Как менять законодательство в отношении приемных семей?

Правозащитники посчитали, что такие ограничения пользы не принесут. Мнения разделились, и среди самих приемных родителей. Итак, Самара и Ленинградская область: за и против.

У Натальи Кажаевой 6 приемных детей и двое родных. Воспитывает она их одна. Первого мальчика, Степу, Наталья взяла 5 лет назад. Тогда он передвигался только в коляске. Сейчас мальчик только иногда пользуется тростью, а чаще вовсе обходится без нее. Андрей и Лиза, попав в семью, тоже смогли отказаться от инвалидного кресла и ходунков. Хотя в детском доме воспитатели и врачи уверяли: дети не смогут ходить сами. А про Степу говорили, что мальчик необучаем, ставили диагноз "умственная отсталость". Сейчас ребенок учится в первом коррекционном классе обычной школы.

Степан Кажаев, приемный ребёнок Натальи Кажаевой, 9 лет: Какие уроки тебе нравятся? - Математика. - Ты умеешь примеры решать? - Да, нас учат. 

Наталья не работает - дети занимают все время: старших нужно возить на машине в школу и обратно, а за младшими — постоянно присматривать дома. На каждого приемного ребенка Наталья получает пособие — чуть больше 7.000 тысяч рублей в месяц. Плюс пенсия бабушки и стипендии старших девочек. Продукты покупают на оптовых базах, в день на питание уходить примерно тысяча рублей. У Кажаевых двухэтажный дом в частном секторе. Рядом строят еще один, трехэтажный. Наталья планирует открыть там небольшой реабилитационный центр - все необходимые тренажеры уже есть: их купили благотворители. Наталья планирует взять в семью еще ещё 2-3 ребят, поэтому она против нового законопроекта, который может ограничить количество приемных детей.

Наталья Кажаева, приемная мама: "Для кого-то немыслимо тяжело — большое количество детей. Мне это в кайф, Я не напрягаясь это делаю. Я умею их воспитывать. Я не умею быть репетитором, делать уроки, поэтому мы нанимаем, если надо. Но я умею воспитывать детей, держать их в дисциплине".

Родные дочери Натальи тоже планируют в будущем стать приемными родителями. Наталья их поддерживает: в новом доме места хватит всем - двухэтажный коттедж рассчитан на 12 человек.


В семье Фёдоровых девять детей: четверо своих и пятеро приемных. В опеке Гатчинского района Ленинградской области их ставят в пример другим семьям, которые только планируют взять ребенка.

Когда у Марии и Вячеслава уже было трое своих детей, в семью приняли сразу двоих - Колю и Настю. Жили тогда в двухкомнатной квартире. Сейчас, когда дети в доме Фёдоровых появляются в среднем каждые три года, благотворительный фонд поселил их в загородный коттедж. Семья сможет там жить пока дети не вырастут. 

Зарплата у Марии и Вячеслава около 100 – 120 тысяч рублей. плюс выплаты на приемных детей: выходит около 160 тысяч на всех — на девятерых детей и двоих взрослых. На питание уходит 2 тысячи в день или 60 тысяч в месяц, плюс жилье и бензин —это ещё 27 тысяч. К инициативе Министерства образования многодетная мама Мария Фёдорова относится неоднозначно. Говорит, порой и 10 приёмных детей живут лучше единственного в семье родного.

Мария Федорова, многодетная (приемная) мама: Ограничения нужно вводить, я считаю. Когда 20 детей, есть такие случаи - мне тяжело понять. Давайте не скрывать, ведь очень часто органам опеки нужно ребенка пристроить, чтобы не отдавать его в детский дом, они сами приходят в большие семьи и знают, что там проще принять ребенка. 

Фёдоровы не исключают, что через год или два они возьмут ещё одного ребенка, а потом, может, и ещё. Семья у них дружная, все дети занимаются в секциях: вокал, гитара, бальные танцы. 

При всех заботах, Фёдоровы успевают путешествовать - как правило, тоже всей семьей. Правда, мест в семейном микроавтобусе на всех уже не хватает.

Всего в детских домах и приютах сейчас живут около 60 тысяч сирот. В приемных семьях их значительно больше — 150 тысяч. Впрочем, статистики утверждают, что каждый 15 ребенок, переданный в новую семью, в результате возвращается в детдом по разным причинам. Его либо забирают органы опеки, либо сами приемные родители понимают, что не справились.

Причем, число возвращенных детей все время растет: за последние два года 14 тысяч сирот не прижились в новых семьях. В этом году, и это только за два месяца, в детдом вернули больше 100 детей. Из них около 20 — в республике Коми. Родители объяснили это крайней бедностью. Там пособие на сироту составляет 8 тысяч рублей в месяц.

Вообще же, приемная семья сразу получает по 15,5 тысяч рублей за каждого принятого сироту. Но это — единовременная выплата из федерального бюджета. А потом, каждый месяц, приемным родителям платит уже регион: сумму, равную 40 процентам среднего заработка одного из родителей. Причем, эта выплата не должна быть меньше 3 минимальных размеров оплаты труда. А МРОТ и зарплаты — в каждом регионе свои.

Например, приемная семья в Москве может получать и до 70 тысяч рублей в месяц на одного ребенка. А вот Алтайском крае эта выплата не превышает 7 тысяч.

Российский омбудсмен Татьяна Москалькова считает, что ситуацию с усыновлением в нашей стране надо менять в корне. Но ограничивать число усыновленных детей, на ее взгляд, не стоит. Математические расчеты в такой тонкой сфере не работают. 

Татьяна Москалькова, уполномоченный по правам человека в РФ: Есть объективные вещи - например, жилищные условия, материальное положение приемной семьи, отношения между мужем и женой. Все это должно учитываться для того, чтобы принять решение - дать разрешение приемной семье еще одного ребенка принять. Ведь семьи могут не рассчитать свои силы, и взять детей на воспитание, не предполагая того, что они не смогут обеспечить им полного комплекса воспитательного процесса.

Семейный кодекс, который регулирует отношения органов опеки и приемных семей, давно пора пересмотреть, сказала Татьяна Москалькова в интервью нашему телеканалу. Например, там четко не прописано, какую отвественность несут родители, у которых органы опеки отобрали приемных детей.

Если ребенок погиб или серьезно пострадал — ясно: уголовную. Но если его, например, плохо кормили или унижали, то тут зачастую доказать что-то сложно, и родителям грозит разве что общественное порицание. Региональные органы опеки, правда, составляют "черные списки" семей, которым нельзя доверять сирот. Но единого реестра таких родителей в стране нет, так что, человек, который не справился с воспитанием детей, скажем, в Калининграде, может потом повторить попытку усыновления во Владивостоке.  


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты