Аграрии просят пустить к ним рабочих из-за рубежа. Почему мигрант в особой цене - и на сборе урожая, и на стройке, и на уборке улиц?

Аграрии просят пустить к ним рабочих из-за рубежа. Почему мигрант в особой цене - и на сборе урожая, и на стройке, и на уборке улиц? | Программы | ОТР

мигранты, рабочие, аграрии

2021-02-14T17:11:00+03:00
Аграрии просят пустить к ним рабочих из-за рубежа. Почему мигрант в особой цене - и на сборе урожая, и на стройке, и на уборке улиц?
Реальные новости. Какие еще события уходящей недели запомнились жителям нашей страны?
Во вторник в стране прошел День защитника Отечества. Как отмечали праздник военные?
Где лучше? Качество жизни и рейтинг городов для комфортной жизни в России
Угольное проклятье Сибири. Почему Красноярский край и Хакасия обречены жить без газа и причём тут чёрное небо?
Китай за 40 лет победил бедность. «Мы тоже не будем опускать руки», - заявил Дмитрий Песков. Что такое бедность в России?
Снег выпал - разгул зимы в России. Когда расчистят дороги? И почему нормальные снегопады у нас стали называть «аномальными»?
ОТРажение недели. Полный выпуск. 28.02.21
В четверг не стало народного артиста Андрея Мягкова
Аграрии Кубани провели митинги в поддержку экономического курса страны
А что с погодой? Зимние сюрпризы
Гости
Виктор Семенов
основатель группы компаний «Белая дача»

Ольга Арсланова: Без мигрантов никак. В год пандемии они в особой цене. И это на этой неделе признал Минсельхоз. Он попросил Правительство упростить иностранцам въезд. Аграриям они очень нужны для полевых работ, а местные жители якобы не могут заменить мигрантов. Причем особенно не хватает рук в Волгоградской и Астраханской областях.

В прошлом году российский рынок труда действительно лишился 1,5 миллиона иностранных рабочих. Уехали из-за пандемии. Но у нас их по-прежнему много – примерно 5 миллионов. Средняя зарплата гостевого рабочего в нашей стране – 43 тысячи рублей. У россиян, если верить Росстату, – 49 тысяч. Но в разгар пандемии, по независимым подсчетам, наши жители получали меньше мигрантов. А безработица выросла.

Сейчас побеседуем с основателем группы компаний «Белая дача», председателем совета Ассоциации отраслевых союзов АПК России Виктором Семеновым. Виктор Александрович, здравствуйте.

Виктор Семенов: Да, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Вот Минсельхоз попросил впустить в Россию мигрантов для сезонных работ. Местные жители якобы не хотят собирать урожай даже за повышенную плату. Но многие безработные россияне могли бы возмутиться. Вот кому верить?

Виктор Семенов: Ну, вы знаете, какое количество запросил Минсельхоз? Всего 40 тысяч. Это когда у нас 4 миллиона безработных. И это ведь на короткие месяцы. Основные агрохолдинги, крупные хозяйства давно уже практически научились обходиться без такой привлеченной рабочей силы, потому что… Например, в наших хозяйствах сегодня уже работает робототехника. И нам точно не нужны никакие привлеченные рабочие, там высокая квалификация работы.

Но бывают как раз средние и мелкие предприятия, и им нужна на два-три месяца рабочая сила. Россиянин не всегда готов подняться со своего теплого насиженного места и уехать в какой-то другой район, жить в каких-то приспособленных условиях и работать не всегда даже 8 часов. Те, кто приезжают в Россию, я знаю – а это в основном Астраханская, Волгоградская область, на овощные работы, – они работают по 12–14 часов. Не всякий россиянин готов на такие работы.

Ольга Арсланова: А может быть, дело в том числе и в зарплате, в том, что мигранты все-таки по-прежнему выгодны? И это понимают как раз руководители предприятий, о которых вы говорите. И, по сути, они сейчас грозят срывом работ, срывом урожая и ростом цен. Это очень похоже на шантаж.

Виктор Семенов: Я вам хотел бы сказать так. Сегодня мигранты работают иногда даже за большую зарплату, чем местные получают, но просто не на полях. Понимаете? Надо понимать, что сельскохозяйственный труд – это очень тяжелый труд. И там, где работают мигранты, привлеченная рабочая сила, там только ручной труд. Там, как правило, минимальная механизация. Россиянин не готов просто на эту работу ни за какие деньги!

Ольга Арсланова: Россияне не смогут никогда в этой отрасли конкурировать с мигрантами и, возможно, в скором времени еще и с роботами?

Виктор Семенов: Смогут конкурировать только тогда, когда мы сможем каждую деталь производства овощей и фруктов сделать достаточно механизированной – так, чтобы работали квалифицированные специалисты. До тех пор пока мы будем рассчитывать только на ручной труд и на грузчика, поднимающего ящики, конечно, без мигрантов мы не обойдемся.

Ольга Арсланова: Спасибо за ваш комментарий. С нами на связи был Виктор Семенова, основатель группы компаний «Белая дача».

Однако, судя по звонкам зрителей в эфир нашей программы «ОТРажение», многие россияне согласились бы на те места, которые сейчас предлагают мигрантов. Готовы работать, но не берут. Правда, и требования к работодателю у наших тоже есть, но вполне законные: социальный отпуск, «белая» зарплата и отчисления в страховые фонды. А с мигрантами можно на всем том и сэкономить. И пока проблема «черной» бухгалтерии не будет решена, ситуация вряд ли изменится.

Никита Кричевский, доктор экономических наук: Разговор идет о том, что у нас есть огромная скрытая безработица, о которой никто не говорит. У нас все почему-то считают, что есть официальная безработица, а скрытой нет. Скрытая доходит до 20% от экономически активного населения. И вот эти 20% экономически активного населения как-нибудь да проживут. Не проживут, потому что этот рынок за 30 лет уже всех доконал. Все эти стимулы всех уже доконали. Ничего из этого не получается. До тех пор пока государство не начнет заниматься своими прямыми обязанностями, а именно – повышать уровень и качество жизни людей, давая им хорошую работу, пусть она будет вахтовым методом, – у нас в стране ничего не изменится.

Кто этим должен заниматься? Кто должен это организовывать? Естественно, местные, региональные органы власти, естественно, на уровне федерального правительства. Да, вполне возможно, это должны быть какие-то налоговые льготы для людей, которые желают вахтовым методом поработать. Но это элементарно решается. Элементарно! Почему не хотят-то? Да потому что коррупция.

Ольга Арсланова: Казалось бы, сейчас самое время решить проблему занятости, раз появилось много свободных рук у россиян. Но – нет. Крупные строительные компании и фирмы, занятые в секторе коммунальных услуг, упрямо ищут соискателей-мигрантов. А те признаются: у них дома – в бывших советских азиатских республиках – работы нет и денег, соответственно, тоже.

Максим Волков разбирался в российском парадоксе, когда и безработица выросла, и вакансий много, но они почему-то только для гостей.

СЮЖЕТ

Приморский край, Владивосток

Максим Волков: Во вторник представитель президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев посетил стройки приморья. Это будущий гостиничный комплекс Okura Vladivostok. Отель высшего класса здесь строят с 2012 года.

– Эта стройка претендует на звание «вечной стройки».

– Ну, в этом году закончим. У нас дата – 31 июля по этому корпусу. С японцами подписали 29 декабря, в январе…

– Ручаетесь?

Максим Волков: На объекте не хватает рабочих рук – сотни иностранных специалистов застряли на границе. Власти региона опасаются, что без них подрядчику не справиться.

– У нас реально не хватает человек триста. Сейчас, смотрите, мы вышли на 590 человек на стройке.

Максим Волков: Ранее Юрий Трутнев заявлял, что на крупных строительных объектах Дальнего Востока 80% рабочие – приезжие из стран Азиатско-Тихоокеанского региона и СНГ. И после многомесячных задержек зарплат в прошлом году половина из них вернулась на родину.

Приморский край, Уссурийск

Максим Волков: В соседнем Уссурийске из-за нехватки рабочих остановилось строительство частных домов. У фирмы Икрома Каршиева накопилось много невыполненных заказов.

Икром Каршиев, предприниматель: Стройку мы с нуля начинаем и «под ключ». Коттеджи, частные дома. Ну, с частными домами в основном работаем.

Максим Волков: Из-за закрытия границ сотни рабочих из Таджикистана и Узбекистана не могут попасть к нему в бригаду. Гостевой дом, который предприниматель построил специально для своих земляков, сейчас пустует. За последнюю неделю лишь один новый жилец. Абду Джабора пустили через границу только потому, что у него здесь есть вид на жительство.

Икром Каршиев: Таких пропускают, но тоже очень тяжело. Билет дорогой. Ну, деньги отправили. Еще не заработали здесь, в Таджикистане находились. А там работы мало.

Максим Волков: Как только карантинные ограничения снимут, к Икрому собираются приехать больше сотни рабочих.

Москва

Максим Волков: Жители этого московского дома готовы платить лишние 100 рублей в месяц, чтобы увеличить зарплату дворникам. Члены ТСЖ опасаются, вдруг их переманят в другую организацию.

Александр Мурашкин, председатель ТСЖ: Раньше мы могли выбирать даже. Если кто-то плохо работает, могли пальчиком погрозить: «Будешь плохо работать – вот очередь стоит», – то сейчас такого нет, сейчас прямо держимся за них. Тем когда такие погодные условия. Ну, уход любого сотрудника – и все, коммунальный коллапс.

Максим Волков: Улан Батуров четыре года назад приехал в Москву из Киргизии вместе с женой. Она работает в многоэтажке уборщицей, он следит за чистотой на прилегающей к дому территории. После прибавки к зарплате Улан станет обеспеченным человеком по среднеазиатским меркам – будет получать 31 тысячу рублей.

Улан Батуров, дворник: На родине что? Работы нет и меньше платят.

Корреспондент: А если сравнивать зарплату на родине и здесь, то сильно отличается?

Улан Батуров: Да, сильно отличается.

Корреспондент: Ну сколько? В два, в три раза?

Улан Батуров: В три раза больше.

Максим Волков: По его словам, многие граждане Киргизии готовы приехать в Россию на заработки, но, кроме карантинных мер, не позволяют финансы. Билет из Бишкека в Москву стоит 25 тысяч рублей.

Максим Волков и Татьяна Меньшикова, ОТР.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
сергей
лукавство.