаю, как принято, потому что это такой был не очень обычный, наверное...

Сергей Николаевич: ...ввод, да?

Светлана Иванова: ...ввод, да, потому что я услышала, что Галина Борисовна ищет девочку везде, как она это всегда делала. Я ходила по дому и думала: «Ну как же, ведь есть же я!» А потом думаю: ну почему, если я хочу, почему мне не позвонить? И я позвонила, сказала: «Галина Борисовна, я знаю, что вы ищете Ирину, я просто хочу, чтобы вы знали, что я рядом, я могу, я все отменю, я хочу, просто имейте меня в виду». Она сказала: «Это хорошая мысль, давай попробуем». И мы попробовали.

Сергей Николаевич: Вот эти спектакли так подолгу жили, живут...

Светлана Иванова: Живут.

Сергей Николаевич: Живут в театре «Современник», и я полагаю, что это, возможно, было только потому, что она сама была очень неравнодушна к тому, что происходит на сцене. Она вводила, она искала, она буквально коллекционировала актеров для вот этих спектаклей, она находила их. Ей важно было продлить их жизнь, какую-то не формальную, но очень подлинную жизнь вот этих ее главных спектаклей, 10–15, 20 лет.

Светлана Иванова: Ага.

Сергей Николаевич: Я думаю, что, в общем, в этом смысле «Современник» даже какой-то рекордсмен, да, по сохранности...

Светлана Иванова: По сохранности этих спектаклей.

Сергей Николаевич: По сохранности этих спектаклей, ей было не все равно, потому что, наверное, в них было очень много ее, ее сил, ее...

Светлана Иванова: Но это правда.

Сергей Николаевич: Да, вот вложено, и в этих актеров, поэтому, наверное, она так всегда переживала какие-то измены, уходы, отходы от театра. Вообще она была человек очень страстный и до очень пожилых лет, скажем так, до очень таких преклонных лет в ней какая-то страстность эта сохранялась поразительным совершенно образом. Я вообще очень любил с ней общаться, потому что это было какое-то особое такое театральное явление, очень ревнивое, пристрастное. Как она меня просила, я помню, посмотреть спектакль «Неформат», который здесь шел, это было составлено из нескольких разных отрывков.

Светлана Иванова: Да, я видела.

Сергей Николаевич: А вы когда-нибудь в «Неформате» участвовали?

Светлана Иванова: Я не участвовала, но я его смотрела.

Сергей Николаевич: Ага.

Светлана Иванова: Я даже не помню, почему я не участвовала. Наверное, потому, что все время были либо дети, либо съемки. Я не участвовала, но у меня, честно говоря, с института проблемы, когда вот надо придумать этюд. Ну то есть это же все ребята придумывали сами...

Сергей Николаевич: Но я так понимаю, что это были какие-то фрагменты из разных произведений...

Светлана Иванова: Но это ребята приносили сами.

Сергей Николаевич: Они сами приносили, да?

Светлана Иванова: Да, они приносили сами, это вот как то, что называется в театральном институте самостоятельным отрывком.

Сергей Николаевич: Ага.

Светлана Иванова: То есть этот спектакль сложился из таких самостоятельных отрывков. Это крутая идея невероятно, но у меня с самостоятельными отрывками проблемы были всегда. То есть вот в чем-то...

Сергей Николаевич: Проблема выбора или что? Или проблема времени?

Светлана Иванова: И проблема выбора, и проблема режиссерского решения, потому что артисты в этом случае были сами режиссерами своих работ, которые потом, конечно же, довели до ума и соединили в одну конструкцию. Но каждый артист свой отрывок режиссировал сам, а я поскольку вообще не режиссер, я вот в чьем-то отрывке могу, вот.

Сергей Николаевич: Ага. Но вы знаете, меня еще поразил вот один эпизод (ну просто о Галине Борисовне можно говорить долго), когда вы поехали на гастроли в Англию. После этого был сделан фильм об этих гастролях и о Галине Борисовне, кажется, это был фильм просто про нее, и там был эпизод, когда она заплакала. Она вообще была таким неплачущим человеком, по моему ощущению. И ваша дочь маленькая увидела вот эти плачущие кадры слез Галины Борисовны, и она спросила вас, почему Галина Борисовна плачет. И вы предложили ей самой...

Светлана Иванова: Спросить у Галины Борисовны.

Сергей Николаевич: А что тогда ответила?

Светлана Иванова: Галина Борисовна рассказала историю этих гастролей всем, потому что я думаю, что все увидели этот эпизод в фильме и всем стало интересно. Но не постеснялся спросить только маленький ребенок. И она рассказала очень интересную историю про то, как она сидела за кулисами, когда шел первый спектакль в Лондоне, и все очень ждали, какая будет критика, потому что от этого зависела судьба гастролей, от того, что напишут в газетах в первый вечер.

А там как-то в Англии этот процесс очень стремительно происходил, то есть еще спектакль не кончился, а уже выходила газета, потому что уже там критики посмотрели первый акт. И прямо за кулисами после антракта, шел второй акт, Галине Борисовне принесли статью с критикой, и критика была блестящей. И она прочитала и разрыдалась, она поняла, что все не зря, что все получится, что они победили.

Сергей Николаевич: Потому что у нее всегда были очень сложные отношения с российской критикой, в общем, она как-то не признавала эту критику.

Светлана Иванова: Да.

Сергей Николаевич: Она считала, что к ее театру несправедливы, к ней несправедливы, и как-то критику она не очень жаловала, скажем так.

Светлана Иванова: Но там другие правила игры, потому что здесь у театра все равно имя, независимое от критики, есть имя, есть зритель, а там немножко другие правила игры, это было очень важно.

Сергей Николаевич: И театр сыграл по этим правилам и выиграл?

Светлана Иванова: Да, и победил, да.

Сергей Николаевич: И победил.

Возвращаясь к первому моему вопросу относительно вот этой первой юбилейной даты в следующем году, 10 лет в «Современнике». Чем для вас стали эти годы?

Светлана Иванова: Ну, это такая очень важная часть жизни, лучшая часть жизни творческой, потому что все, конечно, изменилось, все, что у меня происходит в кино, делится на до театра и после театра.

Сергей Николаевич: Ага.

Светлана Иванова: Началась другая жизнь.

Сергей Николаевич: После того как вы пришли в труппу, да?

Светлана Иванова: Конечно, потому что я стала учиться. До этого я училась в институте, потом я много работала в кино, и вот я снова пришла учиться, и вот 10 лет я учусь, я это воспринимаю так. Безусловно, это мой второй дом, в котором мне очень хорошо, это какие-то фантастические люди, к которым я довольно долго привыкала, и ко мне, мне кажется, долго привыкали. Меня очень хорошо приняли сразу же, но все равно вот этот момент, когда вы прорастаете друг в друга, он случается, уже когда есть какие-то совместные репетиции, когда случаются гастроли... Столько всего хорошего было.

Сергей Николаевич: Я думаю о том, что сейчас многие актеры как бы сами себе придумывают судьбу театральную, кинематографическую, когда инициируют какие-то спектакли, или находят деньги на фильмы, или придумывают, работают со сценаристами. Это на самом деле такая западная практика. Более того, очень часто им в помощь оказываются их агенты или их продюсер, кто ну как бы ведет артиста, потому что артист очень часто беззащитен и уязвим, когда оказывается один на один с этим кинематографическим или театральным миром. Вот вы принадлежите новому поколению, поколению, которое активно снимается, является медийным, безусловно, персонажем, плюс театр. Вот вас никогда не посещала мысль, что вот эту судьбу надо придумывать и режиссировать самой?

Светлана Иванова: Честно? – нет.

Сергей Николаевич: Почему?

Светлана Иванова: М-м-м... Мне всегда очень нравится то, что мне предлагает судьба. Может быть, мне так везло, что у меня не было какого-то желания это переломить, понимаете? Потому что я в таком наслаждении и принятии всегда была. Но это классная штука, и мне это видится как один из путей развития нашего театра в том числе, потому что у нас сейчас была замечательная такая история, которая называлась лаборатория «Семь», когда наши артисты учились как раз-таки всему сразу, и писать, и режиссировать, и выбирать, очень классно, работать с текстом.

Сергей Николаевич: То есть с текстом драматургическим, который они получают?

Светлана Иванова: И с драматургическим, и как можно самим написать пьесу, это же тоже сейчас столько направлений в современном театре.

Сергей Николаевич: Это было уже при Рыжакове?

Светлана Иванова: Да, это уже было...

Сергей Николаевич: То есть это его идея, да?

Светлана Иванова: Да, это его инициатива.

Сергей Николаевич: Вообще сейчас существует множество каких-то театральных методик, театральных систем, театральных школ, в конце концов, актерских школ. Мы знаем, что в Голливуде артисты все время находятся в процессе обучения на самом деле, это не то что одни навыки, которые ты приобрел когда-то, ты их эксплуатируешь всю жизнь, – нет, если ты хочешь развиваться, если ты хочешь меняться, то ты нанимаешь коуча, и даже некоторые наши соотечественники, ваши коллеги, тоже прошли вот эти разные школы. Скажите, вот вы испытываете потребность в том, чтобы... ?

Светлана Иванова: Да.

Сергей Николаевич: ...вот новые какие-то тренинги в вашей жизни появились?

Светлана Иванова: Да, я регулярно …

Сергей Николаевич: Да?

Светлана Иванова: Ну, что-то... Вот сейчас на самом деле карантин был возможностью уникальной, все перешло в онлайн, появилось время, и можно было за всеми подсматривать, и за какими-то американскими учителями, и за нашими в том числе. Но я действительно испытываю в этом потребность. Плюс, как мне кажется, я действительно умею учиться, вот для меня каждый новый режиссер и в кино, и в театре – это учитель. И партнеры хорошие, когда они случаются в театре и в кино, каждый из них учитель, это тоже нужно уметь применять. Но вообще да, все артисты прекрасные, с которыми я работала и работаю, они все продолжают учиться безостановочно.

Сергей Николаевич: А вы могли бы назвать ну хотя бы одно-два имени, может быть, они не являются формально вашими учителями, но тем не менее это те, на кого вы все время каким-то таким сторонним взглядом поглядываете, все время как бы думаете о том, что «вот я бы так могла, может быть»?

Светлана Иванова: Я мужа своего упомяну.

Сергей Николаевич: Давайте.

Светлана Иванова: Он у меня чудесный режиссер, между прочим.

Сергей Николаевич: И был гостем нашей программы.

Светлана Иванова: Зовут его Джаник Файзиев, да.

Сергей Николаевич: Джаник Файзиев, да.

Светлана Иванова: И он актер по первому образованию, был артистом театра и актером в кино, был театральным режиссером, и сейчас он снимает кино как режиссер и как продюсер, и очень многому меня учит он. У меня такой собственный коуч домашний.

Сергей Николаевич: У вас есть коуч. Более того, вы о нем однажды сказали такие слова, я думаю, любой мужчина на его месте был бы счастлив...

Светлана Иванова: Так-так-так, что я там сказала?

Сергей Николаевич: Давайте я вас сейчас процитирую: «Все, что я знаю о вкусной еде, о хорошем кино, о хорошем театре, о красивых городах, о жизни вообще, пришло именно с ним».

Светлана Иванова: Не вру, и ведь не вру! Правда.

Сергей Николаевич: Это было именно так, да?

Светлана Иванова: Да, правда.

Сергей Николаевич: А скажите... Вообще мне всегда очень нравилась вот такая конструкция, такой тандем, когда муж продюсер или режиссер, жена актриса, ну как-то это такая классическая, опробованная модель. В вашем союзе она работает?

Светлана Иванова: М-м-м... Мне кажется, да.

Сергей Николаевич: Ага.

Светлана Иванова: Был момент, когда я не очень, наверное, понимала, что ли, что я вот могу попросить, спросить, могу ли я спрашивать совета, или это не очень правильно, я же снимаюсь в другом кино, как это я буду спрашивать советы у своего мужа, он же другой режиссер.

Сергей Николаевич: Ага.

Светлана Иванова: Или я знаю, что он готовит какой-то проект классный, и я очень хочу туда попробоваться, правильно ли это будет мне сказать: «А попробуй меня в свое кино!» – или лучше этого не делать? То есть у меня какое-то время ушло на то, чтобы...

Сергей Николаевич: На некие сомнения.

Светлана Иванова: Да, как-то себя ощутить уверенно. Потом на самом деле это как-то все само собой произошло, потому что он следит за моими киноработами и разбирает со мной все мои работы, и поскольку я снимаюсь иногда в проектах, которые он продюсирует, он со мной работает над этими ролями.

Сергей Николаевич: Ага.

Светлана Иванова: И я его слышу, мне кажется, поэтому он и продолжает со мной работать, потому что все-таки я делаю то, что он говорит.

Сергей Николаевич: Он просит или что советует вам?

Светлана Иванова: Советует, учит, показывает.

Сергей Николаевич: Учит, ага.

Светлана Иванова: Какие-то фильмы показывает, иногда показывает мне мои собственные пробы в кино, разбирает их со мной: «Вот смотри, это было хорошо, а это вообще нехорошо, а вот так не надо». Ну очень, по профессии.

Сергей Николаевич: Ага. Вы обижаетесь, когда «не надо» или «плохо» и так далее, нет?

Светлана Иванова: Нет-нет-нет, я очень понимаю...

Сергей Николаевич: ...что он хочет?

Светлана Иванова: Да, и принимаю то, что он говорит. Мне даже жалко на самом деле, что наша первая совместная работа «Август. Восьмого» случилась еще тогда, когда я не понимала его так. Мне кажется, что вот если бы сейчас снять это кино...

Сергей Николаевич: Тот фильм, да?

Светлана Иванова: Да, мне кажется, что вообще бы я круто работала.

Сергей Николаевич: А скажите, есть какие-то замыслы или проекты, которые делаются специально на вас и для вас?

Светлана Иванова: Нет, никогда.

Сергей Николаевич: Нет, да? И даже попросить вы об этом не можете?

Светлана Иванова: М-м-м... Не считаю правильным. Ну, он же знаем меня как артистку. Как правило, на самом деле везде в его проектах я оказываюсь случайно, это так смешно, потому что у него же есть помощники...

Сергей Николаевич: Да-да-да.

Светлана Иванова: ...и меня кто-то вызывает на пробы, и я говорю: «Ты знаешь, я завтра иду в такой-то проект пробоваться». Он так говорит: «Да? Вот так, значит, они видят героиню? Ну хорошо». Я думаю: «Так, что это значит? Может быть, он делает вид, что он не в курсе, а на самом деле он в курсе?» Как правило, я случайно оказывалась в каких-то...

Сергей Николаевич: То есть это вас приводит ассистент или, я не знаю, помощник режиссера по ролям?

Светлана Иванова: Безусловно, все знают, что я супруга, и в какой-то момент просто кто-то предлагает, что «Джаник, может быть, мы попробуем Свету?». И были проекты, куда я пробовалась и меня не брали, это не то что если позвали уже меня, то все, я же и буду, – нет, были проекты, куда я пробовалась...

Сергей Николаевич: ...и не брали.

Светлана Иванова: ...и не брали.

Сергей Николаевич: Вообще я, кстати, прочитал где-то, что вы вообще любите пробоваться.

Светлана Иванова: Очень, да.

Сергей Николаевич: Некоторые, например, актеры отказываются, это считается унижением для известного уже, так сказать, маститого актера прийти на пробы: «Ну как же, вы видели мои фильмы, вы знаете мои свершения, и вы меня пробуете? Я не буду пробоваться».

Светлана Иванова: Но я убеждена, что не только нас пробуют, что и мы пробуем, я готова с этим человеком, с этим режиссером, я готова полгода с ним провести в одном окопе, слушать то, что он мне говорит? Понравится ли мне то, как он со мной работает? Для меня это очень важно.

Сергей Николаевич: И это происходит на пробе, да?

Светлана Иванова: Да. На пробах, как правило, все понятно.

Сергей Николаевич: А вот были в вашей жизни пробы, когда до последнего было непонятно, утвердят вас, возьмут вас или нет, а вам страстно хотелось поработать вот с этой командой, с этим режиссером, в этом фильме?

Светлана Иванова: Конечно, да.

Сергей Николаевич: Что это была за работа?

Светлана Иванова: Это был «Август. Восьмого» точно, это была «Легенда №17» точно... М-м-м... Наверное, «Следователь Тихонов», Сергей Олегович Снежкин снимал, мне очень хотелось с ним поработать, у нас была долгая история несложившихся киноотношений, мне хотелось очень...

Сергей Николаевич: ...попасть к нему в картину.

Светлана Иванова: ...попасть к нему в кино, я очень хотела с ним поработать. Да на самом деле почти каждая сыгранная роль, ее предваряет вот такое ощущение, когда ты уже страстно хочешь, потому что, если ты уже пришел на пробы и тебе понравился этот режиссер, конечно, ты уже хочешь с ним работать.

Сергей Николаевич: А скажите, вот этот фильм «Собор»...

Светлана Иванова: Да.

Сергей Николаевич: Это петровская эпоха...

Светлана Иванова: О, это такая красота...

Сергей Николаевич: ...это исторические костюмы. А кого вы там играете?

Светлана Иванова: Я играю там княжну, которую зовут Мария. И там замечательная история любви крепостного крестьянина и княжны, с большим количеством поворотов, перевертышей, когда сначала у нее есть все, а у него нет ничего, а потом наоборот. И это чудесное время петровское, оно же предполагает еще, это же реформы, это же перемены, это же все с ног на голову, это же простой крестьянин может дослужиться от Потешного полка до Преображенского полка, получить звание и получить титул. В общем, у нас тут много такого есть в кино, но попала я туда тоже случайно и страшно этому рада.

Сергей Николаевич: Я знаю, что вас как-то эта петровская эпоха очень вдохновила и воодушевила...

Светлана Иванова: Очень.

Сергей Николаевич: А вообще вам нравятся исторические фильмы? Почувствовать себя не только в другой коже, но и в другой эпохе, в другом времени, примериться как-то к этому, другим костюмам?

Светлана Иванова: Мне очень нравится, да, любое историческое кино, потому что это максимально отдаляет персонаж от меня, потому что в современной истории все равно есть...

Сергей Николаевич: ...я в предлагаемых обстоятельствах.

Светлана Иванова: Как будто да. Я стараюсь тоже максимально разными способами от этого уходить, чтобы это все-таки был персонаж, а не по-разному причесанная Света Иванова в разных фильмах. Но исторические фильмы дают больше возможностей для этого прыжка.

Сергей Николаевич: Я еще хотел, конечно же, спросить и о вашей новой театральной работе в спектакле «Собрание сочинений» по пьесе Евгения Гришковца. Что там за роль и что это будет за спектакль?

Светлана Иванова: Начнем с того, что пьеса написана специально для нашего театра, и написана в тот момент, когда театр очень нуждался в каком-то таком материале. Это совпало с уходом Галины Борисовны, и для меня совершенно очевидно, что тема какой-то перемены и какого-то шага – это главная тема спектакля. Там есть семья, мама и ее трое детей, я одна из троих детей.

Сергей Николаевич: Ага.

Светлана Иванова: А мама у нас прекрасная, это Марина Мстиславовна Неелова, вот.

Сергей Николаевич: И пока все?

Светлана Иванова: Наверное, пока все, потому что мы репетируем, это такой интимный пока процесс, потому что в какой-то момент это становится чем-то, что может стать уже публичным, но пока это очень интимно, это пока такое очень наше...

Сергей Николаевич: А вы уже вышли на сцену?

Светлана Иванова: Нет.

Сергей Николаевич: А, вы еще даже не вышли на сцену, понятно. И это будет первый спектакль вот в этом сезоне без Галины Борисовны?

Светлана Иванова: По-моему, до этого случится премьера спектакля «Девочка Надя, чего тебе надо?», я не уверена, но это будет на другой сцене.

Сергей Николаевич: Ага.

Светлана Иванова: Но премьера на основной сцене и первый спектакль Виктора Анатольевича в нашем театре.

Сергей Николаевич: Вы знаете, я хотел еще с вами сыграть в такую игру: короткие вопросы, и вы продолжаете эту фразу.

Светлана Иванова: Давайте.

Сергей Николаевич: Близкие друзья считают, что я...

Светлана Иванова: ...очень веселая.

Сергей Николаевич: Посторонние считают, что я...

Светлана Иванова: ...надменная.

Сергей Николаевич: И только я сама про себя знаю, что я...

Светлана Иванова: ...могу быть разная.

Сергей Николаевич: Фильм, который я готова смотреть множество раз...

Светлана Иванова: «Влюбленный Шекспир».

Сергей Николаевич: Книга, которую я готова перечитывать каждый год...

Светлана Иванова: «Даниэль Штайн, переводчик».

Сергей Николаевич: Улицкой?

Светлана Иванова: Да, Улицкой.

Сергей Николаевич: Я начинаю свой день с того, что...

Светлана Иванова: ...играю с детьми.

Сергей Николаевич: Многие считают, что это суперкруто, но я думаю, что они ошибаются...

Светлана Иванова: М-м-м... Быть известной.

Сергей Николаевич: Вам не нравится быть известной?

Светлана Иванова: Иногда мешает.

Сергей Николаевич: У меня хорошо получается...

Светлана Иванова: ...готовить.

Сергей Николаевич: Вы хорошо готовите?

Светлана Иванова: Да, я хорошо готовлю.

Сергей Николаевич: У меня плохо получается...

Светлана Иванова: ...врать.

Сергей Николаевич: Лучший совет, который я когда-либо получала в своей жизни...

Светлана Иванова: ...никого не слушай.

Сергей Николаевич: Самая большая экстравагантность, которую я себе позволила...

Светлана Иванова: ...еще впереди.

Сергей Николаевич: Что бы больше всего меня обрадовало, если бы я про себя узнала...

Светлана Иванова: ...что я никогда не буду болеть чем-то серьезным.

Сергей Николаевич: Что я никогда в своей жизни не делала...

Светлана Иванова: ...никогда никого не предавала.

Сергей Николаевич: Я люблю запах...

Светлана Иванова: Я люблю запах жженых спичек.

Сергей Николаевич: Я готова говорить об этом часами...

Светлана Иванова: …о своих детях.

Сергей Николаевич: А скажите, у вас Полина и Мира?

Светлана Иванова: Да.

Сергей Николаевич: Две дочери.

Светлана Иванова: Две дочки.

Сергей Николаевич: Две сестры. Они очень разные?

Светлана Иванова: Сейчас уже, очевидно, да. Был момент, когда они и внешне были очень похожи, и как-то было понятно, что они чашки из одного сервиза. Сейчас все равно, конечно, из одного сервиза, но разные очень, уже каждая со своими какими-то сколами и трещинками. Разные.

Сергей Николаевич: Вы хотели бы, чтобы они стали актрисами?

Светлана Иванова: Я хотела бы, чтобы они были счастливы. Все, что им для этого потребуется, я готова принять.

Сергей Николаевич: Но в вашу профессию вы могли бы их допустить? Я знаю, что мамы-актрисы всегда очень ревниво и сложно соглашаются на то, чтобы их дочери становились актрисами.

Светлана Иванова: Мне кажется, это какое-то кокетство, особенно когда успешная актриса, которая была счастлива в профессии, сейчас счастлива в профессии, начинает говорить: «Нет-нет, не вздумай вступить на этот путь». Почему нет? Я же олицетворение того, что все возможно, что может получиться, можно быть счастливой. Да, может быть по-другому, я постараюсь максимально рассказать про другие варианты развития событий, чтобы быть честной, как-то постараюсь показать, что не все так...

Сергей Николаевич: ...гладко и розово.

Светлана Иванова: ...однозначно, гладко. Но тем не менее я же являюсь олицетворением того, что шанс есть.

Сергей Николаевич: А вообще вот этот момент везения очень же важный, наверное, в актерской профессии?

Светлана Иванова: Очень.

Сергей Николаевич: Я помню, как я говорил с Олегом Павловичем Табаковым, и он повторял такое старомодное слово «фарт»: «Момент фарта никто не должен отрицать, фарт...» Я никак не мог понять, о чем он говорил, «фарт»...

Светлана Иванова: Что?

Сергей Николаевич: Что это такое? Удача, удача, fortune по-английски.

Светлана Иванова: Да.

Сергей Николаевич: Фарт. Вот этот фарт, в чем, вам кажется, главная удача ваша в актерской профессии?

Светлана Иванова: Мне кажется, как только я это сформулирую, это перестанет работать.

Сергей Николаевич: Она от вас уйдет.

Светлана Иванова: Но я точно знаю, что я фартовая. Я стараюсь не пользоваться этим специально, потому что, как у Фандорина, ты знаешь про себя, что у тебя есть какой-то дар, но этим нельзя злоупотреблять.

Сергей Николаевич: И говорить об этом тоже лучше не надо, да?

Светлана Иванова: Ну, наверное, но просто тоже если я начну кокетничать и говорить, что «нет-нет, это я все сбиваю колени в кровь»... Ну мне правда везет, это глупо отрицать, можно только благодарить за это вселенную, бога и себя тоже, потому что мы есть результат наших поступков, мыслей, желаний, это же все тоже из этих энергий рождается.

Сергей Николаевич: Ну а если я вас все-таки спрошу, какое у вас сейчас самое большое желание?

Светлана Иванова: Самое большое желание? Все успеть, наверное, никого не подвести в театре. Мне каждый раз, когда начинается какая-то новая большая работа и в кино, и в театре, уже после проб… То есть пробы-то я люблю, а вот когда уже утвердили и случается первый съемочный день, или вот ты попал в распределение в новый спектакль, мне кажется, что вот сейчас, в этот момент все поймут, что я ненастоящая актриса.

Сергей Николаевич: Ага.

Светлана Иванова: Мне кажется, что вот сейчас меня раскусят.

Сергей Николаевич: Боже мой. Я на самом деле недавно читал книгу об Одри Хепберн, и она объясняла, что она всегда заранее приезжает на съемки, у нее такой был просто рефлекс приезжать раньше всех, чтобы ее не выгнали, представляете?

Светлана Иванова: Мне очень понятно это ощущение.

Сергей Николаевич: Что уже она сидит, значит, ее надо снимать.

Светлана Иванова: Я клянусь, потому что я в кино, вот уже костюмы сшиты, а мне кажется, что сейчас меня по плечу постучат и скажут: «Девушка, вот сейчас настоящая артистка приехала». Ну или как будто бы я что-то сделаю не так, что все сразу поймут, что: «А-а-а, ну нет, ну она же не актриса вообще!» Вот мне хочется, чтобы все получилось.

Сергей Николаевич: Ну, у вас есть по крайней мере предшественница, которая тоже испытывала такие же проблемы.

Светлана Иванова: Да.

Сергей Николаевич: И последний вопрос: ваш девиз?

Светлана Иванова: Ну, наверное, делай что до́лжно, и будь что будет.

Сергей Николаевич: Вам он помогает?

Светлана Иванова: Мне кажется, это просто... Знаете, это не то чтобы девиз, которым я вдохновляюсь, это такая констатация факта, я так живу. Я такой чуть-чуть дзен-буддист. Это помогает, быть дзен-буддистом страшно удобно, всем советую.

Сергей Николаевич: Спасибо большое, Светлана.

Светлана Иванова: Спасибо вам!

Сергей Николаевич: Это была Светлана Иванова в программе «Культурный обмен» на Общественном телевидении России. Мы продолжим в наших новых выпусках разговор о театре «Современник», нашим гостем станет новый художественный руководитель театра Виктор Рыжаков. Ну а я, Сергей Николаевич, прощаюсь с вами. Всего доброго, до свидания.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)