Цены растут как на удобрениях. Помогут ли власти аграриям, а заодно и потребителям?

Гости
Аркадий Злочевский
президент Российского зернового союза

Ольга Арсланова: О продовольственной безопасности на этой неделе заговорили и российские аграрии. Объемы урожая в этом году под угрозой. Дело в том, что в нашей стране подорожали удобрения, причем почти в два раза. Сельхозпроизводители просят чиновников вмешаться. В Минпромторге отреагировали прохладно, большого подорожания там не заметили и регулировать рынок минеральных удобрений пока не планируют.

Производители удобрений же заявили, что сдерживают цены и так как могут, а подорожание – это всего лишь восстановление рынка после падения в прошлом году. Вот что происходит с ценами, по данным Росстата. Лидеры роста – препараты карбамид и аммофос. Тонна этой продукции для сельхозпроизводителей за год выросла в цене более чем на 60%.

Цены на удобрения влияют на урожай и на цены на прилавках. Об этом предупреждают работники агропредприятий. Подробности из сельскохозяйственных регионов у Максима Волкова.

СЮЖЕТ

Ставропольский край, Ставрополь

Максим Волков: В Ставропольском крае удобрения за последние месяцы подорожали на 60%. Если ситуация не изменится, предупреждают аграрии, то урожай зерновых в этом году снизится. Мука и хлебобулочные изделия неизбежно подорожают, ведь пятая часть их цены зависит от стоимости удобрений.

Денис Слинько, председатель Ставропольского отделения общественной организации «Деловая Россия»: Если в прошлом году в это же время закупка была по 25 рублей, то сейчас, буквально вчера мы посмотрели… Когда мы обращались, писали обращение, цена была 42–43 рубля. На 20-е число, по закрытию торгов на Санкт-Петербургской бирже, стоимость составляла 51 рубль, ну, 51 700 рублей за тонну.

Максим Волков: В Российском зерновом союзе говорят, что это проблема не только Ставропольского края.

Республика Алтай, Чемал

Максим Волков: На Алтае минеральные удобрения подорожали на 45%. Заменить их на дешевые аналоги фермеры не хотят – качество фирменной пшеницы и гречихи сразу пострадает. Некоторые мелкие хозяйства перешли на органику, удобряют землю навозом. От многомиллионных издержек предприятия очень выручило бы возвращение системы госзаказа на сельхозпродукцию.

Николай Леоненко, главный инженер крестьянского (фермерского) хозяйства: В эту же систему и включилась бы фиксированная цена на топливо, на технику, на удобрения, на семенные материалы, которые мы у НИИ покупаем.

Максим Волков: Без фиксированных цен на удобрения местные аграрии будут вынуждены сокращать посевные площади.

Краснодарский край, Краснодар

Раиса Рашкова, агроном тепличного комплекса: Видите, какой у нас зеленый лист, растение хорошее – из-за того, что мы правильно питаем растения.

Максим Волков: Аммиачная селитра и карбамид нужны не только на полях, но и в теплицах. На этом краснодарском комбинате их используют для выращивания огурцов, помидоров и зелени в горшочках. С декабря прошлого года урожайная подкормка в Краснодарском крае подорожала на 30–40%. Чтобы добиться рентабельности, растениеводы подняли цены.

Иван Поливода, фермер: Если бы не было этого подорожания, соответственно, не было бы подорожания и конечной продукции. И огурец, который мы сейчас продаем по 120 рублей, мы бы продавали по 100 рублей.

Максим Волков: Накручивать цены тепличники не хотят, но рыночные условия сейчас диктуют производители и продавцы удобрений.

Липецкая область, Липецк

Максим Волков: 20% стоимости клубники – это затраты на удобрения. На этом липецком предприятии используют только отечественную минеральную подкормку для растений – по 800 тонн в год. Без них ягоды не такие сладкие и красивые.

Александр Мишенин, агроном: Если мы уменьшим количество удобрений для растений и добавим больше воды, соответственно, оно возьмет эти удобрения, выпьет больше воды, но это отразится на конечном показателе.

Максим Волков: Некоторые виды удобрений для ягод в Липецкой области подорожали на 70%. Затраты предприятия возросли. Но компенсировать эти издержки за счет покупателей не получится. Если поднять цены на клубнику, покупать ее никто не будет.

Сергей Крючков, исполнительный директор компании: В этом году все ударились в ягодоводство. Очень большая конкуренция, предложений очень много.

Максим Волков: Чтобы сдержать цены без ущерба качеству, липецкие агрономы сейчас подыскивают бюджетные удобрения для своей элитной клубники.

Максим Волков, Юрий Угрюмов, Дмитрий Дробышев, Ирина Коваленко и Виктор Болотский, ОТР.

Ольга Арсланова: Сейчас с нами в эфире президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. Аркадий Леонидович, здравствуйте.

Аркадий Злочевский: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Расскажите, пожалуйста, почему растут сейчас цены на удобрения? И главное – насколько они растут? Потому что наши аграрии говорят о колоссальном росте, 60–70%. А вот антимонопольщики ничего подобного не находят.

Аркадий Злочевский: Ставка налога поднялась у производителей удобрений в 3,5 раза на полезные ископаемые. Естественно, это привело к удорожанию себестоимости и к подорожанию стоимости удобрений на рынке. Затем уже начала раскручиваться спираль повышенного спроса, в том числе на мировом рынке. И эта спираль, соответственно, сработала, до нас волна докатилась.

А дальше мы начали посевную кампанию. Это еще дополнительный спрос. Естественно, это дополнительное подорожание. Вот теперь до 60–70%.

Ольга Арсланова: А сколько удобрений мы производим для себя, сколько продаем? Может быть, импортируем что-то?

Аркадий Злочевский: 80% всех производимых удобрений уходят на внешние рынки, за рубеж, и только 20% достается внутреннему рынку. Ну, больше мы и не потребляем, у нас денег нет. Хотелось бы, конечно, больше использовать удобрений. Это, в принципе, полезно было бы для страны, для нашего потенциала аграрного. А сейчас в связи с подорожанием, таким достаточно существенным, есть угроза еще и снижения.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим о возможном росте цен на продукты. Каким он может быть? Это очень болезненно. За время пандемии продукты у нас и так подорожали. По данным Росстата, производители еды подняли цены на 16%. Ну, это средние показатели. Мы понимаем, что по некоторым пунктам рост был и выше. И сейчас снова, пожалуйста, рост цен вполне возможен.

Аркадий Злочевский: Здесь причина не в ресурсах и не в зерне. Цены на зерно и цены на прилавке на продукты питания – вещь вообще взаимосвязанная. Стоимость зерна в стоимости булки хлеба, например, колеблется исторически между диапазоном 12–23%. Не такой сильный рост в булке хлеба.

А вот другие ресурсы дают гораздо больше. В частности, например, ставки аренды, а они сейчас очень сильно дорожают. И это очень большая статья расходов при хлебопечении. Затраты на энергетику, там же большое количество энергии потребляется. Транспорт тоже очень сильно подорожал – в связи с подорожанием топлива, подорожанием металлов, вся техника подорожала. То есть подорожало вообще все вокруг.

Ольга Арсланова: А что делать с ценами на удобрения в итоге? Фиксировать? Оставить как есть?

Аркадий Злочевский: Правительство сказало, что не будет подавлять цены, фиксировать как-то и так далее. Мы не поддерживаем ограничения. Произошло что? Мы через подорожание всех зерновых на мировых рынках… А это мы спровоцировали это подорожание своими действиями, ограничениями экспорта. Мы спровоцировали дополнительные посевы. У нас по пшенице посевов прибавилось на следующий сезон уже 1,5% посевных площадей в мире в целом. Все хотят сеять по таким шоколадным ценам пшеницу и производить ее.

В результате это сгенерировало дополнительный спрос на удобрения. А где их брать? Естественно, у нас. Мы же основные поставщики удобрений на мировой рынок. Вот это дополнительный спрос, который поднял цены на удобрения.

Ольга Арсланова: Спасибо за этот разговор.

У аграриев в этом году немало проблем, и одна из них – это нехватка работников.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)