Пандемия подорвала уверенность в завтрашнем дня. Тяжелее всех приходится малому и среднему бизнесу

Пандемия подорвала уверенность в завтрашнем дня. Тяжелее всех приходится малому и среднему бизнесу | Программы | ОТР

малый бизнес, пандемия, экономика

2020-12-20T17:13:00+03:00
Пандемия подорвала уверенность в завтрашнем дня. Тяжелее всех приходится малому и среднему бизнесу
Реальные новости. Какие еще события уходящей недели запомнились жителям нашей страны?
Во вторник в стране прошел День защитника Отечества. Как отмечали праздник военные?
Где лучше? Качество жизни и рейтинг городов для комфортной жизни в России
Угольное проклятье Сибири. Почему Красноярский край и Хакасия обречены жить без газа и причём тут чёрное небо?
Китай за 40 лет победил бедность. «Мы тоже не будем опускать руки», - заявил Дмитрий Песков. Что такое бедность в России?
Снег выпал - разгул зимы в России. Когда расчистят дороги? И почему нормальные снегопады у нас стали называть «аномальными»?
ОТРажение недели. Полный выпуск. 28.02.21
В четверг не стало народного артиста Андрея Мягкова
Аграрии Кубани провели митинги в поддержку экономического курса страны
А что с погодой? Зимние сюрпризы
Гости
Вячеслав Яковлев
акционер завода «Кубаньжелдормаш»
Артём Белов
генеральный директор «Союзмолоко»
Анна Богаделина
генеральный директор ОАО Хлопчатобумажный комбинат «Шуйские ситцы»

Ольга Арсланова: Пандемия подорвала уверенность в завтрашнем дне. Но тяжелее всех приходится малому и среднему бизнесу.

Громко о своих проблемах заявляют рестораторы. Работники этой отрасли, например, в Санкт-Петербурге на этой неделе заявили: многие из заведений этот трудный год не переживут. Власти города ввели жесткие ограничения на работу общепита, в том числе и на время новогодних праздников. Сотни рестораторов Петербурга заявили о намерении работать в Новогоднюю ночь вопреки запрету городских властей. Рестораторы заявили, что будут работать даже в присутствии полиции и Роспотребнадзора. Ну а врачи предупреждают: такая акция приведет к «лавине заболеваемости».

Мы сочувствуем рестораторам и другим работникам сферы услуг, однако тяжело приходится не только им, и далеко не только они формируют экономический каркас в стране. У многих производителей снизились объемы, стало меньше контрактов, но не все привлекают к себе внимание жалобами.

Как работают в новых условиях промышленные предприятия в разных регионах? Сейчас с нами на связи гендиректор «Союзмолоко» Артем Белов, генеральный директор торгового дома «Кубаньжелдормаш» Вячеслав Яковлев и генеральный директор хлопчатобумажного комбината «Шуйские ситцы» Анна Богаделина. Здравствуйте, уважаемые гости.

Расскажите, пожалуйста, как ваши предприятия переживали пандемию. Артем Сергеевич, давайте с вас начнем.

Артем Белов: Если подводить итоги (а мы можем уже, наверное, подводить итоги) 2020 года, то для пищевой индустрии, наверное, он был лучше, чем мы ожидали в начале года. В марте, в апреле, когда началась вот эта история с COVID, началась пандемия, были такие очень алармистские прогнозы относительно ситуации на рынке, относительно спроса и так далее. В целом год оказался лучше.

И, наверное, это связано прежде всего с тем, что прогнозировавшегося в начале года снижения спроса, по большому счету, не произошло. Люди есть не перестали. Более того, на самом деле потребление целого ряда продуктов, целого ряда категорий продукции даже увеличилось. Можно сказать, что год был лучше, чем мы ожидали в начале года.

Но целый ряд системных рисков, которые существовали и существуют в связи с пандемией, которые были, в принципе, нивелированы вот теми факторами, о которых я говорил, сохранились. И 2021 год, боюсь, будет очень сложный, очень непростой для большого количества производителей. Мы прогнозируем, что снижение валового внутреннего продукта приведет к снижению реальных располагаемых доходов и в 2021 году в полной мере отразится на снижении спроса.

Ольга Арсланова: Продолжаем беседу с Вячеславом Яковлевым. Вячеслав Владимирович, «Кубаньжелдормаш» – это машиностроительный завод с вековой историей. Наверняка были сложные времена. Что вы можете сказать об этом 2020-м, на который жалуются очень многие производители?

Вячеслав Яковлев: Я, с точки зрения производства, жаловаться не буду.

Ольга Арсланова: С точки зрения продаж.

Вячеслав Яковлев: Только болеем все. А так, в принципе, это большие потери. Людей мы и физически теряем, и болеем, и так далее.

Я сейчас послушал Артема Сергеевича. Я теперь понимаю, почему у нас наверху все убеждены, что у нас все замечательно. Вы знаете, под конец года вообще провал полный. Я не знаю, как у других, а у нас конец года – провал. Четвертый квартал – вообще ничего нет.

Продукты питания, конечно, нельзя сравнивать с машиностроением. Действительно, потребление сильно не падает, тем более все по домам сидят. А что касается тяжелой, наукоемкой продукции, металлоемкой продукции, то здесь ситуация очень нехорошая. Я думаю, что первые звонки уже пошли. Если 2020 год – по инерции еще продолжение предыдущих каких-то инвестконтрактов и прочего, то дальше, я думаю, в 2021 году, наверное, мы хлебнем. Ну, будем надеяться на лучшее.

Ольга Арсланова: А вам удалось сохранить коллектив в итоге?

Вячеслав Яковлев: Да, коллектив сохранить удалось. Ну, чтобы понимать, что такое коллектив машиностроительного завода: даже если у вас нет возможностей, вы все равно должны его сохранять, потому что потеря каждого человека – это потом полгода поиска. А некоторых и пять лет можно искать. Понимаете, это очень тяжело. Инженеры, люди, которые руками работают, при этом голова еще подключена, – сегодня таких единицы, их мало готовят.

Ольга Арсланова: Анна Викторовна, расскажите, как были дела у вашего предприятия. Потребители отказывали себе в покупке постельного белья, тканей? Или все-таки как-то удалось удержать уровень?

Анна Богаделина: В начале года совершенно непредсказуемо ситуация развивалась, но продукция легкой промышленности оказалась очень востребованной в период первого локдауна, когда останавливалась экономика, когда закрывались торговые центры. И на фоне этого наша традиционная продукция (а в случае «Шуйских ситцев» это комплекты постельного белья, хлопчатобумажные ткани) на полки уже перестала попадать, магазины были закрыты.

Тем не менее мы не остановились ни на один день, мы продолжали работу, так как из наших тканей начала отшиваться защитная одежда для медицинских работников, для людей, которые были задействованы в контакте с больными людьми, маски. То есть мы полностью переориентировали производство на выпуск этой продукции. Это, конечно же, существенно могло поддержать занятость и продолжать работать.

Ольга Арсланова: Уважаемые гости, вопрос вам всем. Как вам кажется, вот этот тяжелый год, который действительно стал вызовом для бизнеса, – это проверка на прочность, и с рынка уходят действительно самые слабые? Или есть объективные сложности, с которыми даже хорошие и крепкие предприятия могут не справиться? Артем Сергеевич.

Вячеслав Яковлев: У нас в российской экономике нет понятия «слабое предприятие». У нас, наоборот, сильные все сгинут, а слабые себе на «господсосе» останутся. В этом и проблема всей нашей экономики. Поэтому надежда на пищевиков, которые на экспорт могут продавать. То есть они молодцы, работают.

Я, если честно, вот сейчас Анну Викторовну слушал… Ну, я не завидую ей, потому что я прекрасно понимаю, как она столкнулась с этими проблемами. Хорошо, что сейчас вся эта медицинская тема пошла. А так, конечно, фактически всю розницу позакрывали резко. Ну, это очень тяжело.

Анна Богаделина: Насчет того, кто выживет, а кто останется. Ну, на самом деле очень многое зависит от команды и от тех целей, которые ставит перед собой эта команда. В любых условиях можно найти решение и остаться наплаву.

Артем Белов: Я тоже хотел бы прокомментировать ваш вопрос, потому что мне кажется, что у нас есть некие долгосрочные системные риски. Да, люди не перестали есть. Да, были определенные механизмы, которые позволили придержать в хорошем положении пищевую индустрию и агропромышленный комплекс в 2020 году. Но я еще раз говорю: риски долгосрочные существуют, и они очень существенные.

У нас серьезно растет себестоимость, в том числе из-за слабого рубля. По моим оценкам, только в нашем секторе по итогам года рост себестоимости составит от 12 до 15%. Следующий год будет сложнее для пищевой индустрии, чем 2020-й, потому что, еще раз повторюсь, тех факторов, которые сыграли позитивную роль в этом году, в следующем году их уже не будет, а себестоимость будет продолжать расти. Поэтому следующий год я вижу, конечно же, очень тяжелый. И, наверное, не все этот год переживут.

Ольга Арсланова: Да, риски есть. Ну, кто боится рисков – тот бизнесом в России не занимается. Удачи вам! Спасибо большое. Артем Белов, Вячеслав Яковлев, Анна Богаделина были с нами в эфире.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)