Фермеры в Оренбуржье не могут продать урожай арбузов

Фермеры в Оренбуржье не могут продать урожай арбузов | Программа: ОТРажение недели | ОТР

Там растет каждый третий российский арбуз, но покупателей найти сложно

2018-09-23T20:44:00+03:00
Фермеры в Оренбуржье не могут продать урожай арбузов
Реальные новости. Чем еще запомнилась прошедшая неделя жителям нашей страны?
Жилье с обременением - историческая ценность, но иногда бывает опасно. Сколько в России памятников, населенных людьми?
Коронавирус - третий вал. Стоит ли ждать от эпидемии обострения? И как идет вакцинация в России?
Губернаторопад. Почему главы трех регионах России лишились должностей, причем одновременно?
Индексируют ли пенсии для работающих? Ответ ждут от властей. И рассчитывают ли на нее те, кому до старости далеко?
Бедность отправят за черту. Власти снова решают, как с ней бороться и что такое бедность для разных регионов?
ОТРажение недели. Полный выпуск. 11.04.21
Реальные новости. Какие еще события запомнились россиянам за прошедшую неделю
Как выходят из берегов. Масштабы и карта весеннего половодья. Если каждый год одно и то же, почему не переезжают?
Российское образование вышло на международный уровень. Зачем нашим школам дети мигрантов? И зачем мигранты едут в Россию с детьми?

Не знают, куда деть плоды своего труда оренбургские фермеры. В Оренбуржье, между прочим, выращивается каждый третий российский арбуз. А сама область лидер - по площади посевов бахчевых.

Специальный корреспондент ОТР Александр Денисов снял репортаж об арбузном изобилии, от которого один вред.

Это место на въезде в Соль-Илецк прозвали «пятаком». На пятаке с семи утра собираются фермеры-бахчеводы, продающие оптом арбузы, и перекупщики. Бахчевика отличить просто: по тревожному виду и арбузу, заложенному за дворник на лобовом стекле машины. Это, так сказать, дегустационный образец, сам урожай в поле.

Юрий Лещен, бахчевод: «Если будет излишнее солнце, он начнет гореть арбуз, то есть, на нем начнут такие желтые подгорелые пятна появляться».

Сквозь толпу пробираемся к машине Юрия Лещена, он бывший сотрудник «Черного дельфина», соль-илецкой колонии для пожизненно осужденных. Шесть лет назад он вышел на пенсию, взял в аренду семьдесят гектаров, выращивает арбузы.

Юрий достает арбуз.

Это сорт с неожиданным названием «Продюсер». Не успеваем опомниться, как Юрий расстилает газету и раскалывает арбуз, не жалко.

- Угощайтесь, вкусный арбуз, вообще, замечательный!

К пикнику на обочине тут же присоединяются и случайные прохожие.

Прохожий:

- Самый лучший арбуз - соль-илецкий, самый лучший, супер-арбуз!

- Рекламный агент ваш?

- Угу.

Сам Юрий не ест, а разъясняет тонкости своего дела.

Юрий Лещен, бахчевод: «Вырастить арбуз нетрудно, основная трудность его продать».

Край охвачен «арбузной лихорадкой». Шутка ли, в области засевается арбузом пятьдесят тысяч гектаров, такого в России больше нигде нет, и, возможно, перепроизводство - одна из причин, почему фермеры не могут продать урожай перекупщикам по хорошей цене.

Юрий Лещен, бахчевод:

- В лучшем случае рубль пятьдесят мне с килограмма. Коробка спичек столько стоит в магазине.

- Это только в этом году такая беда, да?

- Три года назад пять пятьдесят была, в прошлом четыре пятьдесят начиналась, где-то два пятьдесят закончилось. А в этом году началось с двух.

Когда едешь по области, то арбузные бахчи тянуться и справа, и слева от дороги. При желании можно тормознуть и просто взять себе один, добра столько, что, пожалуйста.

Антон Гильдебрант, фермер:

- Это вам тоже подарок.

Стильный фермер - Антон Иванович Гильдебрант, можно сказать, арбузный король, у него в собственности триста гектаров земли. Застали короля в несколько раздраженном состоянии духа.

Антон Гильдебрант, фермер: «Как сказать, раздраженный, самой раздраженное время у нас сейчас - продажи. А продажи - вечные нервы. То цена падает, то покупателей нет, но перекупщиков нет, то грузчиков не найдешь вовремя, то фура опаздывает на два часа, вот и все. Поэтому этот день нас сейчас кормит».

Идем по бахче, Антон Иванович показывает, как «горит» и трескается арбуз.

Антон Гильдебрант, фермер: «Это разница температур: ночь холодная, день жаркий. Его разрывает».

Нераспроданные арбузы так и останутся лежать на бахче, а с первыми заморозками их просто перепашут.

Антон Гильдебрант, фермер: «Забили изначально рынки. Забиваем ведь не только мы эти рынки, Казахстан, а у них на две, на три недели раньше нашего».

Соль-Илецкий казак Александр Саныч Ткачев арбузами не занимается…

- Все вокруг занимаются, мне по душе как-то больше туризм, казачество.

Но в бизнесе разбирается, у самого несколько мебельных магазинов, и к бахчеводам у него много претензий, считает их «неумехами», бессмысленно затоваривающими рынок.

Александр Ткачев, предприниматель: «Любое производство должно отталкиваться от сбыта, а у нас это хаотично происходит, а вот, давайте, столько, а на следующий год еще столько...нерегулируемый процесс получается, в этом направлении много анархии, поэтому им страдает и природа, и сами фермеры зачастую вкладывают очень много денег, а отдача получается маленькая».

С Сан Санычем идем по Курале, на своей лодке казанке он патрулирует реку вместе с инспекторами, чтобы убирать браконьерские сети и незаконно установленные помпы, которыми фермеры качают в летний период воду на арбузные поля.

Александр Ткачев, предприниматель: «У нас с вами сейчас заканчивается плес, вот этот красивый, широкий. И начинается перешеек, заросший камышом, рогозом».

Из-за того, что каждое лето реку выдаивают, Курала мелеет, зарастает водорослями. И помощник Ткачева Карабаич старается проходить перешейки на скорости, чтобы винты не наматывали тину, а рассекали ее, а то опять придется двигатель чистить.

Минсельхоз видит решение этой проблемы в экспорте. В среду глава этого министерства - Дмитрий Патрушев - сказал, что уже в этом году вывоз российских продуктов может вырасти на 17 процентов - в деньгах это будет 24 миллиарда долларов.

Есть задача за пять лет удвоить этот показатель.

Но не все верят, что это получится.

Николай Лычев, главный редактор журнала «Агроинвестор»: «Основной выход - переработка, логистика, включая инфраструктуру хранения, и экспорт. То есть излишки нужно выталкивать из страны. Главное - делать это постепенно, не спонтанно, иначе будут очень большие провалы. Долгосрочное планирование в России просто отсутствует. Я не могу комментировать то, чего нет. Чего есть в Китае, Евросоюзе и во всех странах и регионах-конкурентах, но нет в России. Есть набор правильных, в основном правильных, но не долгосрочных тактических действий - на 2-3 года, на 4-5 лет, на 5-7 лет, не больше. Кардиограмму себе представьте. Рост, потом падение, мы оттолкнулись от дна, разбились, сопли утерли и дальше растем. Вот как живет Россия. Поэтому в какой-то динамичный рост, как в прогнозах макроэкономических ведомств, как в прогнозе Минсельхоза и так далее, я не верю».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)