Опасный водный транспорт

На этой неделе произошло страшное крушение на Волге. Это произошло в понедельник - в Волгограде столкнулись катамаран и баржа. Погибли 11 человек. В том числе, капитан прогулочного катера, бывший депутат гордумы Дмитрий Хахалев. По предварительным данным, ЧП произошло именно по его вине. Хахалев был пьян.

Он игнорировал световые и звуковые сигналы, которые подавал экипаж баржи.

На борту катамарана были 16 человек, а перевозить можно было не больше 12-ти. Спасти удалось только пятерых. Катер не был зарегистрирован и не состоял на учете с прошлого года. На нем не хватало спасательных жилетов.

Лодочная станция, с которой отправлялся затонувший катамаран, сейчас закрыта. Ее владелец арестован по уголовному делу о нарушении безопасности движения водного транспорта.

Какой транспорт в России самый опасный? По итогам прошлого года больше всего катастроф произошло с вертолетами.

А вот на втором месте - как раз водный транспорт. На нем ежегодно специалисты фиксируют более четырех тысяч нарушений.

И штрафы судовладельцев не останавливают. О правилах безопасности и о том, почему их нарушают, подготовил репортаж корреспондент ОТР Рустем Давыдов.

Михаил Кулик - в прошлом - следователь по особо важным делам военной прокуратуры Северного флота. Сейчас - капитан маломерного судна. Он всегда готов к плановым или внезапным проверкам.

Юрий Королев, инспектор первой категории Конаковского отделения государственной инспекции по маломерным судам МЧС России: «На маломерном судне должны находиться судовой билет - не обязательно оригинал, копия заверенная в установленном порядке и удостоверение на право вождения маломерным судном. В судовом билете вписаны все жилеты, рация, название судна.

Перед выходом в акваторию - обязательный для всех краткий инструктаж.

Михаил Кулик, судоводитель маломерного судна, специалист по правовому регулированию маломерного судоходства:

 - Добрый день, Рустем! Лодка -как и автомобиль, является источником повышенной опасности, поэтом прошу вас проявлять внимание, находясь внутри. В силу закона и это мое личное требование - все мои требования на борту обязательны к исполнению, даже если вам это не очень приятно. По судну перемещаться в случае необходимости. Ну, и желательно меня об этом предупредить: собираюсь пойти в гальюн, в каюту - пожалуйста, нет проблем, но я должен понимать, чтобы избежать лишних кренов и опасности.

Катер «Помор» отшвартовывается от причала. Капитан проверяет рацию. Для связи выделены десятки каналов - для радиообмена с диспетчерами шлюзов и береговыми службами, с другими судами, для подачи сигнала бедствия.

Михаил Кулик, судоводитель маломерного судна, специалист по правовому регулированию маломерного судоходства:

- 1 - 2 - 3 - 4 - 5. Проверяю связь. Ответьте, кто слышит.

- Белла 562 - слышит.

- Принял - спасибо за помощь.

Я слышу, когда круизный лайнер сообщает – «Делаю оборот в порту Кимры». И я точно знаю, подходя к Кимрам, что передо мной сейчас возникнет огромное 4-6 палубное судно. На какой бы скорости я ни шел - я ее сброшу и буду понимать, что произойдет.

На борту может быть установлен автопилот. Автоматика лишь помогает управлять судном, но не заменяет капитана. Он всегда должен следить за работой автопилота, показаниями радара, компаса.

Михаил Кулик, судоводитель маломерного судна, специалист по правовому регулированию маломерного судоходства: «Я могу здесь пить кофе. Встать, постоять. Отдохнуть. Но я всегда смотрю вперед. Техника дает сбои, она ошибается. Может волну принять за препятствие, начать резко «обруливать», я упаду, ударюсь, секунды потери сознания - лодка не контролируется.

Наш катер резко прыгает по волнам. 

 Михаил Кулик, судоводитель маломерного судна, специалист по правовому регулированию маломерного судоходства: «Это буксировщик разогнал волну. Без необходимости, оговоренной в правилах плавания по внутренним водным путям России - вышел на «судовой ход». По правилам маломерные суда должны двигаться за кромкой судового хода. Здесь идет трехсоттонное судно, если начать крутиться у него под носом - может выйти хуже, чем в Волгограде, уж простите за напоминание. 300 тонн повернуть и остановить гораздо сложнее, чем сманеврировать на лодке весом до тонны».

Одно из главных неписанных правил любого судоводителя - рассчитывать на то, что капитан соседнего судна не всегда знает или соблюдает правила плавания. 

Александр Илленко, инструктор яхтенной школы: «Бывают такие ситуации, когда ты не знаешь маневра лодки, что у него там на уме, за рулем кто сидит, может бон не трезвый, может не видит, может заснул - мало ли чего. Мы, как парусные суда - стараемся их сторониться. Пытаемся от них уйти, дать им свободную дорогу».

Итог нашего однодневного рейда по волжской акватории. Безопасность на воде во многом зависит от здравого смысла и дисциплинированности всех участников движения.

Все прописано в правилах плавания по внутренним водным путям России. Но пока у руководителей портов, яхт-клубов нет юридических инструментов для того, чтобы не допустить выхода в акваторию тех, кто может представлять опасность для других судов.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты