Отсидел за педофилию, вышел, переехал и убил двоих детей

Гости
Михаил Пашкин
председатель Московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии

Ольга Арсланова: Это «ОТРажение недели», мы продолжаем.

Всю Россию ужаснула новость об убийстве детей в Киселевске Кемеровской области. И в обществе снова начали задавать вопросы. Почему надзорные органы не справляются со своими обязанностями? Почему ни государство, ни общество, по сути, не могут защитить детей от преступников?

Вот как это произошло. Одноклассницы Настя и Ульяна 6 сентября гуляли после уроков. К ним подошел мужчина, назвал себя дядей Витей и предложил купить сладостей в ближайшем магазине. Это видео с камер наблюдения, как он расплачивается на кассе и уводит девочек.

На поиски школьниц вышел весь город. На следующее утро их нашли в заброшенном доме. Полиция быстро поймала убийцу. Им оказался 41-летний Виктор Пестерников, который уже отсидел 10 лет в колонии за насилие над ребенком. Теперь ему грозит пожизненный срок.

Фигурантами другого уголовного дела – о халатности – стали сотрудники полиции, которые должны были следить за этим преступником.

Должны были, но не следили. После освобождения Пестерникову запретили покидать его город и обязали регулярно отмечаться в полиции, но он без проблем смог ездить в соседний Киселевск, там работать и даже жить. А в день убийства полдня сидел с детьми на площадке, ходил с девочками по магазинам.

Почему это стало возможным? Поговорим с Михаилом Пашкиным, главой Московского профсоюза полиции и Росгвардии. Здравствуйте, Михаил.

Вот этот Пестерников 10 лет отсидел примерно за то же, а потом спокойно вышел на свободу, уехал в другой город, хотя не имел на это права, и, по сути, остался без контроля. Почему?

Михаил Пашкин: Ну, во-первых, потому что правоохранительные органы не отследили его перемещение, хотя обязаны были это сделать. И здесь вопрос еще вот в чем: было ли решение суда на эту тему, что он должен приходить и докладывать, где он находится? Вот здесь система дала сбой. Это первое.

Второе. Таких людей – их, в принципе, нужно либо пожизненно сажать… А если уж не посадили, то нужно вводить судебные ограничения, то есть чтобы он не приближался ближе 100 метров к детским площадкам, к школам и так далее, чтобы он сидел дома с 8 до 6, допустим, с 8 вечера до 6 утра или до 8 утра – это уже на усмотрение суда. И чтобы обязательно на нем был браслет.

Ольга Арсланова: Судебное ограничение кто будет отслеживать? Вот сейчас говорят: он просто не приходил на учет. Это что, биржа труда, где преступник приходит и отмечается?

Михаил Пашкин: Не пришел – сразу сел. Все! Никаких проблем. Но участковые, я так понимаю, правоохранители, они просто не хотят или не могут работать. Просто не хотят, скорее всего.

Ольга Арсланова: Спасибо за разговор. Это был Михаил Пашкин.

Преступники, вроде Пестерникова, не исправляются и не раскаиваются. Об этом часто говорят психиатры. Об этом говорят и те, кто хорошо знает тюремную жизнь. Мы пообщались с Сергеем, автором популярного в Рунете блога «Записки бывшего преступника». Он отсидел в тюрьме 14 лет за мошенничество, много общался с разными заключенными и ни разу не встречал искреннего раскаяния педофила. Разговор по понятным причинам был не на камеру.

Сергей, автор блога «Записки бывшего преступника»: Я такие случаи не знаю и не встречал, и даже не слышал. Единственное, что я знаю два настоящих случая – это когда педофилы, два взрослых мужчины, один, когда ему прокурор запросил 15 лет лишения свободы, не дожидаясь приговора, он повесился в тюрьме, то есть понимая, что его ждет, а второму дали, я не помню, то ли 12, то ли 13 лет, и он вскрыл себе вены и тоже умер. То есть – самоубийство.

Я думаю, тут речь идет не о раскаянии, а именно о том страхе, что предстоит дальше. Там раскаяния нет. То есть многие даже не понимают, за что они сидят. То есть они считают это нормальным. У них, по-моему, какой-то сдвиг в голове. Все вот эти ребята маньячного вида, они сидят в отдельных камерах, где кругом их окружают точно такие же. Когда уже приговор вступает в законную силу и он попадает в колонию, то, как правило, 90% из них сами добровольно уходят, скажем так, в низшую касту – «обиженные» так называемые. И никто их не трогает по той простой причине… ну, потому что ни один нормальный человек не хочет, чтобы ему добавили срок. Никому не нужны лишние проблемы.

Ольга Арсланова: И после трагедии в Киселевске депутаты внесли в Думу законопроект о пожизненном сроке для педофилов. Рассматривать его будет уже новый состав парламента.