Гарик Сукачев: Я не позволю никому трогать руками то, что я сделал

Гости
Гарик Сукачев
рок-музыкант, поэт, композитор, актер. Режиссер театра и кино, сценарист, телеведущий

Голос за кадром: Гарик Сукачев – легендарный, яркий, ни на кого не похожий! Его голос, исполнительскую манеру не перепутаешь ни с чем, поразительно, но будучи молодым представителем девяностых, Игорь Иванович Сукачев и сегодня захватывает в свой актерский плен самую широкую аудиторию – от совсем юных особ до бабушек и дедушек, как ему это удается, загадка! 

Дмитрий Кириллов: Ваш верный друг – жена, а верная подруга – гитара?

Гарик Сукачев: Да.

Дмитрий Кириллов: Вы можете в порыве страсти во время выступления вырвать себе клок волос?

Гарик Сукачев: Легко!

Дмитрий Кириллов: А правда, девушки любят черепа, мотоциклы, кости?

Гарик Сукачев: Безусловно, когда они видят мотоцикл впервые в жизни, с ними происходит что-то нечеловеческое!

Дмитрий Кириллов: Алтай - самое прекрасное место на Земле?

Гарик Сукачев: Одно из самых прекрасных мест на Земле.

Дмитрий Кириллов: Говорят, вы в этом прекрасном месте три ребра сломали, когда снимали фильм.

Гарик Сукачев: Да, в первый же съемочный день!

Дмитрий Кириллов: «Злодейка, или крик дельфина» – ваша первая театральна удача?

Гарик Сукачев: Конечно, было важно не подвести Ефремова.

Дмитрий Кириллов: Ваш спектакль «Анархия» в Современнике идет уже седьмой сезон.

Гарик Сукачев: Идет.

Дмитрий Кириллов: Но вы больше ничего не ставите, больше не хотите?

Гарик Сукачев: Хочу.

Дмитрий Кириллов: Ваши родители пережили войну, это событие как-то отразилось на вашем творчестве?

Гарик Сукачев: Безусловно!

Дмитрий Кириллов: Ваши нравственные человеческие ориентиры – Тодоровский и Митта?

Гарик Сукачев: Да, Александр Наумович — это мой учитель во всем, в кино прежде всего конечно, Петр Ефимович – это мой учитель и в кино, и в какой-то такой человечности, я их прям очень люблю. 

Дмитрий Кириллов: Благодаря центру Стаса Намина продюсерскому, вы впервые в жизни видели в руках приличные деньги?

Гарик Сукачев: Да.

Дмитрий Кириллов: Появление дочери через 19 лет после рождения сына?

Гарик Сукачев: Волшебство, счастье огромное!

Дмитрий Кириллов: У вас есть проблема отцов и детей с собственными детьми?

Гарик Сукачев: У меня нет, а у детей надо спросить, есть ли у них проблемы со мной, наверняка есть. 

Дмитрий Кириллов: Рок-н-ролл жив?

Гарик Сукачев: Скорее да, чем нет!     

Голос за кадром: Сукачеву дано уже тесно в музыкальных рамках, да, он один из самых узнаваемых рокеров страны, заявивший себя, как режиссер на театральной сцене и в кино, как актер, поэт, сценарист и композитор и всё, за что он берется, имеет успех!

Дмитрий Кириллов: Сейчас вас кинематограф даже больше занимает чем музыка, интереснее, так это или нет?

Гарик Сукачев: Это так конечно, безусловно, очень хочется снимать кино, лет двадцать с лишним назад я заявил, что мне интересно кино, я хочу снимать кино, хочу этим заниматься больше всего в своей жизни, но человек предполагает, как я вам сказал за кулисами, а продюсер располагает. Я человек, такая кошка, которая гуляет сама по себе, нужно все-таки принадлежать к какому-то цеху для того, чтобы работать постоянно.

Дмитрий Кириллов: Кто заразил этой любовью к кино, Митта? 

Гарик Сукачев: Митта Александр Наумович конечно же, я вырос под Москвой (теперь это Москва) в той деревне, которая называется Мякинино (теперь метро Мякинино), где каждое лето в карьере, теперь в этом карьере дома строят, а это был карьер, где добывали песок, каждое лето или зиму, снимали кино! Я знал, как делают взрывы, я видел снимали «Они шли на восток» и мы мальчишками смотрели, как пиротехники делают заряды, это пенопласт, который просто топили и делали взрывы, мы детьми это видели, это восхищало. Меня на санках отец вез в детский сад, я был на пятидневке, я впервые увидел ветродуи, которые меня страшно испугали, потому что это были самолетные двигатели с пропеллерами, они страшно гудели, снималась сцена метели, Анны Карениной, когда она едет в повозке. Меня никогда не брали в массовку, но все равно это всегда было вокруг меня, я в этом как-то жил, а потом все это замкнулось в Александре Наумовиче, он просто взял меня и прижал к себе, что называется и уже никуда не отпустил.  Наглым парнем всегда был, я кажется относился всегда к этому таким образом, что не «я хочу», а «я знаю как», при этом я ни черта не знаю, как это будет происходить, но первое, я знаю как это сделать, как это будет выглядеть, все равно внутренняя уверенность присутствует во мне. Это как раз один из разговоров у меня был с Петром Ефимовичем Тодоровским, когда он мне сказал: «Ты знаешь, я всю свою жизнь снимаю кино и вот я выхожу и снимаю следующую картину и у меня жуткое чувство бессилия, у меня ощущение, что я не знаю, что делать, какой-то внутренний ступор», - сказал мне великий Петр Ефимович Тодоровский! - «А как ты»? Я говорю: «У меня ровно наоборот, я никогда не волнуюсь, когда начинаю работать, потому что я к этому внутренне готов, я уже внутренне это все снял, все эти мизансцены, я их как-то внутри себя уже прошел.

Дмитрий Кириллов: Фильм «Праздник», как открылась вам эта история, с чего началось?

Гарик Сукачев: Я хотел снять эту работу до изнеможения, там была смешная история, я жил на Сретенке и был в раскладном совершенно состоянии и позвонил Ваньке Охлобыстину, Ивану Ивановичу и сказал: «Если ты мне не напишешь сценарий, я выброшусь из окна, я тебе говорю это ответственно». Он поверил в это и прям прибежал и нашел меня сидящим на подоконнике, курящим, готовым выброситься из окна. Он меня вытащил, говорит: «Ты чего, дурак? Я тебе все быстро напишу»! Отчасти это история семьи моей, потому что почти так погиб мой дед, отец моей мамы, главного героя зовут Елисей, а мама моя Валентина Елисеевна. Дед был большим начальником областного масштаба, ушел на работу, прибежал, сказал, что началась война. 

Дмитрий Кириллов: Когда вы поняли, что получилось, что кино состоялось?

Гарик Сукачев: Если я сам лично не сказал себе, что эта работа сделана, то вы эту работу никогда не увидите просто, значит я просто это взял и выкинул в мусорное ведро. У меня там были большие споры даже с Петром Ефимовичем, Александра Наумовича Митту пригласили и сидели, очень дружелюбно ко мне относясь, просили, чтобы я перемонтировал картину. Я понимаю и знаю, что хотели от меня мои старшие товарищи и мои учителя тот же Валера Тодоровский, который товарищески как большой мастер хотел просто помочь, чтобы картина была несколько другой, а я сказал: «Нет, или ее не будет вообще, или она будет ровно такой, которой вы ее видите, я ни кадра не изменил и ни кадра не выкинул, таким образом, как я ее сконструировал, она и будет жить, и я не позволю никому трогать руками то, что я сделал, вот и всё». Резкий был разговор, я не могу сказать, что я горжусь собой, наверное, иногда такое неприятно слушать людям, которые тебя очень любят и хотят тебе добра, но ведь каждый снимает своё кино. Трудно объяснить, почему такие вещи хочется сделать и чувствуешь необходимость. Потом вспомните еще конец девяностых, слова: Родина, патриотизм... с таким презрением говорили об этом, это ужасно! Пресс-конференция, которую не забуду никогда, которая была в кинотеатре Ролан как раз предпоказ для прессы, какие вопросы мне задавали, это же невозможно себе представить низость человеческую, до какой степени ужасные беспощадные, бесчеловечные сердца у взрослых интеллигентных, образованных людей! С какими-то ужасными интонациями задавали вопросы: «Вы что, хотите сказать, что вы патриот»? – «Да», - «А почему»? – «Да потому что я Родину люблю». Ох, давайте дальше поедем, Бог им судья, туда им и дорога, знаете ли, ну их нафиг! 

Дмитрий Кириллов: Вы записали песни военных лет и поете эти песни хотя бы два раза в год точно, девятого мая…

Гарик Сукачев: Один раз в год точно: или 9 мая, или 22 июня мы это делаем.

Дмитрий Кириллов: Что для вас значат эти песни?

Гарик Сукачев: Я их люблю! Вот этот альбом фронтовой вышел с фильмом «Праздник».

Дмитрий Кириллов: Вернемся в девяностые годы: вы молодые ребята, дерзкие, которые пришли к Олегу Николаевичу Ефремову и сказали: «Мы хотим поставить»?

Гарик Сукачев: Не так это было, он нас вызвал, люди перестали ходить в театр, театр загибался, я имею в виду сейчас только МХАТ, казалось бы! Это был такой, знаете, абонементный театр, приходили школьники, билеты на спектакли продавались в абонементах. Нас вызвал Ефремов, пришли все мы, то есть его сын Миша, ваш покорный слуга, Ваня Охлобыстин и Женя Митта. Олег Николаевич достал бутылку коньяку, налил каждому по рюмке, мы чокнулись, выпили и он сказал: «Тут о вас по Москве много слухов ходит, не хотите ли вы, ребят, поставить что-то, что вы хотите сами на нашей новой сцене? Новая сцена, она вообще пустая, делайте там, что хотите». Ваня стремительно написал «Злодейку, или крик дельфина», вот мы ее поставили и действительно тогда это был самый громки спектакль для МХАТа, это была работа, которая никогда не могла появиться в стенах академического театра, в шоке были все эти бабушки, которые стоят на воротах, на билетах, зал был забит молодёжью и с хаерами и с дредами, с ирокезами, хипари какие-то старые, художники молодые, в общем, всякое молодое отребье вдруг оказалось в стенах МХАТа и не собиралось оттуда выходить, все это гремело, грохотало… Мы же «Чайку» получили!

Дмитрий Кириллов: «Чайку» просто так не дают. 

Гарик Сукачев: Да, я не пошел, кто ж смалодушничал из наших, то ли Миша, то ли Ваня, я говорил: «Это провокация, куда вы идете, там будут посылать, вы видите, мы приезжаем на Кинотавр, как к нам относятся. Мы приезжаем на любой кинофестиваль, как к нам относятся, а сейчас вы опять хотите идти к этим, чтобы они морды от вас воротили, я в эти игры играть не буду»! И все-таки приперли эту «Чайку», я был поражен, потому что я не верил вообще. Я тогда говорил: «Придет наше время», как выглядят вообще наши фестивали, это такой вот: друзья, которые много лет вместе, выдают друг другу чугун, как в детском садике «вот такую конфетку, а тебе такую». Вот так это все выглядело, да и сейчас выглядит и вот тогда первый чугун нам дали, это меня потрясло потому что я сказал: «Придет время, чуваки, мы станем старше, мы будем такими седыми и тоже будем дарить друг другу чугун»! Но времена конечно изменились, это я циничные шуточки, я вижу, как молодёжь награждается, как изменились премии, театральные премии прежде всего изменились. 

Голос за кадром: Гарик Сукачев, Сергей Галанин, Михаил Ефремов, Иван Охлобыстин - все это близкие друзья и единомышленники, они с юных лет вместе, когда-то молодые бунтари перестройки, а сегодня уже ветераны рок-движения, маститые режиссеры, музыканты, удивительно, но с годами их дружба только крепнет.

Гарик Сукачев: Ссоримся мы только может быть на какую-то секунду по самому мелкому поводу, как дома муж с женой ссорятся, у нас нет взаимопроникновения, или каких-то сентенций в области души, туда глубоко никто не лезет, а если надо слазить, всегда можно попросить, они придут и полезут туда, это называется прийти на помощь.

Дмитрий Кириллов: Много лет засилье на телевидении и радио попсы, рок-музыки все меньше.

Гарик Сукачев: Ну ее вообще нет.

Дмитрий Кириллов: А почему?

Гарик Сукачев: Если говорить о поп-музыке, популярная музыка во всем мире играет главенствующую роль, на западе нет этого разделения, у каждого поколения есть свои четкие черты, конечно свои кумиры. Новые поэты, певцы. В большинстве своем на концерты наши приходит наше поколение, люди поют старые песни, ваш покорный слуга в том числе, а цитаты из Боба Дилана миру не нужны, он хочет слушать старое. 

Дмитрий Кириллов: Что хочется пожелать своим детям?

Гарик Сукачев: Мирного неба над Землей! 

Дмитрий Кириллов: Общественному телевидению пять лет – это важно иметь в стране такой канал?

Гарик Сукачев: Конечно же это здорово, что он есть, конечно же хорошо, что этот канал имеет свое собственное лицо и это лицо культурологическое, прежде всего, это важно, потому что безусловно, в каждой стране мира есть такие каналы, я очень рад что вы есть, я смотрю иногда ваш канал. Даже пусть поверхностно, пусть совсем чуть-чуть о каких-то таких фундаментальных вещах заходит речь, это полезно! Дорогие друзья, мне выпала огромная честь поздравить ваш прекрасный канал с пятилетием, за что я вас очень благодарю и хочу пожелать вам огромной жизни и прежде всего радовать ваших поклонников, ваших зрителей серьезными и несерьёзными, но всегда хорошими и качественными работами, которыми славилось наше телевидение, так что с пятилетием, это самый маленький юбилей, который случается у человека, еще в школу даже не идет, поэтому с днем рождения вас и с первым юбилеем! 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

История любимого всей страной рок-музыканта

Комментарии

  • Все выпуски
  • Интервью