Неэффективные школы закрывают в рамках оптимизации образовательной системы

Как и с больницам, сельские жители подолгу добираются до детских садов и школ. Опять-таки из-за оптимизации. "Неэффективные" образовательные учреждения сегодня закрывают. И тоже вопрос, что вкладывается в это понятие.

Только за последние 10 лет деревенских школ стало вдвое меньше.

Сейчас их около 26 тысяч. Там работают полмиллиона педагогов. Это половина всех наших российских учителей и половина всех школ. Но до 2018 года будут закрыты ещё 3,5 тысячи сельских учебных заведений. Это следует из постановления Правительства № 722-р от 2014 года.

В документе сказано, что регионы будут ликвидировать те учреждения, которые местные власти признают неэффективными.

По данным Счетной палаты, 6 тысяч населенных пунктов уже без средних учебных заведений. А ещё в России порядка тысячи деревень, где расстояние до ближайшей школы составляет больше 25 километров.

Вся эта отрицательная динамика ставит под сомнение принятую Правительством "Концепцию развития сельских территорий". Известный факт: нет школы — нет деревни. Наша съемочная группа на днях побывала в одном из учреждений Забайкалья. Формально его никто не закрыл. Но есть свои нюансы — один учитель ведёт сразу шесть совершенно разных предметов. Это может быть физика, история, музыка — всё что угодно.

В сельских школах Забайкальского края не хватает учителей. Особенно преподавателей иностранных языков, химии и информатики. Молодых педагогов пугают маленькие зарплаты, отсутствие жилья и перспектив в маленьких селах. Спасать сельские школы остается "старая гвардия". Павел Волков, учитель школы на станции Яблоновая, преподает сразу шесть предметов.

Физика, математика, история, черчение, технология и музыка. Выбирая 40 лет назад профессию учителя, Павел Волков и не думал, что будет преподавать сразу шесть предметов.

"Ушел учитель истории, мне сказали ну возьми историю, пожалуйста, ты же много читаешь. Не было учителя информатики, ну ты же заканчивал, ну возьми информатику. Но музыка! А музыка это особый разговор".

Основная специализация Павла Юрьевича — физика и математика. Чтобы занятия по другим предметам тоже были интересными, он самостоятельно осваивает всё то, чему его не учили в ВУЗе. Если в школе не будут преподавать хотя бы один предмет из обязательной программы, директору и по совместительству жене Павла Волкова Ирине после каждой проверки придется платить штраф 50 тысяч рублей. А зарплата у нее 40 тысяч.

На работу супруги Волковы каждый день едут на электричке: сорок минут в одну сторону. Обоим уже под 60. Но выйти на пенсию не могут: оставить учеников некому. Молодежь в сельскую школу не идет.

Ирина Волкова, директор Яблоновской средней школы: "Мы не можем привлечь сюда специалиста, потому что первый вопрос — жилье какое — квартира в бараке? Трубки бросают".

Жалко бросать и саму школу, говорят Волковы. Они работают здесь уже четверть века, оба имеют высшую педагогическую категорию. А Ирина Геннадьевна отучилась еще и на специалиста по работе с умственно отсталыми детьми — в Яблоновской школе есть и такие. Павел Юрьевич, правда, пару раз увольнялся, но оба раза возвращался обратно.

Павел Волков: "Я уходил на производство, много лет отработал на производстве. Но тот микроб, который туда попадает, не дает оставаться за воротами школы, приходиться возвращаться".

Всего в школе 83 ученика. Для сельского учебного заведения даже много. Поэтому Ирина Волкова не может оформить статус малокомплектной школы. В этом случае, говорит она, можно было бы получать из бюджета региона субсидии и приобретать на них учебные пособия и оборудование. Закрытия школы Волковы не боятся: для этого нужно согласие общего сельского схода, а жители Яблоновой такого согласия никогда не дадут: иначе им придется возить детей в школу на соседнюю станцию.  


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты