Особенности национальной охоты за деньгами. Как людям уцелеть и выжить? И что больше всего раздражает в капитализме по-нашему?

Гости
Александр Бузгалин
профессор Московского финансово-юридического университета

Константин Чуриков: Конечно, капитализм не должен быть диким, иначе этот капитализм съест не только нас, но и самого себя. Как с теми же «Честными Знаками». Вот это безудержное извлечение прибыли президент сравнил с выстрелом в ногу или в голову. Куда еще? По каким местам у нас стреляет капитализм? Ну, прежде всего – по кошельку.

С одной стороны – растущие цены, о которых мы уже говорили; с другой – уверенно падающие реальные доходы населения. Вот если совместить две кривые, которые сейчас вы видите, то вот какая загогулина получается, как говорил другой президент, при котором рынок и расцвел буйным цветом. И это все, заметьте, с 2014 года по сегодняшний день.

Сюда же пенсии. Если еще в начале недели Минтруд говорил об их уверенном росте выше уровня инфляции, то уже в среду Росстат заявил, что впервые с начала пенсионной реформы пенсии в реальном выражении – то есть с поправкой на инфляцию – пошли вниз.

Сюда же дорожащие лекарства, все более платная медицина, детские секции и кружки. У кого дети есть – тот поймет. Попробуйте просто найти бесплатный кружок или секцию рядом с вашим домом.

Сюда же кредиты и ипотечные займы. Это только кажется, что ипотека – великое благо. Но стоит вам ее взять – и вы, как тот же пенсионер, в одночасье скатываетесь в бедность. Ну и так далее. Примеров тут, конечно, может быть очень много.

А то, что люди беднеют – кого это волнует? Некоторые чиновники у нас открыто говорили, что государство ничего не должно и не просило нас рожать, и про макарошки, которые стоят всегда одинаково. Ну, в этом смысле они иногда себя ведут, как бизнесмены. Те тоже много чего наговорили.

В 2011 году один известный миллиардер сказал, что в России настоящий капитализм, при котором (я прямо процитирую) «полная эксплуатация человека человеком, и это нормально. Пусть государство осуществляет свои социальные функции, и выживает сильнейший. Слабым, неимущим, старикам, инвалидам и тупым помогает государство». Это была цитата.

Можно вспомнить и другого бизнесмена, которого в последнее время что-то не очень сложно, – про тех, у кого нет миллиарда, и куда эти люди потом идут. Так что у каждой гримасы рынка есть свое вполне конкретное лицо.

Ну а каково людям? На этой неделе мы обсуждали в прямом эфире, какой у нас в России капитализм. И вот лишь некоторые, наиболее приличные сообщения, которые присылали нам зрители.

Пензенская область: То, что с нами сотворили, с большим трудом можно назвать капитализмом, это грабиловка какая-то.

Москва и Московская область: У нас блатной феодализм.

Владимирская область: Наш капитализм ведет в рабовладельческий строй.

Тульская область: Капитализм у нас не голый – одет по последней моде и перебрался за бугор. Остался голый народ.

Рязанская область: Капитализм – это у олигархов, у остальных это называется «бардак».

Волгоградская область: Какой у нас капитализм? Сплошная спекуляция. Раньше за это сажали, а сейчас – бизнес.

Константин Чуриков: Нам могут сказать на это: «Мало ли кто что пишет». Но вот видеоопрос. О чем люди говорят уже на улицах?

ОПРОС

Владикавказ

– Меня возмущает все в рыночной экономике, абсолютно все: и рост цен на продукты, и рост цен на ЖКХ, очень необоснованный, и безработица, и социальная незащищенность людей.

Кунгур, Пермский край

– Платное образование. Я сама в этой системе работаю. Это невозможно. Сейчас очень много кружков, в которые хотели бы ходить дети, но они платные.

– Нехорошо это, наверное, что у нас все платно. Полисы выдают, чтобы было бесплатно, а в больницу придешь – там все платно.

– Дело не в том, что платно. Дело в том, что даже если платно, то это доступно далеко не для всех.

Липецк

– Меня бесит прежде всего некачественное предоставление услуг и высокая цена. Вот это самое главное. Вот это меня раздражает в рыночной экономике. А дальше уже детали.

– Дурдом полный в российской рыночной экономике.

– В продуктовый зашла – вышла. В аптеку зашла – вышла. Надо пятьдесят аптек обойти, чтобы хоть что-то подешевле где-то купить. Я живу одна и аж с ними ругаюсь по телевизору.

Константин Чуриков: Сейчас «вызываем подкрепление» – Александр Бузгалин, профессор Московского финансово-юридического университета у нас на связи. Александр Владимирович, здравствуйте.

Александр Бузгалин: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вы обратили внимание на прямо такой заметный градус озлобления у людей?

Александр Бузгалин: Это совершенно не случайно, потому что, действительно, уже 20 с лишним лет – да какое? – 30 лет в стране развивается варварская модель капиталистической системы, которая неизбежно возрождает и феодальные порядки, и по отношению к мигрантам полурабовладельческие порядки, вызывает действительно огромную социальную дифференциацию. Люди через 30 лет в богатой стране находятся в бедности. Безусловно, это их бесит и приводит в состояние возмущения, вполне закономерного.

Константин Чуриков: Мы показывали эти две кривые. Сейчас еще раз попрошу режиссеров это вывести. Реальные располагаемые доходы населения – что с ними происходит? И как растут цены на продукты? Получается вот этот знак. Что это вам напоминает? Какой у нас капитализм?

Александр Бузгалин: Ну, вы знаете, это один из российских крестов. У нас уже был такой крест, когда рождаемость падала, а смертность росла. У нас есть такая же ситуация с доходами, которые для бедного сегмента населения падают, а цены именно в этом сегменте – там, где люди должны покупать лекарства, платить за ЖКХ, покупать продукты питания, – именно здесь цены особенно быстро растут. И там это не 4%, а намного больше. Это, к сожалению, устойчивая закономерность.

И то, что есть целый слой… ну, на самом деле небольшой, тоненький слой, но тем не менее очень злых и владеющих основным богатством России миллиардеров (в рублях, а то и в долларах), и эти люди действительно считают всех тех, кто не имеют миллиардов, тупыми, неинициативными и так далее. Но в эту когорту «тупых» попадают учителя, если это не московская элитная гимназия. В эту когорту попадают ученые Академии наук. В эту когорту попадают врачи, особенно медицинские работники.

Константин Чуриков: Александр Владимирович, давайте о рецептах поговорим. Как сделать и можно ли вообще в принципе сделать капитализм в России цивилизованным? Или как раз ставим тот самый крест и как-то по-другому действуем?

Александр Бузгалин: Вы знаете, капитализм – это жестокая система. Я всегда был и остаюсь сторонником того, чтобы ему на смену пришло новое общество. И я не боюсь его назвать социалистическим. Только давайте сразу договоримся: Советский Союз – это была первая попытка движения по этому пути. Можно и должно сделать намного лучше. Но если о капитализме, то и его можно немножко улучшить. Проблемы останутся, противоречия будут, но улучшить можно.

Константин Чуриков: Александр Владимирович, а назад оглядываться нужно? Ведь первоначальное накопление капитала происходило по каким-то совершенно «левым» схемам. Совершенно не понятные люди пришли и стали владельцами заводов, предприятий – вот эта приватизация и так далее. Это нужно пересматривать? Или оставить как есть? Или что-то еще надо делать?

Александр Бузгалин: Ну, прежде всего, действительно, приватизация была грабительской. Об этом уже сто раз говорили, но про это надо помнить. Знаете, про преступления надо помнить, у них нет срока давности. Заводы продавали за 1% их реальной стоимости. И эти деньги часто брали в кредит под залог того завода, который покупают. Ну, совершенно варварская модель была.

К сожалению, это осталось во многом до сих пор. Очень много предприятий, которые паразитируют на природных богатствах и дешевизне рабочей силы, в нашей стране, а очень мало предприятий, которые бы всерьез развивали нашу экономику. Мы хвастаемся, что у нас нефть и газ – теперь только половина нашего экспорта. Ну, извините, а остальная половина – цветные металлы, сталь, в лучшем случае прокат. Оборудования очень и очень мало по-прежнему, не говоря уже о чем-то серьезном.

Есть рецепты. Уже даже академики говорят о том, что необходимо пятилетнее планирование. Сошлюсь на Аганбегяна, Порфирьева и других. Уже академики говорят о том, что нужна другая система распределения дохода, и миллионеров нужно облагать, как в Европе или как в Латинской Америке, как минимум тридцатипроцентным, а то и пятидесятипроцентным налогом, для того чтобы эти ресурсы пошли людям.

Константин Чуриков: Как нам добиться не прогрессивной шкалы даже, может быть, а прогрессивных зарплат? Что для этого нужно?

Александр Бузгалин: Для этого прежде всего нужно развитие современного производства – раз. И поддержка общественного сектора, который рассматривают часто как растрату ресурсов. Но ведь врач и учитель – они создают общественное богатство, главное богатство – человеческое развитие. Вот главный ресурс на самом деле любой экономики XXI века.

Константин Чуриков: Спасибо. Александр Бузгалин, профессор Московского финансово-юридического университета.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)