Кого в России много: регионов или вице-премьеров? Предложение Марата Хуснуллина объединить некоторые субъекты

Гости
Дмитрий Журавлев
научный руководитель Института региональных проблем

Константин Чуриков: В среду вице-премьер Марат Хуснуллин предложил сократить количество наших регионов. Это было на встрече в Высшей школе экономики.

Марат Хуснуллин, заместитель председателя Правительства России: Это мое личное мнение. Это не официальная моя позиция, потому что она пока не согласована в Правительстве. Во-первых, я считаю, что нам 85 регионов не нужно. Вот я Еврейской автономной областью не хочу заниматься. Ну, не хочу зрения трудозатрат. Ее нужно соединить либо с Хабаровским краем, либо с каким-то другим, и пусть губернатор ею занимается. Или Курган. Почему курганцы должны жить хуже тюменцев, а живут они в 190 километрах друг от друга? Вот почему они должны жить хуже? У одних есть нефтяные доходы, у других – нет. Это что, жители другой страны?

Константин Чуриков: Наши чиновники часто говорят, в принципе, довольно правильные вещи, только сформулировано это у них бог знает как. Не будем пока трогать стилистику заявления, а давайте по сути.

Ну, наверное, прав Хуснуллин, не должен человек быть бедным, потому что не там родился. Вопрос: как это все решить? А это – самое сложное.

Губернатор Еврейской автономной области на заявление Марата Хуснуллина ответил, что «при всем уважении к Марату Шакирзяновичу это дело жителей региона, они сами разберутся».

Собственно, мы решили обратиться к людям и спросили в разных субъектах федерации, хотят ли они объединяться с соседями или нет.

ОПРОС

Биробиджан

– Сейчас мы являемся суверенной областью, отдельно стоящей. А если нам присоединят к Хабаровскому краю, к Хабаровску, то все наши ресурсы, которые остаются в нашей области, они будут распределяться на такую огромную территорию.

Хабаровск

– Я бы не стал этого делать. Ну, наверное, все-таки автономная область – это есть автономная область.

– Нет, им, наверное, лучше не будет. Их там мало, и им, наверное, идут все льготы. А здесь льготы тоже не очень дают.

Кострома

– Как-то было время, с Ярославлем хотели нас объединить. Пришлось бы ездить в Ярославль за всеми документами. Так что – нет, я против этого.

– Мы какие-то льготы потеряем. Понимаете, это ни к чему хорошему не приведет.

– То есть вы против?

– Я против.

Чебоксары

– К Татарстану выгоднее всего, поскольку они сейчас развиваются.

– Ну, Татария вряд ли нас возьмет.

– Почему?

– Ну, потому что они доноры. А мы кто?

– Мы национальная республика, нам не надо объединения, нам не нужно. Мы самостоятельными должны быть.

Нальчик

– Я считаю более правильным, если Кабардино-Балкария объединится с Москвой, потому что в Москве уровень жизни намного выше, а зарплата намного больше.

Курган

– Конечно, надо объединяться с Тюменской областью. Ну а если спросить Тюменскую область, то я думаю, что там 90% скажут: «Зачем такой груз?»

Константин Чуриков: Курган угадал, Тюмени он не нужен. Во всяком случае, многие наши из Тюменской области в среду нам писали, что у них беда с работой и слухи об их благополучии несколько преувеличены.

Далее – мнения экспертов. Сначала будет профессор МГУ Наталья Зубаревич.

Наталья Зубаревич, профессор кафедры экономической и социальной географии России МГУ имени М. В. Ломоносова: Вообще все истории в пользу бедных. От перемены мест слагаемых сумма не меняется. От перестановки стульев кубатура не вырастает в помещении. Поэтому: «А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь». Ну вот не та история. Потому что если к средненькому Хабаровскому краю с относительно небольшим и бедным бюджетом добавить Еврейскую автономию, которая на 60% дотационная, а господин Хуснуллин даст гарантию, что включенной Еврейской автономии будут по-прежнему, но уже через Хабаровский край, эту денежку передавать? Вот есть у меня вопросы.

И Тюменской области даром сейчас не нужен Курган, потому что Тюменская область полетела по бюджету в 2020 году очень тяжело. Федералы бы с удовольствием поскладывали в кучку много субъектов федерации, чтобы не возиться со всеми. Ну скучно им на федеральном уровне столько дела иметь с разными. Я всегда говорю простую вещь: это одна седьмая часть суши. И в ней не может быть мало субъектов федерации.

Константин Чуриков: Ну а сейчас комментарий Дмитрия Журавлева – это генеральный директор Института региональных проблем, доцент Финансового университета. Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич.

Дмитрий Журавлев: Здравствуйте.

Константин Чуриков: О чем мы должны думать? О том, чтобы было удобно и комфортно вице-премьеру Хуснуллину или чтобы было хорошо, удобно и комфортно людям? Вы слышали, что они говорили. По-моему, в общем-то, они не в восторге от этой идеи.

Дмитрий Журавлев: Вы понимаете, это еще Аверченко сказал: «Хорошо управлять богатыми людьми, а тяжело – бедными». Поэтому даже для вице-премьера будет удобнее, если хорошо будет людям. Он просто пока этого не знает. А людям от этого объединения хорошо, скорее всего, не будет – по той простой причине, что ведь те деньги, которые почему-то ожидают сэкономить, они не будут сэкономлены, потому что они ниоткуда не появятся и никуда не денутся. Вот сколько их было, столько и останется. Максимум, что мы сэкономим – это несколько постов сенаторов. Это, конечно, тоже деньги, но не то, что требуется.

Что касается социального смысла, то придет не улучшение. Вот он говорит: «Почему одни должны жить хуже других?» Конечно, не должны. Курган ничем не виноват, что он не Тюмень. Это правда. И тут как раз с вице-премьером я полностью согласен.

Только объединение – это не способ решения этой задачи. В результате объединения мы просто нефтяные деньги, которые сейчас хотя бы в какой-то регион поступают, размажем по всей стране, и не просто размажем, а одновременно уменьшатся дотации из федерального бюджета, потому что они же идут по остаточному принципу: «Ах, вам там не хватает до нормы? Мы вам додадим». Но если Тюмень с Курганом объединить, то в среднем у них будет хватать до нормы. И те деньги, которые приходили из Москвы, теперь приходить не будут.

И наконец – чисто социально-психологический аспект. Богатым регионам не интересно это объединение, им будет хуже. Но самое смешное, что и бедным регионам тоже лучше не будет, потому что сегодня худо-бедно у них есть региональный уровень бюджета, а после объединения у них не будет регионального уровня бюджета, они превратятся в сумму районов. А у нас бюджет делится так: 60, 30 и 10. То есть вместо кусочка от 30% они будут получать кусочек от 10%.

А у нас еще есть национальные регионы – это еще сложнее, потому что там есть государственный язык, там есть много чего. Что они потеряют в случае объединения? Им это надо? Тот же Татарстан можно объединить с Марий Эл и Мордовией, только боюсь, что Марий Эл и Мордовии это крайне не понравится.

Константин Чуриков: Вообще достаточно странно, что такие идеи возникают: а) как раз в стране, где много национальных республик; б) в предвыборный год. Вообще о чем это заявление говорит, предложение?

Дмитрий Журавлев: Это заявление говорит об очень простой вещи: «Ребята, мы вам из федерального бюджета денег давать не хотим, поэтому давайте-ка объединяйтесь и помогайте друг другу сами».

Константин Чуриков: Нам кто-то из зрителей, когда мы эту тему в эфире обсуждали, из Калининградской области написал: «А нам с кем объединяться?»

Дмитрий Журавлев: С Польшей, наверное.

Константин Чуриков: Спасибо. Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем, доцент Финансового университета.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)