Что опять с ценами? Вести с трибун, вести с полей и последние известия из магазинов

Гости
Дмитрий Журавлев
научный руководитель Института региональных проблем

Константин Чуриков: А начнем мы этот выпуск с заявления президента о капитализме. В среду на встрече с членами Правительства, руководителями профсоюзов и объединений работодателей Владимир Путин сказал следующее.

Владимир Путин, президент России: Конечно, цель бизнеса, на первый взгляд, – это извлечение прибыли. Но нормальный, современный человек, современный предприниматель понимает, что безудержное извлечение прибыли, такой «голый», «дикий» капитализм, он неприемлем абсолютно, потому что без заботы о людях, о работниках он неприемлем, потому что в конечном итоге это ведет к чему – к разрушению общества, государства и самого бизнеса. Это аутодафе – выстрелить себе в ногу либо в голову.

Константин Чуриков: Чтобы понять, какой у нас получился капитализм, посмотрим на события этой недели и вообще последних месяцев. Например, на рост цен и на то, как с этим ростом у нас пытаются бороться.

Во вторник Правительство продлило соглашение о заморозке оптовых и розничных цен на сахар-песок до июня и на подсолнечное масло до октября. Документ изначально подписали в декабре сроком на три месяца, а вот сейчас решили продлить.

Вот как прокомментировал этот социально важный шаг министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев, он выступал перед сенаторами в минувшую среду.

Дмитрий Патрушев, министр сельского хозяйства России: Мы, безусловно, понимаем, что активное вмешательство государства в рыночные механизмы в долгосрочной перспективе может негативно отразиться на инвестиционной привлекательности отрасли и темпах развития АПК. Рассчитываем, что в среднесрочной перспективе – по мере стабилизации общемировой ситуации, восстановлению объемов производства и традиционных экономических связей – мы сможем вернуться в стабильные условия ведения бизнеса, когда в активном государственном регулировании просто не будет необходимости.

Константин Чуриков: Министр рассказывал о ходе посевной, которая идет уже в 21 регионе. Площадь посевов собираются увеличить, в том числе уже под стратегически важную сахарную свеклу. Обновляется парк сельхозтехники. Патрушев также сообщил, что российские сельхозпроизводители уже выполнили плановые показатели Доктрины продовольственной безопасности по зерну, мясу, сахару, растительному маслу и даже по рыбе, но над показателями по молоку, овощам, ягодам и семенам еще предстоит поработать.

А теперь – главное достижение. Впервые в новейшей истории Россия в прошлом году вывезла за рубеж продуктов на большую сумму, чем ввезла. Министр заверил сенаторов, что его ведомство делает все возможное, чтобы Правительство приняло постановление об ограничении цен на минеральные удобрения – они за год подорожали на 40%, а некоторые – вообще на 65%. Тем не менее крестьяне в этом году внесут на поля столько же удобрений, сколько и в прошлом.

Валентина Матвиенко, председатель Совета Федерации РФ: Дмитрий Николаевич, спасибо вам огромное, правда. Вот раньше, знаете, министрами сельского хозяйства назначали тех, кого надо хорошо трудоустроить на пенсию, в Советском Союзе. А здесь назначили молодого, амбициозного, перспективного. Вы так погрузились в дело! Такое впечатление, что вы начинали свою карьеру трактористом как минимум. Вы настолько профессионально отвечаете на каждый вопрос, погружены полностью в проблемы. Это очень приятно, когда министр знает до деталей отрасль и не безразлично, не формально откликается на проблемы, которые есть. Спасибо вам большое.

Константин Чуриков: Валентина Ивановна удивляется, что в Правительстве есть компетентный министр. Ну хорошо, что он есть. Плохо то, что это удивляет.

На самом деле получается удивительная вещь: министр говорит о достижениях бизнеса, а бизнес говорит, что мыслить надо шире и думать не только о деньгах. Мнение Виктора Семенова, основателя группы компаний «Белая дача».

Виктор Семенов, председатель Ассоциации агропромышленных союзов России, основатель компании «Белая дача»: Можно ожидать непредсказуемой ситуации на рынке, потому что в рынок жестко вмешались, вмешались, не имея… Мы такого опыта в новейшей истории России не имеем. К чему это приведет? Никто не знает. Надо давно было бы уже все-таки сделать так называемые продовольственные сертификаты, дать малоимущим возможность часть продовольствия получать бесплатно. Бесплатно! И не вмешиваться по мелочам, я бы сказал, в рынок. Пусть он все регулирует. Разбалансировать рынок продовольственный можно легко, а наладить там гармоничную и взвешенную ситуацию очень и очень сложно.

Константин Чуриков: Государство говорит, что надо защищать интересы бизнеса. Отлично! Но хорошая жизнь бизнеса – не цель, а средство для улучшения жизни граждан. Вот где баланс между зарабатыванием денег и заботой о людях? Сейчас узнаем.

С нами на связи сейчас Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем. Дмитрий Анатольевич, здравствуйте.

Дмитрий Журавлев: Добрый день.

Константин Чуриков: Вот бизнес – это все-таки цель или средство для общего благополучия?

Дмитрий Журавлев: Ну понимаете, для бизнеса бизнес – цель. И это нормально. И не надо от бизнеса ждать, что он станет Дон Кихотом. Как раз задача государства в том, чтобы поставить бизнесу условия, когда интересы общества будут важны для самого бизнеса. Ну, пример простейший – американский. Вы думаете, или американский бизнес своих граждан очень любит? Он очень любит прибыль. Но, чтобы получить эти прибыли, нужно, чтобы граждане купили товары. А чтобы граждане купили товары, им надо дать денег.

Поэтому американский бюджет во многом состоит из денег, которые раздаются людям, чтобы они на эти деньги американские же товары и покупали. Вот бизнес поставлен в условия (а сам он совершенно эгоистический, абсолютно, совершенно не интересующийся ничем, кроме себя), когда ему выгодно, чтобы люди жили богато.

Константин Чуриков: А почему у нас по-другому?

Дмитрий Журавлев: А потому, что у нас главным покупателем произведенных нами продуктов являются не граждане России (они у нас бедные), а Германия, которая покупает наше сырье, Китай, который покупает наше сырье. У нас структура экономики такая, что она не ждет покупателя с рублями, а она ждет покупателями с долларами. Для этого нужно просто изменить эту структуру.

Константин Чуриков: Даже боюсь задать этот вопрос: а как это сделать?

Дмитрий Журавлев: Ну, наверное, повысить уровень жизни – может быть, и искусственно. Американцы во многом искусственно повышают уровень жизни. Это надувание уровня жизни. Но когда для предприятия, для бизнесмена будет достаточен покупатель российский… Вот он производит ботинки, грубо говоря, и у него их покупают. Тогда он первый прибежит к власти с криком: «Почему у нас люди живут так бедно? А ну-ка давайте делать их богаче».

А когда даже производитель товаров потребления в первую очередь интересуется, смогут ли они это продать за границу, то, естественно, какая им разница, что здесь происходит? Их интересы как бизнесменов происходящее в России не затрагивает, и не потому, что они люди плохие или Родину не любят, а просто потому, что это не связанные два процесса – их интересы и интересы страны.

Константин Чуриков: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем.

А теперь – о наших ценах. Что с ними происходит? В лидерах по итогам недели – морковь, картофель и куриные яйца. С начала года, даже по официальным данным, они стали почти на треть дороже. Ну понятно, что нового урожая еще нет, и в этот период всегда на овощи цены растут. Но 30% – это много!

И теперь самое необъяснимое: вторую неделю подряд дорожают сахар и подсолнечное масло, как будто нет никакого соглашения между Правительством, производителями и торговыми сетями.

Ну, по поводу сахара еще одна песня. В четверг «Известия» написали, что сахарные заводы перестали отгружать продукцию торговым сетям по фиксированной цене 36 рублей, потому что не получили от Правительства обещанную компенсацию по 5 р. за каждый килограмм сахара. Не прошло и часа, как Минсельхоз и ФАС сказали, что это все неправда.

Мы, конечно, не можем сказать, кто тут прав, а кто тут не прав. Мы всего-навсего журналисты и в сельском хозяйстве разбираемся не так блестяще, как наше Правительство. Но мы анализируем информацию. И вот случаев, когда какая-нибудь ассоциация производителей чего-нибудь предупреждает о росте цен, стал много. Накопилась и статистика, что обычно в ответ заявляют министерства и что потом из этого получается. Несколько примеров за последние месяцы.

10 сентября 2020 г., Федеральная антимонопольная служба. «ФАС России не видит причин для существенного роста потребительских цен на подсолнечное масло».

Росстат. Цена на подсолнечное масло за 2020 г.: +25,9%.

24 октября 2020 г., Министерство сельского хозяйства РФ. «Минсельхоз не ожидает значительного роста цен на макаронные изделия».

Росстат. Цена на макаронные и крупяные изделия за 2020 г.: +17,41%.

6 ноября 2020 г., Министерство сельского хозяйства РФ. «Минсельхоз России ожидает стабилизации цен на сахар на внутреннем рынке после завершения уборочной кампании».

6 ноября 2020 г., Федеральная антимонопольная служба. «Объективных экономических предпосылок для дальнейшего роста цен нет».

Росстат. Цена на сахар-песок за 2020 г.: +64,5%.

16 февраля 2021 г., Министерство сельского хозяйства РФ. «В 2021 году отсутствуют предпосылки для существенного роста цен на мясо птицы и яйца».

Росстат. Цена на куры охлажденные за январь-март 2021 г.: + 12,7%. Цена на яйца куриные за январь-март 2021 г.: + 6,7%.

Константин Чуриков: Вот так. И добавим к этому опровержение Минсельхоза в минувший вторник о том, что цены на молоко и молочную продукцию существенно расти не будут. Примерно то же самое тогда же заявила и пресс-служба вице-премьера Виктории Абрамченко – что не будет никакого пятнадцатипроцентного подорожания молока из-за растущего экологического сбора за упаковку. Боимся предположить, что же тогда с молоком произойдет.

Репортаж Антона Дадыкина.

СЮЖЕТ

Антон Дадыкин: Производство литра сырого молока обходится небольшой агрофирме в Краснодарском крае в 45 рублей. За прошлый год себестоимость выросла примерно на 15%: подорожали корма, бензин, электроэнергия. При обороте в 190 миллионов рублей прибыль за 2020-й составила всего 450 тысяч.

Сергей Лагошин, генеральный директор агрофирмы: С нами рынки работают и магазины работают, весь ритейл очень выборочно. У нас продукция натуральная. Нашу продукцию берут в небольших объемах, потому что у нас ограниченные сроки годности. Если вводить какие-то дополнительные затраты, то это будет убыточное производство.

Антон Дадыкин: Одна из дополнительных затрат – планируемое увеличение экологического сбора. В России сейчас утилизируется около трети всей молочной упаковки. Правительство уже с 1 января намерено потребовать от производителей стопроцентной переработки. Компании, которые с этим не справятся, будут платить экосбор по более высокой ставке.

Артем Белов, генеральный директор «Союзмолоко»: Стопроцентная утилизация упаковки (и об этом говорит мировой опыт) вряд ли возможна. В принципе, даже в странах, где уровень утилизации очень высок, он не превышает обычно 70–80%, может быть, чуть больше.

Антон Дадыкин: У краснодарской агрофирмы на упаковку и экосбор приходится 5% себестоимости продукции. Гораздо более затратной выглядит новая система маркировки. Уже в июне «Честный Знак» станет обязательным для сыров и мороженого, а сентября – для части молочной продукции.

Константин Синецкий, генеральный директор Ассоциации предприятий молочной промышленности «Кубаньмолоко»: «Честный Знак», конечно же, либо поднимет цену на бутылку молока, либо просто разорит предприятия, потому что очень дорогая технология, очень дорогое оборудование. И сама марка – за нее нужно заплатить. Многие уже рассматривают вопросы, чтобы отказаться либо от ряда ассортиментных наименований своей продукции, либо вообще отказаться от ведения бизнеса.

Антон Дадыкин: Себестоимость литра переработанного молока благодаря «Честному Знаку» увеличится: у крупных производителей – на 4%, у небольшой краснодарской агрофирмы – сразу на 15%. Дистрибьюторам продукции и магазинам также придется потратиться на оборудование для сканирования кодов. Министерство финансов провело исследование и выяснило, что будет с розничными ценами:

«Введение обязательной маркировки не повлечет роста цен, так как произойдет замещение сектора нелегального оборота сектором легального оборота»

Минсельхоз, в свою очередь, обещает снизить издержки молочников на маркировку с помощью компенсаций, льготных инвесткредитов и лизинга оборудования, чтобы цены не росли.

Андрей Даниленко, президент Агропродовольственного фонда «СВОЁ»: Поверьте, на полках сложно повышать цену, если люди не способны покупать этот продукт. Поэтому, на мой взгляд, какого-то резкого подорожания просто не произойдет.

Сергей Лагошин: Любая нагрузка, которую нам будут дополнительно давать, она ляжет на себестоимость продукции и дальше переложится на покупателя – не менее 10%, до 30%. Есть, так сказать, такие прогнозы.

Антон Дадыкин: Антон Дадыкин, Ирина Коваленко, ОТР.

Константин Чуриков: По поводу молока еще одна деталь. Несколько дней назад участники молочной отрасли попросили Минсельхоз договориться с Китаем о снижении ввозных пошлин, чтобы Китай пошел на уступки и нашу продукцию было еще выгоднее вывозить. Вот такой у нас сегодня продовольственный рынок.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)