Что нам известно о деле Пензенского губернатора и бизнесмена от фармы?

Что нам известно о деле Пензенского губернатора и бизнесмена от фармы? | Программа: ОТРажение недели | ОТР

Миллионы рублей, шикарные часы, автомобиль и...

2021-03-28T20:05:00+03:00
Что нам известно о деле Пензенского губернатора и бизнесмена от фармы?
Реальные новости. Чем запомнилась уходящая неделя жителям нашей страны?
Международные противоречия. Что происходит между нами и Америкой?
Турция, все выключено. Россия приостановила полеты на популярные курорты. Готовы ли Крым и Сочи к наплыву туристов?
Импортный труд растет в цене. Почему россияне так и не заняли свободные рабочие места?
Президент посмотрел, как работает центр для координации работы регионов и обращений россиян. Поможет ли он людям в далеких регионах?
ОТРажение недели. Полный выпуск. 18.04.21
Реальные новости. Чем еще запомнилась прошедшая неделя жителям нашей страны?
Жилье с обременением - историческая ценность, но иногда бывает опасно. Сколько в России памятников, населенных людьми?
Коронавирус - третий вал. Стоит ли ждать от эпидемии обострения? И как идет вакцинация в России?
Губернаторопад. Почему главы трех регионах России лишились должностей, причем одновременно?
Гости
Дмитрий Журавлев
научный руководитель Института региональных проблем

Ольга Арсланова: Политическое событие этой недели – арест и дальнейшая отставка губернатора Пензенской области Ивана Белозерцева. У главы региона нашли предметы роскоши и полмиллиарда рублей наличными. Обвиняют Белозерцева в получении взятки.

А тот, кто взятку давал, тоже человек непростой – это владелец группы фармкомпаний Борис Шпигель. По версии следствия, он дал взятку главе области за разрешение поставлять в свой регион медикаменты. Кто-то называет бизнес Шпигеля «аптечной мафией», которая разбогатела во время пандемии. А кто-то уверен: цель всей этой истории – передел фармацевтического рынка, а способы ведения бизнеса – скорее привычная российская реальность.

Подробнее об арестованных расскажет мой коллега Алексей Дашенко.

СЮЖЕТ

Алексей Дашенко: Иван Белозерцев руководил Пензенской областью пять с половиной лет. В мае 2015 года указом президента он был назначен временно исполняющим обязанности губернатора. Уже в сентябре победил в первом туре с результатом в 86%.

Имя Белозерцева не раз упоминалось в связи с различными скандалами. Один из самых громких произошел летом 2019 года. Село Чемодановка стало известным на всю страну после массовой драки, которая едва не переросла в межнациональный конфликт между русскими и цыганами. Тогда Белозерцев приехал в Чемодановку и обвинил в разжигании конфликта… Америку.

В октябре прошлого года в регионе исчезли из аптек антибиотики и противовирусные препараты. Чиновники обвинили в этом производителей, которые поставляют лекарства с перебоями. Белозерцев поручил областному минздраву предлагать населению недорогие аналоги препаратов, но, по словам фармацевтов, жители редко соглашались на замену.

В марте пропал бесплатный инсулин. В областном минздраве сказали, что эта проблема касается не только Пензенской области, а всей страны. Дефицит инсулина возник из-за сбоев в системе госзакупок. Страдающие диабетом вынуждены были покупать лекарства за свой счет.

Также в марте стало известно еще об одном скандале: в региональном управлении Следственного комитета сообщили, что бывшего главу участкового избиркома Пензенской области обвинили в фальсификации итогов губернаторских выборов 2020 года, на них Белозерцев победил с результатом 78,7%.

Бориса Шпигеля называют «королем госзаказов фармацевтического рынка». Его компания «Биотэк» входит в десятку крупнейших российских фармацевтических дистрибьюторов. Он создал и возглавил ее ровно 30 лет назад.

С 2003-го по 2013 год Шпигель был сенатором от Пензенской области. В 2012 году он получил грамоту от президента «За трудовые заслуги и многолетнюю добросовестную работу». За последние десять лет компания «Биотэк» превратилась в настоящего мастодонта фарминдустрии – только госконтрактов освоено 14 тысяч на общую сумму 112 миллиардов рублей. С 2010-го по 2016 год «Биотэк» поставлял Минздраву и регионам дорогостоящие препараты от рассеянного склероза – это были самые крупные контракты. Во время пандемии компания поставляла заказчикам лекарства, помогающие при коронавирусе, тест-системы и средства дезинфекции на общую сумму 45 миллиардов рублей.

Ольга Арсланова: Мы спросили у жителей Пензы, как они восприняли арест их губернатора. И вот что нам ответили.

ОПРОС

– Мы позиционируем его как самого лучшего нашего губернатора, поэтому мы в шоке от всего от этого. Мне кажется, это провокация.

– Неожиданно. Все-таки надеялись, что наш губернатор – такой человек честный. И как-то стыдно, что ли, за область Пензенскую.

– Я считаю, что все люди, которые занимаются воровством, которые делают все, чтобы наш город как-то беднел, они должны нести наказание за это. Но если человек не виновен, если это будет доказано, если человек действительно как-то развивает наш город, то ради бога, мы только рады и счастливы. В защиту могу сказать, что Пенза преобразилась.

– Я думаю, что перед законом все должны быть равны. Наверное, сейчас начнется какое-то следствие. Нужна будет какая-то доказательная база. Если она будет, то, наверное, все виновные должны будут понести наказание.

Ольга Арсланова: Если Белозерцева посадят, что выглядит вполне вероятным, то он станет восьмым среди коллег – глав регионов, отправленных за решетку за последние пять лет. По словам политологов, именно за этот период ведомства по борьбе с коррупцией начали активную зачистку в регионах, но арестовывали губернаторов по делам и по другим статьям.

Сейчас, кроме Белозерцева, по уголовным делам проходят еще пять бывших губернаторов – это экс-главы Ивановской области Павел Коньков, Еврейской автономии Александр Винников, Хабаровского края Сергей Фургал и сразу два из Челябинской области: Борис Дубровский и Михаил Юревич.

Всего же за два десятилетия правления Владимира Путина под статью попали 19 глав регионов. Некоторых брали с поличным при исполнении служебных обязанностей, а других – уже после сложения полномочий. Всего за последние пять лет – один губернаторский срок – свои сроки, условные или реальные, получили девять коррупционеров регионального масштаба. Получается, что степень вероятности для чиновников в этом статусе завершить карьеру на скамье подсудимых превысила 10%.

Дела возбуждают, конечно, и против губернаторских команд. Сейчас на экране только крупные российские чиновники и только взятые за коррупцию в особо крупном размере за последние два года. В основном это бывшие министры региональных правительств. Самая мелкая сумма взяток в этом списке – 800 тысяч рублей, ее инкриминируют бывшему министру по дорожному хозяйству Карелии, а максимум – 2 миллиарда, и это аппетиты Дмитрия Куракина, бывшего вице-губернатора Подмосковья.

О громком аресте поговорим прямо сейчас. С нами на связи генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев. Дмитрий Анатольевич, здравствуйте.

Дмитрий Журавлев: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: А вообще главное, на что обращаешь внимание в деле пензенского губернатора, – это то, что это арест не только губернатора, но и взяткодателя. О чем это говорит?

Дмитрий Журавлев: Ну, это говорит о том, что взяткодатель здесь – не менее значимое лицо, потому что взяткодатель не получает уголовное преследование, в случае если он заявляет о факте взятки. Вот здесь взяткодатель такого заявления не делал и явно делать не собирался. Из чего следует, что он не просто какой-то мелкий взяткодатель, который пришел, его поймали, а он решил спастись, а серьезный игрок, для которого это очень важная проблема. То есть в данном случае перед нами равноправные игроки на поле коррупции – как тот, кто взял, так и тот, кто дал. Поэтому, если и есть подводные камни, они связаны именно с фармацевтическим рынком.

С другой стороны, Пенза на этом рынке большой роли не играет. Ну, борьба с коррупцией в данном случае все равно есть, потому что коррупция-то есть, причем большая. Ведь вспомните, сколько ему инкриминировали – 31 миллион, да? При обыске нашли триста, а к утру следующего дня было уже пятьсот. То есть сейчас окажется, что это далеко не единственное коррупционное дело, связанное с фигурой пензенского губернатора, потому что предположить, что он 500 миллионов от зарплаты отложил, ну, как-то трудно.

Ольга Арсланова: А какая, кстати, зарплата у пензенского губернатора официально? Вы не знаете?

Дмитрий Журавлев: Точно мне не известно, но вряд ли больше двухсот тысяч, может быть, трехсот.

Ольга Арсланова: Сейчас следователи собираются проверять все, что происходило во время пензенского губернатора, пока он работал. Как вы думаете, там многое можно найти?

Дмитрий Журавлев: Думаю, что да, потому что… Это именно я думаю. Мы не суд, мы ничего не утверждаем. Но какие-то звоночки ведь были и раньше по поводу Пензы и по поводу губернатора, причем именно не как чиновника, не как администратора, который не справился, не сделал, а именно по поводу непрозрачности, вежливо говоря, некоторых экономических событий и экономических решений. Так что если в глубь времен копать, то, наверное, найдется многое.

Да и, понимаете, не верю я в первую взятку, не верю я в грехопадение: вот сидел-сидел, никогда не брал, а потом – раз! – и взял. Если человек был к этому подготовлен, если он посчитал для себя это возможным, то он, скорее всего, считал это возможным все время. Так что…

Ольга Арсланова: Дмитрий Анатольевич, ну а почему взяли-то именно сейчас в таком случае?

Дмитрий Журавлев: Ну, потому что появилась фигура взяткодателя. Причем эта фигура появилась из далеких краев. Если бы она туда уехала обратно, мы бы никогда назад ее не получили. Кроме того, объем для Пензы все-таки довольно большой.

Ну и есть еще один объективный аспект. Ведь сейчас воровать, извините, на рынке фармацевтической продукции гораздо легче, чем до пандемии. Объемы увеличились значительно, существенно. Стал вот такой, извините, авральный метод работы, и какие-то формальности уже… Ну, нужны лекарства сейчас, а документы – потом. И в этой обстановке, когда как будто с неба валятся огромные деньги из федерального бюджета в регионы, здесь коррупциемкость процесса резко возросла.

Ольга Арсланова: Дмитрий Анатольевич, уголовные дела против губернатора, как мы видим, уже стали привычными – если не за взятку арестуют, то всегда можно найти какие-то нарушения при распределении бюджетных средств в регионах. Опасно ли сегодня в России быть губернатором?

Дмитрий Журавлев: Во-первых, очень тяжело. И я знаю людей, которые при предложении им стать губернатором или вице-губернатором: «Нет-нет, ребята. У меня семья, дети, здоровье слабое».

Сказать, что сейчас все рвутся в губернаторы – это неправда. Кроме того, что тяжело, еще и опасно, потому что ведь… Ну ладно, конкретный случай – это взятка. Вот она была, это факт. Человек получит свое, и слава богу. Но ведь очень много нарушений губернаторов, ошибок губернаторов связано с попыткой залатать тришкин кафтан бюджета – оторвать тут, приклеить здесь. А ведь, например, федеральные деньги идут всегда целевым образом. Если ты их не на то потратил, то это уже преступление. А оно тебе надо, такое «счастье»?

Понимаете, губернаторами становятся либо те, кто очень хочет, либо те, кто уверены, что они с этой должности уйдут с большим объемом денег, чем на нее пришли.

Ольга Арсланова: Спасибо за разговор. Мы беседовали с Дмитрием Журавлевым.

Кстати, Владимир Путин назначил сенатора Олега Мельниченко временно исполняющим обязанности губернатора Пензенской области.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)