Федеральные чиновники приехали в Гуково Ростовской области, где шахтеры грозят возобновить голодовку

Проблему долгов по зарплате в России можно будет полностью решить не раньше чем через два года. Такую вот нерадостную перспективу нарисовала в пятницу вице-премьер Ольга Голодец. И объяснила почему - дескать, у просроченных выплат  "сложная финансовая природа".

Видимо, такая же природа у долгов ростовским шахтерам: рабочие ждали триста миллионов, а получили... тридцать рублей. После такого горняки решили возобновить голодовку.

Разбираться в ситуации на этой неделе в Гуково приехали федеральные чиновники и депутаты.

В среду гуковская полиция и казаки перекрыли подъезды к администрации - внутри с десятью горняками совещались депутаты Госдумы, представители федерального правительства, областные чины. От встречи "в верхах" зависело стихнет ли протест шахтеров, либо разгорится с новой силой.

Результата переговоров в городском ДК ждали более 500 обманутых работников предприятия Кингкоул - они заявили: готовы начать очередную голодовку. Но горняков опять попросили подождать распродажи имущества предприятия-банкрота, задолжавшего им свыше 300 миллионов рублей.

Николай Надкерничный, бывший работник шахты "Зверевская" объединения "Конгкоул": "Если разрешит банк продавать имущество, то будет всего 15 процентов от зарплаты! Конкурная масса оценена в 140 миллионов, а нам на зарплату пойдет всего 20 миллионов".

Игорь Литвинов - один из двух тысяч двухсот сокращенных сотрудников. Ему работодатель должен 250 тысяч рублей. В сентябре - перед выборами - областное правительство взяло на себя часть выплат. Но шахтерам достался мизер.

Игорь Литвинов, бывший работник шахты "Замчаловская": "30 рублей! Смешно, раз уж на то пошло. На карточку - у меня за обслуживание этой карточки больше берут. Мы посмеялись - полторы булки хлеба, с 250 тысяч рублей 30 рублей!".

На шахте Игорь был специалистом по подземному электротранспорту. Но уже второй год перебивается случайными заработками.

Ирина Литвинова, жена шахтера: "Нету работы в городе и многие молодые семьи не могут свои семьи самостоятельно содержать. Только благодаря нашим родным, которые помогают нам поднять нашего ребенка, чтобы он не отличался от других детей, помогают нам оплачивать коммунальные услуги, покупать продукты питания, медикаменты".

Добычу угля шахта остановила полтора года назад. Сейчас штреки и штольни вместе с остатками горного оборудования затоплены, местами начал проваливаться грунт. Владелец не законсервировал объект, а уничтожил его.

Еще летом на заброшенных шахтах дежурили действительно добровольные дружины горняков - мужики пытались спасти от разграбления то, что осталось - металлические краны, рельсы, опоры ЛЭП, подъемники, заборы. Устанавливали график дежурств, вооружались, чем могли. Надеялись, что от продажи хоть этого добра им выплатят какие-то долги по зарплате.

Но затею оставили - имущество Кингкоула трижды выставляли на торги, но ни одного покупателя не нашлось. Теперь шахтеры рассчитывают лишь на государственные деньги. Депутаты пообещали через парламентские слушания выйти на премьера и президента, чтобы в Резервном фонде или Фонде благосостояния нашли деньги для горняков. Так гасили протесты рабочих Пикалево и шахтеров Кузбасса.

Валерий Рашкин, депутат Госдумы: "Как только все структуры государства наваливаются на решение этого вопроса, как показала практика, самое больше - это полтора месяца до решения этой проблемы. Самый большой, от недели до полутора месяцев".

Идею депутатов поддержал представитель федерального Минэнерго - его сначала прерывали возгласами "Не верим!" и "Где вы раньше были?!", но проводили с трибуны бурными аплодисментами.

Сергей Мочальников, председатель министерства энергетики РФ: "Мы надеемся на возрождение Восточного Донбасса добычи угля на тех предприятиях, которые входили в Кингкоул, потому что марка антрацит является дефицитной. Готовы оказать всяческую поддержку и содействие".

Пока горняки решили отложить акции протеста до парламентских слушаний и правительственных вердиктов. Но после полутора лет митингов и пикетов не все верят в благоприятный исход - шахтер Владимир Тарадин, например, в понедельник объявил голодовку и не собирается ее прекращать, пока не получит деньги.

Процедура банкротства часто растягивается на два-три года, столько же люди ждут обещанного. Хотя по закону, работодатель обязан выплатить зарплату не позднее, чем через 15 календарных дней со времени ее начисления. Окончательный расчёт - в день увольнения.

Сегодня не менее 70 тысяч россиян не могут получить честно заработанное  почти  4 млрд рублей. И как в нашем "ростовском случае" добывающие и обрабатывающие предприятия лидируют по зарплатным долгам: из-за отсутствия собственных средств.

По регионам-должникам тройка лидеров анти-рейтинга выглядит так: Приморский край, Санкт-Петербург, Иркутская область.

Среди регионов, которые регулярно расплачиваются с работниками  лидируют Чукотка, Республика Алтай и Курганская область. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты