Чистота Рунета. Что требует обновленный закон «Об информации…»? И как соцсети справляются с контентом?

Чистота Рунета. Что требует обновленный закон «Об информации…»? И как соцсети справляются с контентом? | Программы | ОТР

закон об информации, рунет, соцсети

2021-02-07T17:45:00+03:00
Чистота Рунета. Что требует обновленный закон «Об информации…»? И как соцсети справляются с контентом?
Реальные новости. Какие еще события уходящей недели запомнились жителям нашей страны?
Во вторник в стране прошел День защитника Отечества. Как отмечали праздник военные?
Где лучше? Качество жизни и рейтинг городов для комфортной жизни в России
Угольное проклятье Сибири. Почему Красноярский край и Хакасия обречены жить без газа и причём тут чёрное небо?
Китай за 40 лет победил бедность. «Мы тоже не будем опускать руки», - заявил Дмитрий Песков. Что такое бедность в России?
Снег выпал - разгул зимы в России. Когда расчистят дороги? И почему нормальные снегопады у нас стали называть «аномальными»?
ОТРажение недели. Полный выпуск. 28.02.21
В четверг не стало народного артиста Андрея Мягкова
Аграрии Кубани провели митинги в поддержку экономического курса страны
А что с погодой? Зимние сюрпризы
Гости
Игорь Ашманов
разработчик систем искусственного интеллекта, президент компании АО «Крибрум», член Совета по правам человека при Президенте РФ

Константин Чуриков: С понедельника все соцсети Рунета должны следить за соблюдением обновленного закона «Об информации», самостоятельно находить и удалять публикации с матом, с призывами к несогласованным митингам, с экстремизмом и много еще с чем. За невыполнение закона интернет-площадкам полагается штраф: в первый раз – на сумму до 4 миллионов, а потом – до 10% процентов годовой выручки. Кстати, выручка у них бывает большая. Касается это тех соцсетей, где более полумиллиона пользователей.

Вот список того, что запрещено в социальных сетях и что сами они теперь должны вычищать. Вопрос только один: какие критерии? Ну, например, что считать оскорблением общественной нравственности или оскорблением государства? Даже по поводу мата нет конкретной детализации.

Чтобы снизить градус напряжения, Telegram в субботу заблокировал каналы, где, например, публикуются личные данные сотрудников правоохранительных органов и журналистов. Об этом сказал основатель компании Павел Дуров.

А в понедельник в Общественной палате, как ожидается, соберутся участники рынка, что выработать единую позицию по новому закону. Будут ли на встрече представители Роскомнадзора – неясно. Но, как заявили в самом регуляторе, закон в полную силу заработает только весной.

Что делать с соцсетями – сейчас узнаем у Игоря Ашманов. Это разработчик систем искусственного интеллекта, президент компании «Крибрум», член Совета по правам человека при президенте. Игорь Станиславович, здравствуйте.

Игорь Ашманов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Соцсети – не только добро, но и зло. Дискуссия закрыта. И с ними надо что-то делать. Согласны?

Игорь Ашманов: Верно.

Константин Чуриков: Что с ними делать?

Игорь Ашманов: Есть соцсети, которые работают у нас. У них есть представительства, у них есть здесь бизнес, они платят налоги – ну, типа «ВКонтакте» или «Одноклассники». А есть Twitter, Facebook, Instagram, TikTok и так далее, которые в основном не имеют здесь представительств, почти не платят налоги. И самое главное – считают себя вне нашей юрисдикции и практически не исполняют требования удалять плохой контент, который является, по нашим законам, незаконным, то есть, например, реклама наркотиков и так далее.

Последний эпизод – это вообще совершенно безобразная история с вовлечением подростков и детей в противоправную деятельность, то есть в незаконные митинги. Там была совершенно чудовищная информационная атака, примерно на порядок мощнее, чем раньше. И она была сориентирована на пятиклассников, условно говоря.

Константин Чуриков: Это была такая таргетированная реклама именно для этой категории детей? Получается так?

Игорь Ашманов: Да. Ну, во-первых, просто потому, что была использована новая площадка – TikTok, где эти дети сидят в основном. Во-вторых, были использованы такие же блогеры, условные пятиклассники и семиклассники. Она была именно таким способом таргетирована. И у детей реально, извините за выражение, «сорвало крышу». То есть мне звонили учителя из школ и говорили, что у них буквально пятые-седьмые классы сошли с ума, они пристают к охране и требуют сказать: «Вы за Навального или за Путина?»; говорят, что пойдут на митинги и так далее.

С этим как-то удалось справиться, в частности с TikTok разговаривали, как я понимаю, в том числе и с американским, и с китайским офисом. В конце концов, он за день до митинга начал удалять эти призывы, процентов семьдесят удалил.

Но в целом это совершенно небывалая история, попытка выйти на совсем детей. И это ставит вопросы: а кто вообще контролирует контент и какая-то ответственность так называемых информационных посредников (а сюда относятся и соцсети, и поисковики, и так далее) за тот контент, который они показывают массовому пользователю?

Константин Чуриков: А по поводу взрослых людей. Вот я сказал об этом, вы еще член Совета по правам человека. Есть люди, которых, например, наверное, беспокоит то, что у нас теперь ужесточение в отношении соцсетей, поведения в соцсетях. То есть нельзя оскорблять, например, общественную нравственность. Сама формулировка, наверное, вызывает у многих вопросы – и у юристов, я думаю, и у самих соцсетей, и у самих пользователей. То есть как точнее сформулировать, чтобы люди понимали, что можно, а что нельзя?

Игорь Ашманов: Ну смотрите. Это же вопрос к законам и законодателям. Все законы – как система распознавания, условно говоря, лица. Они должны распознавать плохие случаи и пропускать хорошие. У них есть, условно говоря, точность распознавания. Законы, которые вводятся впервые, у них, скорее всего, эта точность будет страдать, и ее придется настраивать, обучаться, где-то декриминализовать, где-то, наоборот, усиливать.

Не может быть так, что у вас в городе в одном районе можно не выполнять все законы. Что произойдет в таком районе? Там скопится разного вида криминал любой. И вот Интернет больше не может быть таким районом.

Константин Чуриков: Игорь Станиславович, просто как наблюдатель скажите ваше мнение. Интернет-повестка – фейсбучная, телеграмная, еще какая-то – она насколько совпадает с сегодняшней реальностью, вообще с реальной жизнью людей? Или это два разных мира вообще?

Игорь Ашманов: Нет, смотрите, она не совпадает с тем, что нам кажется повесткой. Я объясню – почему. Нам кажется, что в Интернете все только и делают, что обсуждают политику. В реальности, в тихое время политику обсуждают 5–7%, не больше, иногда 3%. Вот сейчас, может быть, политику обсуждают 10%. Все остальные обсуждают рыбалку, охоту, автомобили. Мамашки обсуждают годовасиков-тугосерей. Футбол обсуждают граждане. И все. То есть людей интересует реальная жизнь, которой они живут.

Просто поскольку вы в СМИ работаете, я в этой сфере работаю, вокруг нас очень плотная среда, такая капсула смысловая, в которой обсуждают много политики. И кажется, что политика везде. Нет, это не так. Людей очень сильно интересуют совершенно другие аспекты жизни.

Константин Чуриков: С учетом новых ужесточений в Интернете как там теперь себя людям вести? Вообще у нас граждане понимают, как Интернетом пользоваться?

Игорь Ашманов: Граждане не понимают, какие риски есть в социальных сетях. Например, они думают, что френды или «друзья» – это настоящие друзья. Что, конечно, не так. Не бывает у человека 500 друзей. Там, скорее всего, недоброжелатели или просто люди абсолютно равнодушные или враждебные.

Люди не понимают, что один раз сказанное слово потом навсегда остается в Интернете, и потом может, как крокодил, всплыть неожиданно и укусить вас за «южную оконечность», когда вы уже совершенно другой человек. Вот сейчас ребенок что-то пишет про то, как он ненавидит режим или учителей, или своих сверстников, а через семь лет он будет работать в приличной конторе, уже закончив вуз, а все это будет продолжать оставаться в Интернете. И кто-то ему припомнит.

Я знаю случаи, когда девушка выходит замуж, она крестится, потом венчается, у нее самые большие планы, но она работала вебкамщицей, и кто-то ее фотки присылает жениху к свадьбе. И самое главное, что она приходит, условно говоря, с просьбой помочь ее удалить, а кнопки «удалить» в Интернете нет.

Константин Чуриков: Ну понятно, да. Головой надо думать. Играть надо головой, как в футболе, да?

Игорь Ашманов: Да, да.

Константин Чуриков: Спасибо. Игорь Ашманов, разработчик систем искусственного интеллекта, президент компании «Крибрум», член Совета по правам человека при президенте, был у нас в эфире.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)