Дорогое жилье, дорогой уголь, авария на ТЭЦ. Что волнует региональных журналистов? И какие проблемы решились сразу же после разговора с президентом?

Гости
Максим Кривелевич
доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента ДВФН (г. Владивосток)

Ольга Арсланова: «Одна из главных задач сегодня – это решить демографическую проблему», – об этом заявил на пресс-конференции президент Владимир Путин.

Владимир Путин, президент Российской Федерации: 146 миллионов для такой огромной территории совершенно недостаточно и с экономической точки зрения – у нас же рабочих рук не хватает. У нас сейчас 81 с небольшим, по-моему, миллион человек в работоспособном возрасте. Мы должны серьезно увеличить это и к 2024-му, и к 2030 году. Это один из факторов экономического роста. Я уже не говорю – еще раз хочу это подчеркнуть – про геополитическую составляющую этого важнейшего вопроса, про гуманитарную. Так что сбережение народа, о котором говорил Солженицын, становится и является одной из важнейших задач и одним из драйверов роста.

Ольга Арсланова: На социальную сферу только в прошлом году государство потратило 4,5 триллиона рублей. Выросло количество семей с детьми, которые получают каждый месяц пособия. Им направляли и разовые выплаты. Ну а семейный капитал теперь родители получают и за первого ребенка. Кроме того, президент отметил, что повысились прожиточный минимум и МРОТ в нашей стране.

Помочь демографии, по идее, должна и льготная ипотека, но иногда именно она разгоняет спрос на квартиры – и в итоге цены растут. Например, на Дальнем Востоке квартиру можно купить за 2% годовых – вот такая ипотека. А цены на жилье уже опережают московские. Об этом рассказала наша коллега из Владивостока Ирина Трофимова.

Ирина Трофимова, журналист ОТВ-Прим: Народ просто бежит с Дальнего Востока. Владимир Владимирович, нужно что-то с этим делать. Необходим какой-то специальный механизм сдерживания роста цен на жилье, иначе просто мы останемся без молодежи, например, в Приморье.

Владимир Путин: Мы же два процента ввели, для того чтобы понизить. И в целом это сыграло свою роль, сыграло. Депопуляция происходит не только из-за того, что жилье дорожает. Мы, конечно, сейчас думаем над этим и для страны в целом, потому что эта дешевая ипотека ведет к подорожанию. Но все-таки это привело и к тому, что 90 миллионов квадратных метров мы построили. Все-таки позитивный эффект очевиден.

Ольга Арсланова: Вообще пример Владивостока очень показательный, ведь именно туда, на Дальний Восток, власти как раз и хотели привлечь новых жителей: ввели льготные кредиты, программу «дальневосточного гектара». Но отток населения при этом не останавливается.

Что происходит и как реагируют власти? Расскажет мой коллега Андрей Удалов.

СЮЖЕТ

Андрей Удалов: Владивосток – город с потенциалом миллионника, экономический центр Дальнего Востока, морской порт, удобная логистика с азиатскими странами. Россияне могут бесплатно получить гектар земли и оформить ипотеку под 2%. Однако за последние годы население Приморья сокращается.

– Инфраструктура города должна измениться. Должно появиться много мест досуга, куда можно вечером с семьей выйти. У нас город морской, и в итоге мы от этого моря рыбу только в магазинах видим. Нет у нас рынков, прилавков с рыбой, с рыбаками. Нет доступности морепродуктов.

– Сделать более качественные дороги для транспорта. И, наверное, больше общественного транспорта.

– Конечно, дорогие цены на жилье – как на покупку, так даже на аренду.

Андрей Удалов: За последние два года цены на недвижимость во Владивостоке выросли в среднем на 60–70%.

– С ценами в других регионах не сильно сравнивали, но, смотря на ситуацию полтора года назад, сейчас очень-очень сильно выросли цены, прямо на несколько миллионов, на квартиры. Это очень отпугивает.

Андрей Удалов: Причин подорожания, как и по всей стране, несколько.

Ольга Сун-жаю, генеральный директор АО «Корпорация развития Приморского края»: Стоимость квадратного метра поднялась не только потому, что был активный спрос, и потому, что у нас льготная ипотека – двухпроцентная и шестипроцентная. У нас произошла ситуация, когда у нас резко поднялись в цене строительные материалы.

Андрей Удалов: Власти Приморья отчитались: в регионе наращивают темпы строительства. Чем больше жилья – тем ниже будут цены. В этом году сдадут около 800 тысяч квадратных метров жилья – на 200 тысяч больше, чем годом ранее.

