22 июня Россия отметила День Памяти и скорби

22 июня Россия отметила День Памяти и скорби
Реальные новости. Чем запомнилась минувшая неделя жителям нашей страны?
Домашний намаз и социальная дистанция за столом. Как мусульмане отмечают уразу во время эпидемии?
Весенняя посевная состоялась вовремя
Как средний и малый бизнес пострадал от пандемии и кому повезло или удачно «повезли» свой бизнес сами?
Как сдать билет, если рейсов нет?
Что делать городам России, которые далеки от моря, но которым основной заработок приносят туристы?
Когда нельзя на море, но очень хочется - способы найдутся. Как провести отпуск и не попасть в заточение?
Смягчение ковид-режима становится праздником для российских регионов
Мишустин вернулся
Рубрика «Герои нашего времени»

В четверг страна отмечала День Памяти и скорби. Десятки тысяч свечей зажгли жители российских городов в память о погибших в Великой Отечественной войне. 22 июня 1941 года немецкие захватчики без объявления войны напали на Советский союз.

Жители Волгограда целыми семьями пришли ночью на Мамаев Курган - там прошла акция "Завтра была война". Её участники с зажжёнными свечами собрались вокруг Озера Слез. После минуты молчания больше трех тысяч человек возложили цветы и венки к Вечному огню, а потом поднялись к скульптуре "Родина-Мать зовет!".

А в Москве сотни горожан вышли на Крымскую набережную. Они зажгли ровно 1418 свечей, по числу дней Великой Отечественной войны. 

Участники акции:

"Шестнадцатого июля мой дед был призван и ушел на фронт, в августе он пропал без вести..."

"Мой отец был летчиком и рассказывал, что его класс весь погиб в первые годы войны... Но я пришла чтобы отдать дань тем ребятам, которые погибли".

Ветераны Великой Отечественной войны возложили цветы к могиле неизвестного солдата у Кремля. В церемонии также участвовали Владимир Путин и Дмитрий Медведев. Несмотря на то, что в Москве в этот день шел проливной дождь, президент отказался от предложенного охранниками зонта.

В годовщину начала Великой Отечественной войны Министерство обороны опубликовало больше ста страниц рассекреченных архивных документов. Теперь мы можем прочитать воспоминания советских военачальников -- о первых сражениях с Германией в июне 41-го.

Из них можно узнать о готовности Прибалтийского, Киевского и Белорусского особых военных округов к обороне государственной границы. Например, начальник разведывательного отдела штаба Прибалтийского особого военного округа Кузьма Деревянко пишет, что у его подразделения были данные об усиленной подготовке Германии к войне за два-три месяца до нападения. Еще в феврале 41-го немцы усилили строительство оборонительных сооружений у границы. В Минобороны поясняют, что воспоминания военачальников не лишены субъективности. Но в то же время, это доказательство того, что верховное командование в тот момент не ощущало полной готовности к отражению атаки со стороны Германии.

О том, почему после Великой Отечественной войны до сих пор остается много засекреченных документов и кому это выгодно, рассуждает наш обозреватель Леонид Млечин.

Леонид Млечин, обозреватель ОТР: "Публикация документов - свидетельство болезненного отношения к событиям 22 июня, которое не покидает наше общество. Ну, с одной стороны, вроде бы удивляться нечему - ведь каждый декабрь в Соединенных Штатах, скажем, вспоминают об обстоятельствах налета японской авиации на военно-морскую базу в Перл-Харборе.

Но разница состоит в том, что в Соединенных Штатах сразу же после войны провели полное расследование обстоятельств, которые привели к этому трагическому событию, а у нас и спустя почти восемь десятилетий после начала Великой Отечественной войны в обществе нет единого мнения о причинах той трагедии, которая постигла нас в 1941 году.

И публикация документов спустя почти 8 десятилетий тоже наводит на размышления - отчего они не были рассекречены раньше? Это ведь не последние документы, относящиеся к этим далеким событиям, которые все еще хранятся в закрытых архивах. А почему они все давным-давно не были переданы в распоряжение историков, чтобы они могли осмыслить все эти документы и помочь обществу разобраться в том, что происходит. Дело состоит в том, что мы боимся по существу возвращаться к трагическим событиям 41-го года. История - это как зеркало, иногда бывают периоды, когда смотреть в это историческое зеркало невыносимо и ты говоришь: Принесите другое! Заберите это зеркало!

Действительно, это событие - одно из самых трагических в нашей истории. Оно таково, что мы не хотим смотреть в историческое зеркало, мы не хотим знать историческую правду. Ведь то, чем мы занимаемся в последнее время, это вовсе не изучение истории, мы, скорее, конструируем себе историю, мы ищем себе такую историю, которая нам будет приятна, комфортна. И это очень грустное обстоятельство, потому что одна только память о тех бойцах и командирах Красной Армии, которые 22 июня 1941 года встретили войну, встретили наступающего врага, требует искренности и честности и понимания того, почему они оказались в таком трудном положении.

Хотя бы ради их памяти мы должны предпринять все усилия для того, чтобы и все документы были рассекречены, и все слова были сказаны, и историки бы вынесли исторический вердикт, который был бы принят и осознан всем обществом. Мне кажется, что давно пора это сделать".

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)