Ее называли «душой Пушкинского музея», который она возглавляла более полувека. Страна на этой неделе попрощалась с Ириной Антоновой

Ее называли «душой Пушкинского музея», который она возглавляла более полувека. Страна на этой неделе попрощалась с Ириной Антоновой | Программы | ОТР

Пушкинский музей, Ирина Антонова, искусствовед

2020-12-06T17:09:00+03:00
Ее называли «душой Пушкинского музея», который она возглавляла более полувека. Страна на этой неделе попрощалась с Ириной Антоновой
Реальные новости. Какие еще события уходящей недели запомнились жителям нашей страны?
Во вторник в стране прошел День защитника Отечества. Как отмечали праздник военные?
Где лучше? Качество жизни и рейтинг городов для комфортной жизни в России
Угольное проклятье Сибири. Почему Красноярский край и Хакасия обречены жить без газа и причём тут чёрное небо?
Китай за 40 лет победил бедность. «Мы тоже не будем опускать руки», - заявил Дмитрий Песков. Что такое бедность в России?
Снег выпал - разгул зимы в России. Когда расчистят дороги? И почему нормальные снегопады у нас стали называть «аномальными»?
ОТРажение недели. Полный выпуск. 28.02.21
В четверг не стало народного артиста Андрея Мягкова
Аграрии Кубани провели митинги в поддержку экономического курса страны
А что с погодой? Зимние сюрпризы

Ольга Арсланова: В понедельник скончалась Ирина Антонова – искусствовед, директор и президент Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина. Она ушла из жизни на 99-м году. Антонову называли «душой Пушкинского музея», она бессменно возглавляла его 60 лет.

О жизни, посвященной искусству, – Маргарита Твердова.

СЮЖЕТ

Маргарита Твердова: Она хотела стать балериной или циркачкой. Считала, что самые потрясающие люди работают на арене, ведь там нужно все делать на совесть, иначе погибнешь. Одно время думала поступить на мехмат, точные науки давались хорошо, но любовь к искусству победила. В военные годы учебу в МГУ совмещала с курсами медсестер. Тогда начал закаляться характер, за который Ирину Антонову будут позже называть «железной леди».

Ирина Антонова: Я работала в госпитале в Москве. Это были такие очень тяжелые переживания. На первом же случае врач мне вдруг говорит, хирург: «Ну неси! Что ты стоишь?» А оказалось – нести ампутированную ногу.

Маргарита Твердова: После войны младшего сержанта Ирину Антонову повысили до майора и должны были отправить в Германию разбирать коллекцию Дрезденской галереи.

Ирина Антонова: Я специально шла на Тверскую, чтобы посмотреть, как идущие солдаты отдают мне честь.

Дмитрий Кириллов: У вас же погоны майора были?

Ирина Антонова: Ну конечно!

Маргарита Твердова: Хотя Ирина Александровна свободно говорила на немецком, в Дрезден все же поехал другой, более опытный, искусствовед. А она вышла на работу в Музей имени Пушкина. И это не была любовь с первого взгляда.

Ирина Антонова: Я подумала: «Нет, я здесь долго не продержусь».

Маргарита Твердова: После войны музей был в запустении, стеклянная крыша разрушена. Сотрудникам приходилось круглосуточно спасать шедевры от дождя и снега.

Ирина Антонова: Мы дежурили ночью. У нас у всех были ведра и тряпки. И когда начинало капать, мы это все собирали. Я узнала, что такое ендова, потому что я тащила туда и выливала это ведро.

Маргарита Твердова: Ирина Александровна смогла спасти музей – и не только ведрами и тряпками. Позже, став директором, она написала письмо председателю Совета министров СССР Алексею Косыгину.

Ирина Антонова: Ответ не был написан, была резолюция на моем же письме Фурцевой. Я заканчивала так: «Прошу вас, не дайте разрушиться музею!» И было написано Фурцевой: «Не дайте разрушиться музею! Косыгин».

Маргарита Твердова: Музей имени Пушкина стал первым в Советском Союзе, где наравне с отечественным искусством выставлялось зарубежное. Ирина Антонова добилась разрешения достать из запасников годами пылившиеся там картины Ренуара, Сезанна и Гогена. Привезла в Москву «Мону Лизу», которая с тех пор ни разу не покидала Лувр. Организовала выставку авангардистов «Москва – Париж», советские люди тогда впервые увидели шедевры Малевича и Кандинского. Ирина Александровна всегда делала то, что другим казалось невозможным.

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа: Она сочетала в себе очень разные вещи, они сочетались как-то очень здорово. Она была интеллигентна и практична. Она была женственна и тверда.

Маргарита Твердова: Она, как никто другой, находила лучшие места для картин. Перед открытием выставок сама перевешивала их, чтобы каждая заиграла новыми красками. Руководителем была требовательным, но коллегам всегда помогала, даже в мелочах.

Ольга Малиновская, главный библиограф Научной библиотеки ГМИИ им. А. С. Пушкина: Мы один раз оказались вместе в поселке Академии наук, в Новодарьино. Она там снимала дачу, а я жила у родственников. Ну, это было 35 лет назад. И она, узнав, что я там рядом, говорит: «Оля, так я же на машине. Давайте мы с вами будем ездить вместе».

Маргарита Твердова: В свои девяносто восемь Ирина Антонова по-прежнему водила машину. Работала круглые сутки, но могла взять отпуск, чтобы посмотреть Олимпиаду. Читала «Советский спорт» и все так же стремительно поднималась по музейным лестницам – как и 75 лет назад, когда она только пришла в Пушкинский.

Марина Лошак, директор ГМИИ им. А. С. Пушкина: Ощущение, что где-то все-таки ее присутствие существует, вне стен музея, но рядом с музеем, оно до сих пор сохраняется. От того, что человека нет физически, не заканчивается жизнь, которая вокруг нее была. И мы все, и наш музей – это гарантия ее бессмертия.

Маргарита Твердова, Алексей Дашенко, Андрей Терехов, Москва, ОТР.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)