Мир после войны: каков он сегодня, спустя 76 лет? Мнения политолога и военного эксперта

Гости
Сергей Черняховский
политолог, профессор кафедры истории и теории политики факультета политологии МГУ им. М.В. Ломоносова
Виктор Баранец
военный обозреватель газеты «Комсомольская правда», полковник в отставке, член Общественного совета при Минобороны РФ

Ольга Арсланова: После войны страны столкнулись с совершенно новой задачей – обустроить мир так, чтобы подобные трагедии не повторялись. Мир разделился на два блока, один из которых возглавил победитель – Советский Союз. Царил эмоциональный подъем, создавались международные организации, которые обеспечили бы стабильность геополитической обстановки. Но получилось ли? И каким стал мир спустя 70 с лишним лет? Обсудим.

С нами на связи политолог, профессор кафедры истории и теории политики факультета политологии МГУ имени Ломоносова Сергей Черняховский. Мы поговорим о послевоенном устройстве мира. Сергей Феликсович, здравствуйте.

Сергей Черняховский: Здравствуйте, Ольга. С праздником!

Ольга Арсланова: С праздником и вас! Скажите, была ли после войны какая-то альтернатива возникновению биполярного мира, в котором США и СССР больше не сотрудничают, а соперничают? Какая обстановка складывалась до исторической Фултонской речи Черчилля, которая как раз считается сигналом начала холодной войны? И можно ли было этой войны избежать?

Сергей Черняховский: Ну, во-первых, планировалась атмосфера сотрудничества. Это входило в план Рузвельта. И мир для него виделся подконтрольным пяти державам-победительницам, где главную роль играли СССР и США. Со смертью (судя по всему, убийством) Рузвельта конфигурация поменялась, и практически соперничество стало неизбежным просто в силу настроений и установок определенной части американской элиты.

Если, скажем, для американской элиты в те годы было понятно, что Советский Союз не будет приходить на американский рынок и скупать американские заводы, если что, то есть не произойдет на одном поле конкуренции, то сейчас такие опасения у них есть. Борьба за рынок Европы, в частности газовый. Ну и в целом установка слабеющей сверхдержавы, которой являются Соединенные Штаты, на то, что надо удерживать зону влияния, и очень не хочется отпускать то, что им казалось их выигрышем в 90-е годы.

Ольга Арсланова: Как вам кажется, стал ли послевоенный мир более прочным? Чтобы не допустить новой мировой войны, как раз создавались ООН и конкретно Совет Безопасности. Но сейчас мы видим, что многие решения принимаются в обход этих организаций.

Сергей Черняховский: Тот мир, ялтинско-потсдамский, доказал свою прочность. Действительно, крупной войны и в мире, да и войны в Европе, пока сохранялся этот мир, не было. ООН работала тогда, когда были согласны и СССР, и США.

Когда США пытались действовать мимо ООН, они постоянно проигрывали. Ну, как пример возьмем Корейскую войну. Формально они провели решение через ООН об интервенции в Корею. Оказалось в результате, что Советский Союз вместе с Китаем готовы противостоять всем остальным странам в мире. Это закрепило такой режим, когда все понимали, что соперничать соперничай, но на порог войны ступать нельзя.

Ольга Арсланова: Как вам кажется, какая система в мире существует сейчас? И возможна ли Третья мировая война?

Сергей Черняховский: К сожалению, Соединенные Штаты в Ливии создали ситуацию, когда для всех стран стало ясно, что их суверенитет может гарантировать только обладание ядерным оружием. Обратите внимание, вот Ливию растоптали, которая отказалась от оружия массового поражения, а к Северной Корее приблизиться боятся. Вот это расползание означает, что оно может быть использовано в частных военных конфликтах – и даже уже не великими державами, а просто соперничающими региональными державами.

Ольга Арсланова: Спасибо за разговор.

А теперь давайте вернемся к кадрам, которые мы уже видели во время парада.

– В составе расчета машины десанта нового поколения БМД-4М. Боевая машина не имеет аналогов в мире. Колонна модернизированных тяжелых огнеметных систем залпового огня ТОС-1А на бронированных автомобилях повышенной защищенности «Тайфун ПВО» и «Тайфун ВДВ» с боевыми модулями дистанционного управления.

Ольга Арсланова: И сейчас у нас в эфире военный обозреватель «Комсомольской правды», полковник в отставке Виктор Баранец. Виктор Николаевич, здравствуйте.

Виктор Баранец: Добрый день.

Ольга Арсланова: Как говорил Черчилль: «Генералы готовятся к прошлой войне». Вот техника, которую мы увидели на параде, – это о прошлом или ее можно и в будущем тоже применять? Не дай бог, конечно, но если придется…

Виктор Баранец: Да, я могу сказать, что не так много нового было на этом параде впервые. Вот есть у нас такой комплекс ПВО. Это очень серьезная машина, «Тайфун ПВО», которая, пожалуй, единственная в мире, которая имеет на своем борту сразу девять переносных зенитных ракетных комплексов. Вы покажите мне еще такую машину. Да ее нет больше в мире!

Ольга Арсланова: Виктор Николаевич, а разве войны будущего – это не такие войны, где стараются всячески сделать войну бесконтактной, когда не нужно бросать в бой пехоту, когда не нужны никакие наземные операции, а можно, грубо говоря, отстреляться дронами?

Виктор Баранец: Посмотрите, какая у нас роботизация. У нас есть спутники-роботы. У нас есть ракеты-роботы. У нас есть подводные торпеды-роботы. Это стратегическое направление развития любой уважающей себя армии, которая опирается на высокотехнологичную военную промышленность. А она у нас есть.

Ольга Арсланова: И, наверное, будут особо востребованы специалисты по кибербезопасности и киберопасности, чтобы, например, как-то нейтрализовать врага как раз на этом цифровом военном поле.

Виктор Баранец: У нас есть специальные научные роты, куда отбираются невероятно талантливые хлопчики, которые закончили технические вузы, проявили себя в области программирования и так далее. У нас есть, я не побоюсь сказать, уникальный, единственный в мире центр, который называется ЭРА (переведу вам: Элита Российской Армии), где тоже готовятся специалисты по кибероперациям. В конце концов, у нас создана специальная часть несколько лет назад, которая только и будет заниматься кибероперациями.

Но это не значит, что мы будем только нападать. Эти кибервойска предназначены для того, чтобы в наши стратегические центры, в штабы не залезли те, кому там не суждено бывать.

Ольга Арсланова: Спасибо за беседу.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)