Олег Кожемяко, губернатор Приморского края: План следующего года – миллион. И так по 200–300 тысяч прибавлять к прошлому периоду. Это даст возможность в 2026 году выйти на цифру, равную 1 квадратный метр на человека. То есть мы должны будем строить по 2 миллиона квадратных метров жилья. Это серьезным образом скажется и на рынке стоимости, и на возможностях.

Андрей Удалов: Правда, по словам губернатора, положительный эффект от этих мер проявится не сразу, а только через два-три года.

Андрей Удалов, Евгений Опарин, ОТР.

Ольга Арсланова: Сейчас с нами на связи доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета Максим Кривелевич.

Голос за кадром: Максим Кривелевич – преподаватель Дальневосточного федерального университета, кандидат экономических наук. Один из авторов концепции Свободный порт Владивосток и ТОРов.

Ольга Арсланова: Максим Евсеевич, здравствуйте. С наступающим вас Новым годом!

Максим Кривелевич: Добрый день. И вас также!

Ольга Арсланова: Правда ли, что во Владивостоке вопиюще дорогие квартиры, как мы узнали из пресс-конференции президента?

Максим Кривелевич: Ну, это же всегда оценочное суждение. Да, если мы будем сравнивать с Санта-Барбарой в Калифорнии, если мы будем с центром Сингапура, то во Владивостоке квартиры более чем доступные. Но если на секундочку допустить оплошность и сравнить их с заработками жителей города, то тогда, конечно, уже… Где-то цены на все во Владивостоке выше московских, ну примерно, на 7–8%, на «пищевку» – на 15–20%. Ну а цены на жилье соизмеримые. То есть если мы уберем все, что находится в пределах пяти минут пешего хода до Кремля, то цены такие жены.

Ольга Арсланова: Мы понимаем, что в Москве при этом очень много чего строится. А как во Владивостоке с этим?

Максим Кривелевич: А во Владивостоке – спасибо Свободному порту Владивосток – застроен уже каждый пятачок. Везде, где можно было хоть что-нибудь построить, уже построена какая-нибудь высотка. Но Владивосток – это очень узкая полоска суши между двумя заливами, поэтому во Владивостоке тяжело построить много жилья, потому что просто негде. Поэтому вот везде, где можно построить, уже построено. И оно продается по 5 тысяч долларов за квадратный метр зачастую.

Ольга Арсланова: Вы верите в этот механизм сдерживания цен государством?

Максим Кривелевич: Да, конечно. Спасибо государству! Если оно будет так же дальше сдерживать цены, то они удвоятся в скором времени – что обогатит очень многих россиян, кто вложился в жилье.

Нужно же очень четко понимать, что как только государство пытается брать на себя функции рыночного агента, то дальше начинается по дедушке Крылову. Государство должно выполнять функции государства: охранять внешние границы, поддерживать порядок в стране, я не знаю, отвечать за то, чтобы были дороги гладкими и электричество в проводах. Вот этим должно заниматься государство. А что касается рыночных условий, то рыночные условия работают как бы в режиме «не сломано – не чини».

Ольга Арсланова: Я так понимаю, что в новом году жилье будет еще дороже?

Максим Кривелевич: Да, конечно, жилье будет дороже, и гораздо дороже. Но, понимаете, строго говоря, это не строители и не покупатели квартир устроили санкции и контрсанкции. Это не строители и не покупатели квартир устроили 75 рублей за доллар вместо 20, к примеру, – что более отвечает ценам на нефть и газ. Это не строители и не покупатели квартир устроили 20-плюс-процентную инфляцию по целому ряду продовольственных товаров.

Квартиры – это градусник, а не болезнь. Они отражают текущее состояние рынка. Вот что государство реально могло бы сделать для того, чтобы квартиры перестали расти столь ужасающими темпами – это навести системный порядок.

Ольга Арсланова: Если квартиры такие дорогие в больших и интересных городах, как Москва, Владивосток, почему же спрос тогда не падает? Люди все равно покупают – значит, они могут себе это позволить.

Максим Кривелевич: Не совсем так. Не все люди покупают и не все люди могут себе позволить. Это очень напоминает анекдот о средней температуре по больнице. Дело в том, что, действительно, есть целая, скажем так, социальная группа, если хотите, обеспеченные россияне. И вот обеспеченные россияне, к огромному сожалению, настолько не доверяют финансовому рынку страны, что они понимают: выводить деньги за границу вроде как страшно и даже местами наказуемо, а вкладывать деньги внутри страны не во что.

Почему? Их убедили: если занимаешься бизнесом, то к тебе придет налоговая. Если ты хочешь что-то предпринимать, ты рискуешь. Вот они и вкладывают в единственный объект, который представляется им безрисковым вложением, а именно – в квадратные метры.

Как только у нас предприниматель перестанет быть профессией повышенного риска, эти люди на эти деньги вместо покупки квадратных метров будут, я не знаю, открывать прачечные, столовые, ресторанчики, кафе, парикмахерские и все остальное. Это закон сообщающихся сосудов. Это бегство в качество, бегство в спокойный способ вложения денег. И это действительно огромная проблема, потому что эти инвестиционные квартиры зачастую даже не сдаются, то есть они стоят пустыми. Это как форма хранения денег. Это уродливая, такая немножко африканская форма хранения денег, но с этим ничего не поделаешь.

Люди боятся вкладывать деньги в российский финансовый рынок. Да, люди боятся вкладывать деньги в развитие малого и среднего бизнеса. Это очень печально, но это системная проблема, и ее нужно решать тоже системно. Как только уйдет этот страх, уйдут и инвестиционные квартиры, и квартиры будут покупать, чтобы в них действительно жить. Тогда цены будут гораздо более соответствовать реальным доходам россиян.

Ольга Арсланова: Спасибо за эту беседу. Максим Кривелевич, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета, был у нас в эфире.

Пресс-конференция президента – иногда это единственный шанс для журналистов из регионов решить свою местную проблему быстро. Например, журналистика из Бурятии рассказала Путину об аварии на ТЭЦ в Улан-Удэ. Из-за нее в 30-градусный мороз без тепла остались около тысячи зданий, в том числе детские сады, школы и больницы. О горожанах, которые не могли согреться ни дома, ни на работе, – мой коллега Максим Волков.

СЮЖЕТ

Максим Волков: В минус 30 без тепла в Улан-Удэ остались 800 жилых домов, социальные учреждения, культурные и спортивные объекты. Бюджетников отправили на вынужденные выходные. Школьников перевели на дистанционное обучение. Детсады в двух районах временно закрыли.

Аюна Батоева, жительница Улан-Удэ: Вот сейчас буду включать второй обогреватель, потому что мы сейчас будем уже здесь сидеть после сна. Один здесь работает, сейчас второй включу, чтобы температура в комнате… чтобы ребенок мог нормально ползать, потому что на одном месте не сидит.

Максим Волков: Горячая вода в кранах и батареях пропала после пожара на ТЭЦ. Остановились три из семи котлов теплоэлектроцентрали. По данным Следственного комитета, возгорание произошло из-за нарушения техники безопасности.

Евгений Луковников, заместитель председателя правительства Бурятии по развитию инфраструктуры: Сгорела седьмая ячейка. Как докладывают руководители ТЭЦ-1, она только в этом году была заменена на новую. Будем разбираться. Или поставщики, или монтаж – что-то где-то было нарушено.

Максим Волков: Последствия аварии круглосуточно устраняли больше 100 человек. На помощь энергетикам Бурятии приехали специалисты из Забайкальского края и Иркутской области.

Алексей Лизунов, генеральный директор ТГК-14: Растопка котла занимает 5–6 часов. Мы при растопке котла пар, который образуется, сразу выдаем в подогреватели.

Максим Волков: В субботу режим ЧС в Бурятии снизился с регионального уровня до муниципального. Тепло поступило в 450 промерзших домов. Оставшиеся здания инженеры обещали обеспечить горячей водой в ближайшее время. Плату за отопление жителям обещали пересчитать.

Максим Волков, Юлия Пермякова, Улан-Удэ, ОТР.

Ольга Арсланова: Журналисты обратили внимание президента и на проблемы с отоплением в Алтайском крае. В Локтевском районе перебои с поставками угля уже с ноября. Купить достаточно топлива жители не могут – уголь стал дороже на 60%. Кстати, в нашей программе мы не раз об этом рассказывали. И вот сейчас Следственный комитет завел уголовное дело о халатности.

После разговора с президентом региональные власти обычно быстро все решают. Так журналист из Крыма обратил внимание на плохую сотовую связь на полуострове – и в тот же день директор цифрового развития сообщил о готовности нового проекта строительства нового же оборудования.

В Дагестане, чьи журналисты пожаловались на частые отключения электричества, пообещали программу модернизации энергосетей.

Жаль, что пресс-конференция только раз в год – столько проблем можно было бы быстро решить!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)