Бедность отправят за черту. Власти снова решают, как с ней бороться и что такое бедность для разных регионов?

Гости
Евгений Надоршин
главный экономист консалтинговой компании ПФ «Капитал»
Александр Бузгалин
профессор Московского финансово-юридического университета

Ольга Арсланова: Сегодня в Кремле раскрыли содержание послания Владимира Путина Федеральному собранию. Оно состоится 21 апреля и будет посвящено мерам поддержки после пандемии. Много президент будет говорить о бедности и о борьбе с нею.

В ожидании послания Правительство также занялось этой темой. На неделе чиновники рассматривали новые критерии бедности. Это важно, чтобы лучше сосчитать тех, кто оказался за ее чертой, а заодно понять, сколько денег из бюджета на них нужно. По мнению главы Счетной палаты Алексея Кудрина, в России можно снизить бедность в два раза ранее 2030 года – такую планку задавал президент.

Кажется, что общие критерии установить не так просто, ведь в России, по сути, существуют два мира: в одном – богатые регионы, в другом – бедные. Стандарты жизни абсолютно разные. И это понятно, ведь зарплаты отличаются чуть ли не в пять раз.

Вот данные Росстата за 2020 год. Больше других в стране получают жители Чукотки, Москвы, Колымы и некоторых других регионов – в основном на Севере, Дальнем Востоке, где финансовые и сырьевые потоки. Средняя зарплата там – от 100 тысяч рублей и выше. А вот регионы-аутсайдеры: европейская часть, Юг России. В Псковской, Кировской, Ивановской области зарплата – 35 тысяч рублей. И там это хорошие деньги.

Но что же считают бедностью сами жители разных регионов? Вот опрос из Москвы, Чебоксар, Уфы и Рязани.

ОПРОС

Москва

– Если меньше тысячи рублей в день, то уже бедность.

– Если на человека тысяч тридцать в месяц, то это уже будет трудновато.

– Ну, наверное, тысяч пятьдесят надо, чтобы достойно каждый человек мог жить.

– Достойно можно жить, получая порядка 70 тысяч здесь, в Москве. А меньше – уже сложно.

– 10 тысяч – это только на еду. И все. Это бедность.

Чувашская Республика, Чебоксары

– У которого уровень дохода ниже 30 тысяч. Вот это уже бедный человек.

– Мне бы каждый месяц хватило бы 50 тысяч. И я бы могла даже… Но чтобы стабильно было. И я бы могла даже ипотеку взять. Видите, я в возрасте, а у меня до сих пор своего жилья нет.

– Если зарплата менее 20 тысяч, наверное, или пенсия – это бедный человек.

– Сколько мы получаем с мужем? Пятьдесят. И этого недостаточно, когда еще и дети. Совершенно не хватает ни на что. Бедность.

– Зарплаты 12–15 тысяч в основном. Уже на еду практически не хватает, естественно, есть нечего.

Республика Башкортостан, Уфа

– Порог? Ну, я думаю, что тысяч двадцать – это уже «выживание» называется.

– Если меньше 20 тысяч в месяц, то уже сложно будет. Возможно, конечно, прожить, но будет очень сложно.

Рязанская область, Рязань.

– Элементарно. Ты квартиру оплатить не можешь – это уже бедность.

– Бабушки-пенсионерки у нас – можно назвать многих бедными, потому что ходят как раз здесь же, по Почтовой, и просят хотя бы на хлеб, молоко денег. Вот таких людей можно назвать бедными.

Ольга Арсланова: Как вы видите, взгляд на бедность у москвичей не так уж отличается от взгляда жителей других городов. Хотя и принято считать, что в столице сплошное богатство. Критерии бедности у россиян примерно одинаковые, если смотреть на наш опрос.

О причинах и специфике бедности именно в России поговорим прямо сейчас с профессором Московского финансово-юридического университета Александром Бузгалиным. Здравствуйте.

Александр Бузгалин: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: У нас принято говорить о разных категориях бедных в стране. Это семьи с детьми. Это, конечно, пенсионеры. Хотя понятно, что е сказали маленькие зарплаты, откуда же взяться хорошим пенсиям. В чем основная причина бедности, как вам кажется, именно в России?

Александр Бузгалин: Ключевая причина – это та система социально-экономических отношений, правил игры в экономике и в обществе, которая делает значительную часть людей очень бедными, плохо живущими делает большинство россиян, и лишь 1% получает многие-многие бенефиции от российской нефти, газа, вообще от богатств нашей страны, от труда наших людей.

Вот эту систему надо достаточно глубоко и серьезно реформировать, как минимум реформировать – тогда проблему бедности удастся решить. Можно обеспечить экономический рост, вырубив больше леса, продав больше нефти, увеличив количество финансовых спекуляций или еще что-нибудь в таком духе. От этого люди не выиграют. От этого выиграет узкий круг тех, кто наверху.

Ольга Арсланова: Вы как раз сказали о том, что можно действительно рабски добывать полезные ископаемые, продавать их за рубеж – это выгодно. Этим мы успешно и занимаемся. Но есть ощущение, что бизнесу не интересно заниматься тем, чтобы делать что-то внутри страны и продавать это что-то россиянам, потому что зарплату маленькие, купить не на что. И получается замкнутый круг. Как нам этот механизм изменить?

Александр Бузгалин: Нужны достаточно решительные меры, которые ущемят интересы одних и обеспечат реализацию других. Эти меры ущемят интересы тех, кто занимается финансовым посредничеством, тех, кто получает безумные зарплаты в качестве топ-менеджеров, тех, кто наживается на природных ресурсах России. И эти меры должны дать настоящий импульс развития той части государственных и частных корпораций, которые будут вкладывать в современные технологии.

Да, люди должны будут отказаться от покупки двухсотметровой яхты и вложить деньги в то, чтобы развивался их собственный бизнес хотя бы. Они должны будут обеспечить высокую зарплату людям, которые… Я даже не скажу, что рабочим, а работникам, потому что сегодня нужны высококвалифицированные работники. Они должны будут вкладывать большие деньги в образование, а не надеяться на то, что все проблемы решит государство.

А государство должно будет вкладывать прежде всего в образование, а не в чиновников и полицию. Нужен как минимум пятилетний план активного развития ключевых отраслей.

Ольга Арсланова: А бизнес в этом случае нужно заинтересовывать работать вот так по-новому или заставлять?

Александр Бузгалин: Вы знаете, здесь нужен и кнут, и пряник. В международных аэропортах (к сожалению, меньшинство из россиян знает, что это такое) есть такие травелаторы – дорожки бегущие. Одна бежит в одну сторону, а другая – в противоположную.

Вот для бизнеса надо создать травелаторы. Встаешь на травелатор, который помогает развитию страны, и вкладываешь деньги в современное производство, в образование, в здравоохранение – в этом случае налоги низкие, кредиты дешевые, тебя хвалят. Если ты занимаешься спекуляциями, паразитически используешь сырьевые ресурсы и так далее – в этом случае обратная дорожка: у тебя высокие налоги, у тебя никакой поддержки от государства, и тебя тормозят, тебя наказывают.

Ольга Арсланова: Спасибо. Мы беседовали с экономистом Александром Бузгалиным.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)