Одно неосторожное движение и ты должник. Как мошенники берут липовые кредиты за наш счет? И кто и как с этим борется?

Ольга Арсланова: На этой неделе в одном из банков рассказали о громком случае мошенничества. Телефонные аферисты украли у доверчивой женщины 400 миллионов рублей – в несколько приемов. Представлялись и работниками банка, и сотрудниками ФСБ. Это невероятно богатый улов.

Но мошенники не стесняются и более скромных сумм. Средний их «заработок» – 10 тысяч за звонок. Наверняка каждому из нас хоть раз звонили странные люди с подозрительными запросами. Но в последний год мошенники стали особенно активны и беспардонны.

О самых популярных способах «развода» и о новых попытках с этим бороться – Анна Тарубарова

СЮЖЕТ

Анна Тарубарова, корреспондент: Телефонные мошенники объединили россиян в Интернете. Там множатся группы, где вместо юмористических роликов выкладывают разговоры с псевдоспециалистами банков.

Псевдоспециалист банка: Возможно, вы сообщали кому-либо такую информацию, как логин и пароль от вашего личного онлайн-кабинета, либо же PIN-код от вашей карты.

Кирилл Андреевич: Скажите, а кошка или собака могут быть источником утечки персональных данных?

Псевдоспециалист банка: Кирилл Андреевич, зачем вы меня сейчас такие вещи спрашиваете?

Анна Тарубарова: Более 60 миллиардов рублей в прошлом году подарили аферистам те, кто всерьез отнесся к подобным звонкам. А надо было или шутить, или бросить трубку.

Специалист банка: Если разговор начинается именно с таких фраз, типа того, что пытаются перевод сделать, кредит оформить, в личном кабинете у вас что-то меняют, какие-то персональные данные, то это все звонки от мошенников, не от наших специалистов.

Анна Тарубарова: Осознав, что их «раскусили», мошенники орудуют еще изобретательнее. Татьяну Овчинникову обманули молча.

Татьяна Овчинникова, жительница Нижнего Новгорода: Этот паспорт был вытащен из базы данных, и она его заполнила сама.

Анна Тарубарова: Она – это мошенница, которая брала кредиты по поддельному паспорту. Ошибки в заполнении фальшивки не помешали ей обогатиться за счет паспортных данных настоящей Татьяны, и более чем на миллион рублей. Всего 13 кредитов, почти все онлайн, и только в кировском банке – на 507 тысяч.

Татьяна Овчинникова: Мне пришлось нанимать юриста. Мне пришлось ездить самой, присутствовать на судебном заседании. И мне пришлось проводить судебную экспертизу, почерковедческую экспертизу, для того чтобы доказать, что это брала не я.

Анна Тарубарова: Мошенницу полиция вычислила. При обыске у нее обнаружили еще и СНИЛС Татьяны. Сейчас преступница под домашним арестом. А вот Татьяна почти два года мотается по судам и терпит убытки. Ее банковская карта арестована. Паспорт, пока идет следствие, она поменять не может. Как ее документы оказались в руках мошенников, она не знает. Паспорт был новый, вариантов немного.

Агван Микаелян, член совета директоров международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza: Или банк находится, грубо говоря, в преступном сговоре с тем, кто берет, или это такого уровня преступная халатность, что уму непостижимо. И осталось только понять: как паспорт-то к ней в руки попал? Мог попасть только из милиции, больше никак. То есть, может быть, дело не в банках? Может быть, в консерватории надо посмотреть?

Анна Тарубарова: Под прицелом мошенников и клиенты популярных городских сервисов.

Без фотосессии с паспортом воспользоваться каршерингом невозможно. На этапе регистрации один из московских сервисов требует три фотографии: главная страница, страница с пропиской и собственно селфи с документом.

Три минуты – и данные загружены. А отозвать их так же молниеносно не получится, даже удалив приложение. Нужно отправить заявление сотрудникам и ждать 30 дней.

Андрей Проскуряков узнал об этом, когда увидел свою фотографию двухлетней давности рядом со свежим кредитом, которого не брал. Его оформили мошенники по селфи с паспортом для каршеринга – 15 тысяч рублей.

Андрей Проскуряков, житель Москвы: Я с банками разобрался, а потом поменял паспорт в итоге, потому что если со всей России мне от каких-нибудь микрофинансов начнут «прилетать» и дальше долги, то я замучаюсь их решать.

Анна Тарубарова: От мучений избавит добровольный запрет на выдачу кредитов, то есть письменное заявление от гражданина с просьбой никаких денег банкам ему не выдавать. Законопроект о такой мере финансовой защиты сейчас рассматривают в Госдуме.

Антон Гетта, заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по финансовому рынку: Приходит, допустим, бабушка в медицинский центр, а ей говорят: «Купи вот такой-то крем – и у тебя все болезни пройдут». Денег у нее с собой нет – ей бумажку, кредитный договор. Она ее подписала, домой пришла и поняла, что всю пенсию теперь будет отдавать на выплату этого кредита. У нас такой случай в Ростовской области. Как раз с этого случая мы и начали заниматься законопроектом.

Анна Тарубарова: Отказаться от кредитов депутаты предлагают не только простым способом – через банковские приложения или сайт «Госуслуги». Те, кто обжегся на цифровых технологиях, смогут поступить по старинке – прийти и написать заявление лично. Но пока непонятно – куда. Депутаты рассматривают как банки (а их сотни), так и МФЦ.

Пока Госдума решает, Общероссийский народный фронт запустил сайт для ловли мошенников. Он так и называется – «Мошеловка». Она создана для сбора и дальнейшей передачи сведений куда следует.

Евгения Лазарева, руководитель проекта Народного фронта «За права заемщиков»: Важно, чтобы была правильно подготовлена доказательная база со стороны гражданина, чтобы подключился Банк России, чтобы правильно сработали правоохранительные органы, прокуратура, чтобы злоумышленник понес ответственность и был признан официально мошенником.

Анна Тарубарова: Поделиться своей историей на сайте может каждый, кто столкнулся с мошенничеством. А таких, по данным аналитиков, в России 90%. Столько же процентов, если у них украли до 10 тысяч рублей, никуда не сообщают. Если так и будет дальше, то процветание кибераферистам гарантировано.

Анна Тарубарова, Сергей Ялдин, Екатерина Ходасевич и Дмитрий Минеев, ОТР.

Ольга Арсланова: Жертвой мошенников стал и мой коллег по «ОТРажению недели» Константин Чуриков. Вот его история.

Константин Чуриков, ведущий ОТР: Я лишился сумки с документами, в том числе и паспорта. Позднее, через три месяца, я начал получать от разных коллекторских агентств «письма счастья». Я уже сбился вскоре со счета, сколько кредитов, как я узнал, взято было от моего имени. Это были и мелкие, и крупные банки. Суммы… Я даже не помню. Условно говоря, от 50 до 100 тысяч рублей.

Обращения в полицию результата хронически не давали. Я так понял, что я не один такой. В принципе, я сделал два вывода из этих историй.

Первое, что мне помогло, к счастью, – это обращение в прокуратуру как раз в электронном виде. Всем, кто столкнулся с этим, я посоветую именно это. Потому что главная проблема в том, что когда злоумышленники от вашего имени берут кредиты в разных учреждениях финансовых, очень сложно… обычно это все не объединяется в одно дело. А вот в этом как раз и состоит задача – чтобы полиция шла по нужному пути, чтобы это было одно уголовное дело.

Второе – это, конечно, необходимо так или иначе пройти почерковедческую экспертизу. Это тоже очень важно в доказывании, что вы не верблюд.

Ну и как у нас написано в положении в паспорте: храните паспорт в надежном месте.

Ольга Арсланова: По подсчетам специалистов, в России несколько сотен команд мошенников. Там, помимо организаторов, множество программистов, технических специалистов и непосредственно исполнителей. Мошенники часто действуют не в своей стране. Например, банда из Украины работает в России, а россияне – на Украине и в Белоруссии. Если и вычислят, их сложнее привлечь к ответственности. Да она часто мошенников и не пугает.

Максим Плетнев, партнер юридической фирмы «СМБ Консалт»: Уголовных дел мало, показательных, связанных с такими мошенниками. Потому что истории о том, что происходят мошенничества подобного рода, мы слышим очень часто, практически ежедневно в средствах массовой информации проходят такие истории. Но истории о том, как кого-то посадили и как кого-то наказали из этих мошенников, мы видим гораздо реже. Я бы даже сказал, что практически вообще не видим.

Ольга Арсланова: Почему же так сложно поймать телефонных мошенников? В полиции говорят: аферисты используют VPN и прокси-серверы, чтобы скрыть свои адреса, одноразовые SIM-карты, банковские счета, оформленные на подставных лиц, а выводят украденное в криптовалюты.

В пандемию число краж увеличилось почти на треть. Это данные Генпрокуратуры. Общее число таких преступлений достигло 136 тысяч – и это только зарегистрированные случаи. Раскрывается не более 6%.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)