Импортный труд растет в цене. Почему россияне так и не заняли свободные рабочие места?

Гости
Ренат Каримов
председатель Центрального комитета Профсоюза трудящихся-мигрантов

Ольга Арсланова: В России дефицит рабочих рук. Предприниматели на этой неделе снова заявили об острой нехватке мигрантов. Российские аграрии заявили: к началу посевной в отрасли не достает больше 30 тысяч рабочих, из-за этого хозяйства сокращают посевные площади. Еще сложнее ситуация в строительстве. По словам вице-премьера Марата Хуснуллина, подрядчикам нужно до 2 миллионов приезжих строителей. Под угрозой амбициозные объекты.

В среднем до пандемии в России работали от 10 до 12 миллионов мигрантов. На конец прошлого года МВД насчитало их около 6 миллионов. С апреля открылось авиасообщение со странами Средней Азии, некоторые работники прилетят все-таки в Россию. Но еще около миллиона мигрантов – нелегалы, поэтому должны покинуть страну до 15 июня. Эксперты уже подсчитали: достаточное число мигрантов вернется в страну только через несколько лет.

Казалось бы, вот шанс решить проблему безработицы, вакантные места должны занять соотечественники. По данным Росстата, в марте работу в стране искали 1 миллион 700 тысяч человек. Дефицит рабочих рук в некоторых отраслях даже привел к росту зарплат. Так, сельский рабочий будет получать на 17% больше, чем прошлым летом. Это подсчитали специалисты сервиса «Авито. Работа». Но работодатели с трудом находят замену мигрантам.

Подробности – в репортаже Татьяны Григорьянц.

СЮЖЕТ

Московская область, Орешково

Виктор Стрыгин, фермер: Три гектара огурца всегда сажала, в этом году буду сажать полтора гектара огурца.

Татьяна Григорьянц: Ни один из двадцати гектаров фермера Виктора Стрыгина в прежние годы пустым не оставался, каждый метр шел в дело. В этом сезоне засеет меньше половины земли – работать некому не хватает.

Андрей Нелидкин, рабочий, житель Орешково: Людей не хватает, да, так как местные не хотят работать, не заставишь людей. Да и людей мало. Без мигрантов работа не идет. Для меня зарплата нормальная, в среднем выходит 40–45 тысяч. Летом зарплата поболее.

Алексей, житель Орешково: Конечно, большие деньги для села, большие.

Корреспондент: А сами пошли бы работать?

Алексей: Нет.

Корреспондент: Почему?

Алексей: Мне своего огорода хватает.

Татьяна Григорьянц: 12–16 человек – штат рабочих у Виктора Стрыгина в обычные годы. Сейчас – всего трое, все местные. Больше фермер брать не стал, решил работать сам.

Виктор Стрыгин: Русского рабочего сильно губит винчишко. Если запил – две недели ему уже не интересен ни огурец, ничего.

Татьяна Григорьянц: С мигрантами, по его словам, такой проблемы не было. Приезжие работали исправно, много и быстро, хоть и приходилось поначалу тратить время на их обучение и где-то размещать. Сезон только начался, а Стрыгин уже подсчитывает убытки. Из-за нехватки рабочих руку фермер потеряет около 5 миллионов рублей.

Амурская область, Благовещенск

Татьяна Григорьянц: Подсчитывают убытки и строительные компании Амурской области.

Константин Зиновенко, генеральный директор строительной компании: Если нам удалось, допустим, по городу как-то еще в том году все объекты по сроку выполнить, уложиться в договорные обязательства и так далее, то за периметром Благовещенска просадка еще более существенная, потому что в этих локациях преимущественно мы практиковали командировочный тип застройки.

Татьяна Григорьянц: Каменщики, монолитчики, отделочники – специалистов из КНР на стройки Благовещенска с охотой брали на работу не только из-за того, что их услуги были недороги. Столько специалистов нужного уровня в регионе просто нет.

Константин Зиновенко: Солнце встало – китайцы работают. Солнце заходит – китайцы готовят работу для следующего дня. Пытались в мы в прошлом году найти какую-то альтернативу. Ну, можно уже сказать по итогам года: нам это не удалось.

Татьяна Григорьянц: Даже несмотря на то, что на порядок подняли зарплаты. В «Благовещенскстрое» за последний год их увеличивали трижды. Сейчас оклад рядового каменщика на 30–50% больше, чем был весной 2020 года. Впрочем, рядовых каменщиков в компании и нет, каждый на вес золота.

Сергей Шевчук, каменщик: Ну да, расценочки стали выше. Начинают приманивать, звонить, ходить к нам: «У нас будет лучше». Но мы пока держимся за свою организацию, все-таки столько лет работаем.

Татьяна Григорьянц: Вакуум на рынке строителей сейчас пытаются заполнить рабочими из Сибири. Отчасти удается, но это пока их зарплаты ниже, чем в Благовещенске.

Москва

Татьяна Григорьянц: Вынуждены были поднять зарплаты рабочим и столичные предприниматели и нанять на работу россиян.

Юрий Савелов, член президииума «Опоры России», предприниматель: До ковида, до пандемии у меня в Ногинске на складах работало 100 человек. И практически все – 98%, 98 человек – все были люди наемные. Я имею в виду – гастарбайтеры.

Татьяна Григорьянц: Во время пандемии половина рабочих уехали на родину. Вернуться до закрытия границ не успели. Теперь на складах компании «Сириус», что занимается пошивом и поставками спецодежды и рабочей обуви, трудится обновленный состав. 50% коллектива – россияне.

Юрий Савелов: Когда мы подняли зарплату, пошли россияне. Понимаете? У нас 45 тысяч грузчик получает. Но за шесть месяцев мы уволили человек шестьдесят. Причина банальная – до первой зарплаты. Получает человек зарплату – все, три-четыре дня его нет на работе.

Зухра Карданова, заведующая складом: Когда собеседуешь, да, спрашиваешь, как к спиртному относятся. «Ну, мы по праздникам». Но, к сожалению, до праздников не дотягивают.

Татьяна Григорьянц: На предприятии потому за приезжих держатся. Оклад им выдают без задержек, оплачивают больничные, отпуска. Делшот Мамадиев на складе «Сириуса» работает уже больше 15 лет.

Делшот Мамадиев, работник склада: Все хорошо. Зарплата вовремя. Кормлю семью. У меня папа и мама – родители – дома, они пенсионеры. У меня дети, двое детей, жена там.

Татьяна Григорьянц: Старшего сына Делшот несколько лет назад перевез в Москву, сразу после школы. Теперь он работает вместе с отцом на складе и домой пока возвращаться не планирует.

Татьяна Григорьянц, Денис Демешин, Оксана Руденко, ОТР.

Ольга Арсланова: Сейчас с нами на связи председатель Профсоюза трудящихся мигрантов Ренат Каримов. Здравствуйте.

Налоговые поступления от трудовых мигрантов в Москве сократились на треть, по последним данным. И власти города уже призывают открыть для них въезд. Как вам кажется, почему бизнес и коммунальные службы разных городов не смогли заменить мигрантов россиянами?

Ренат Каримов: Ну видите, сократились на одну треть, а мигрантов сократилось на половину. Получается, что налоговая нагрузка на оставшихся мигрантов возросла. Ну да бог с ним.

Что касается того, почему не могут граждане Российской Федерации. Потому что условия для работы мигрантов радикально отличаются от тех условий, в которых пока еще работают граждане Российской Федерации. Россияне не готовы работать в таких условиях. В первую очередь – размещение. Во вторую очередь – сверхурочная работа, неоплачиваемая. Вот это условия, которые являются нормой для трудовых мигрантов.

Ольга Арсланова: «России не хватает мигрантов», – такое заявление сделал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Можно ли эти слова, по сути, представителя Кремля считать официальной позицией властей – о том, что мигрантов мы все-таки не смогли заменить россиянами, эта задача нерешаемая?

Ренат Каримов: Честно говоря, нам в профсоюзе не совсем понятно. Вот сегодня пришла информация о том, что заместитель министра внутренних дел говорит о том, что нужен еще 1 миллион мигрантов из Российской Федерации удалить, что они сейчас находятся в не правовом положении, до 15 июня нужно. Он обратился к руководителям государств, откуда приехали эти мигранты, чтобы они посодействовали тому, чтобы они выехали с территории Российской Федерации.

Поэтому получается, что с одной стороны… как бы правая рука говорит: «Нам мигрантов очень не хватает, они нам нужны, стройки простаивают». А с другой стороны говорят: «Заберите еще 1 миллион мигрантов с территории Российской Федерации».

Мы не можем сказать, что что-то поменялось в связи с пандемией, отношение к мигрантам. Более того, третья новость сегодня о том, что увеличилось количество россиян, которые негативно относятся к трудовым мигрантам. Поэтому мне кажется, вот мне как простому человеку кажется, что очень удобный случай, очень удобная ситуация с пандемией.

Россияне недовольны мигрантами. Мигрантов уже наполовину меньше. Значит, можно двигаться в таком направлении, чтобы их было еще меньше. И российские граждане сами займут рабочие места, которые сейчас занимают мигранты.

Я совсем не ерничаю. Наоборот, я хочу, чтобы на стройках работали россияне и чтобы они получали адекватную заработную плату. Понимаете? Я сейчас обращаюсь просто к российским строителям: сейчас удобный момент для того, чтобы, объединившись, солидарно выступая, отстоять свое право на достойный труд, на достойную заработную плату, на достойные условия труда. Это очень удобный момент.

Ольга Арсланова: Спасибо. Мы беседовали с Ренатом Каримовым.

Однако для замены мигрантов нашими работниками нужно участие и государства, и бизнеса. Долгое время ставку делали именно на приезжих. В странах СНГ даже есть специальные центры-посредники, которые сами отбирают сотрудников для работы на крупных стройках столицы. Бизнесмены специально завозили мигрантов долгие годы, чтобы в дальнейшем использовать их дешевый труд. Таких же механизмов для массового найма разнорабочих из России не создавалось. Их не искали в регионах, не привозили в крупные города или на крупные строительные объекты.

А в некоторых случаях все-таки, когда власть и бизнес пытаются мотивировать местное население, само это население работать не спешит – зарплаты не там, условия не очень и, как в нашем сюжете, лучше отдых или собственный огород. За год пандемии особых изменений нет. И остается, видимо, только ждать мигрантов.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)