Валерия Ланская: У меня нет какой-то легенды, все, что есть, я вам рассказываю

Сергей Николаевич: Здравствуйте. Это программа "Культурный обмен" на "Общественном телевидении России". С вами, как всегда, Сергей Николаевич. Сегодня мы поговорим о том, как важно в искусстве быть смелыми, как важно уметь рисковать. Судьба нашей героини – тому наглядное доказательство. У нас в гостях актриса, продюсер, певица Валерия Ланская.

- Валерия Ланская – актриса театра и кино, певица. Родилась в Москве. В детстве занималась художественной гимнастикой, фигурным катанием, танцами, играла в Детском музыкальном театре юного актера. Окончив школу, поступила в Высшее театральное училище им. Щукина на курс Юрия Шлыкова. Еще будучи студенткой дебютировала на сценах театра "Сатирикон", театра им. Вахтангова и в кинематографе. В 2005 году была принята в труппу "Театра Луны", а в 2014 году стала актрисой Московского губернского театра под руководством Сергея Безрукова.

Сергей Николаевич: Здравствуйте, Валерия!

Валерия Ланская: Здравствуйте!

Сергей Николаевич: Когда я изучал вашу биографию, готовясь к сегодняшней программе, я подумал: "Боже, сколько талантов, сколько дарований было вам дано!". Скажите, они как-то рано проявились, ваши способности к пению, к танцам?

Валерия Ланская: Их рано начали развивать, так скажем. Начиная с 3,5 лет родители отдали меня сначала в фигурное катание, потом в гимнастику, потом в один детский театр, другой театр, музыка – все одновременно.

Сергей Николаевич: То есть вы не скучали ни минуты, как я понимаю?

Валерия Ланская: Нет.

Сергей Николаевич: Это была программа, которую продумывала ваша мама? Мама - известный тренер.

Валерия Ланская: Безусловно, мама вместе с бабушкой. Папа, слава богу, не сопротивлялся. Хотели развивать меня максимально в разные стороны, а дальше уже, чем больше будет проявляться талант…

Сергей Николаевич: Что бог даст.

Валерия Ланская: …да, что больше будет нравиться, тем…

Сергей Николаевич: А что вам больше всего нравилось в детстве?

Валерия Ланская: Мне нравился театр.

Сергей Николаевич: Все-таки театр?

Валерия Ланская: Наверное, поэтому я и продолжила им заниматься, бросила и спорт, и гимнастику – все-все-все.

Сергей Николаевич: В спорте были какие-то успехи?

Валерия Ланская: Плюс-минус, насколько это было возможно. Я довольно быстро ушла из одиночного, стала в танцы, потому что не прыгучая. Но это тоже с самого раннего детства все видно, опытные тренеры все это понимают, и видят, к чему больше склонности.

Сергей Николаевич: По крайней мере к фигурным катанием, чем было логично в вашей ситуации, заняться, как-то вы быстро к нему охладели?

Валерия Ланская: Лет 6-7 я занималась довольно профессионально, много.

Сергей Николаевич: Вообще, спорт очень заставляет держать спину, и форму дает, да?

Валерия Ланская: Это дает внутреннюю закалку, стержень, безусловно.

Сергей Николаевич: Дисциплину какую-то?

Валерия Ланская: Конечно.

Сергей Николаевич: Это было важно, чтобы дальше двигаться в заднем направлении?

Валерия Ланская: Да. И всем мамам я очень рекомендую, пусть не профессионально, но отдавать детей хоть в какой-то спорт, чтобы именно внутренний этот стержень и умение добиваться, достигать своих целей, делать что-то вопреки своим желаниям полежать дома и никуда не идти – все равно нужно собраться и делать что-то. Это обязательно.

Сергей Николаевич: А это желание полежать дома, как-то немножко отпустить вожжи, оно же время от времени посещало вас? Скажите честно.

Валерия Ланская: Тогда нет.

Сергей Николаевич: Нет?

Валерия Ланская: Честно – нет.

Сергей Николаевич: Вы такая идеальная девочка?

Валерия Ланская: Я все равно находила время на игры, общение со сверстниками, и лето все равно у меня было в деревне. Все это было.

Сергей Николаевич: В вашем запасе, да?

Валерия Ланская: Да-да-да. Все спрашивают, как я все это успевала. Я не знаю как, но как-то успевалось. Мне кажется, что в сутках очень много часов – достаточно, чтобы успевать все, что необходимо для ребенка: и разные секции, и кружки, и школа в том числе, все-все-все, и не отставать при этом. Да, мы делали уроки в автобусе на коленках, но это не помешало никоим образом получать нормальные оценки, и при этом успевать и общаться с разными ребятами в разных коллективах, уметь находить общий язык с разными людьми. Это с детства развивается.

Сергей Николаевич: Что касается вашего поступления в Щукинское училище, это было просто, легко вы туда попали?

Валерия Ланская: Мне как-то легко ничего не давалось в жизни просто. Ни один проект, ни одно поступление – не сразу все сложилось. Я поступала сначала в 14 лет. Я очень хотела учиться у Константина Аркадьевича Райкина. А там 14-15 лет – визуально не такая большая разница. В общем-то, я сливалась с общей массой абитуриентов, и дошла до третьего тура, несмотря на то, что я не скрывала свой возраст. Все равно как-то думали, что, может, экстерном досдам, получу аттестат. Но когда стоял выбор между несколькими ребятами, взяли все-таки тех, кто чуть-чуть постарше, у кого этот аттестат был, чтобы поменьше проблем было, что понятно. Но когда на третьем курсе девочка, которая играла в дипломном спектакле, по каким-то причинам выбрала, и им нужна была замена, он выбрал не кого-то из МХАТа, из параллельных курсов, а пришел в свою родную "Щуку", и как-то так сложилась карта, что порекомендовали меня, и я порепетировала, поработала в "Сатириконе".

Сергей Николаевич: После того, как вас взял Константин Райкин, и это было некое стечение обстоятельств, был некий период, связанный с "Сатириконом". Что он вам дал?

Валерия Ланская: Это, наверное, укрепило еще больше мой внутренний стержень и силу духа, потому что это был колоссальный опыт работы не на главных ролях, что нормально для студентки и для первых спектаклей в таких больших театрах, как "Сатирикон", вместе с такими артистами, но мы не выходили со сцены в течение всего спектакля. Но это не массовка. Нас было несколько артистов, которые играли всех: и создавали, и пели, и танцевали.

Сергей Николаевич: Хор такой?

Валерия Ланская: Берендеи, так все это было сделано ярко, красочно. И носились из конца в конец сцены, прыгали, и чего только ни было.

Сергей Николаевич: Эта школа, наверное, в театре "Сатирикон", она вам очень помогла в каком-то смысле вступить в те большие проекты, в которых вы потом стали работать?

Валерия Ланская: Безусловно. Помогла.

Сергей Николаевич: Что касается традиционного психологического русского театра, он как-то представлял для вас интерес?

Валерия Ланская: Конечно, да.

Сергей Николаевич: Вам хотелось попробовать себя в какой-то другой системе координат?

Валерия Ланская: И хотелось, и хочется до сих пор. Еще до поступления в театральный институт я очень хотела служить в театре. Пусть это будет не какой-то Большой театр, не МХАТ, не "Сатирикон", а что-то сначала маленькое, какой-то камерный театр, чем, может быть, он будет только рождаться, как когда-то "Современник" рождался, когда собралось несколько артистов, и они сделали этот театр. И с первых шагов я была готова, но чтобы было это ощущение дома. Театр-дом, куда хочется приходить, в котором хочется работать, служить, играть большие, маленькие роли – неважно. Но ты знаешь, что это твое дело. И как-то в течение всей моей карьеры, и работая в различных театрах, я нахожусь в поиске этого театра-дома. Я перепробовала очень много.

Сергей Николаевич: А "Театр Луны" не стал таким домом?

Валерия Ланская: Несмотря на то, что я проработала там почти семь лет, спорно было, потому что что-то там нравилось, какие-то спектакли казались очень интересными, а какие-то вдруг совершенно нет. Я знаю, что у театра есть огромная своя аудитория и свои поклонники, потому что это все-таки специфическое направление, специфический жанр. Это не чисто драматический, не чисто музыкальный театр.

Сергей Николаевич: А как бы вы его сами определили?

Валерия Ланская: Очень странное и сложное что-то, прохановское. Только он, наверное, до конца понимает и знаешь, что это такое. Безусловно, это синтез, что-то близкое к мюзиклу, музыкальному театру. Но там так много странностей и подтек