Первым делом самолёты. Встреча Путина и Лукашенко. Как у всех прибавилось хлопот после всего одной посадки в Минске

Гости
Елена Ведута
заведующая кафедрой стратегического планирования и экономической политики факультета государственного управления МГУ им. Ломоносова

Константин Чуриков: В пятницу в Сочи с официальным визитом к Владимиру Путину прибыл президент Белоруссии Александр Лукашенко. Встреча была запланирована еще до наделавшей много шума экстренной посадки самолета Ryanair в Минске. Но в первые же минуты встречи Александр Григорьевич заговорил именно о ней. Ну и по традиции, как это уже бывало не раз, привез доказывающие правоту Минска документы.

Александр Лукашенко, президент Белоруссии: Я покажу Вам некоторые документы, Вы поймете, что там происходит и происходило. Идет попытка раскачать ситуацию до уровня августа прошлого года.

Владимир Путин, президент России: Самолет президента Боливии в свое время посадили, президента вывели из самолета – и ничего, тишина.

Александр Лукашенко: Да, совершенно верно. А с Россией в Турции, помните? В Сирию летел самолет. Якобы оружие. Посадили, досмотрели. Никто не кричал. Ну, досмотрели и досмотрели. Ваше суверенное право. Просто понятно, чего от нас хотят эти наши западные друзья. Что тут обсуждать? Но нет тех высот, которые большевики не брали. Возьмем и мы.

Владимир Путин: Хорошо.

Константин Чуриков: Переговоры продолжались два дня и завершились морской прогулкой. В ней поучаствовал и сын Лукашенко Николай. К этому моменту, как сообщает пресс-служба Кремля, президенты обговорили общие подходы к таможенному и налоговому режиму Союзного государства. И еще (вот это, наверное, самое главное) Россия пообещала в ближайшее время перечислить Белоруссии 500 миллионов долларов – это вторая половина кредита, одобренного в декабре. Президенты также договорились, что в расписании белорусской авиакомпании «Белавиа» появятся новые рейсы в города России.

А теперь – суть истории, которая по-прежнему вызывает много сомнений, уже взволновала мир, перекроила карту полетов и отбросила Белоруссию в плане сотрудничества с Западом на десятилетия назад. О приземлении лайнера и о вопросах, которые повисли в воздухе – репортаж Антона Дадыкина.

СЮЖЕТ

Антон Дадыкин: Boeing 737-800 авиакомпании Ryanair совершил экстренную посадку в Минске в прошлое воскресенье около двух часов дня. Пассажирский лайнер прервал полет по маршруту Афины – Вильнюс после сообщения о бомбе на борту. По версии Белоруссии, авторы англоязычного электронного письма угрожали взорвать самолет над Вильнюсом, если Европейский союз не откажется от поддержки Израиля в противостоянии с ХАМАС. Палестинская организация позднее опровергла причастность к анонимке.

Александр Лукашенко: ХАМАС, не ХАМАС – это сегодня не имеет значения. У экипажа было время, чтобы принять решение. Мы предложили помощь. Командир экипажа, заметьте, четверть часа думал, советовался с хозяевами (мы это знаем) и сотрудниками аэропорта в Вильнюсе. За это время самолет пролетел до Лиды, и за Лидой, уже у границы с Литвой, развернулся и пошел на посадку в Минск. До Вильнюса оставалось около 70 километров. Фактически с большой высоты самолет должен заходить на посадку – что он и должен был делать. А до Минска – около 200 с разворотом. И все это выглядит по меньшей мере нелогично.

Антон Дадыкин: У президента Белоруссии есть только одно логичное объяснение: аэропорты Вильнюса, Афин, Львова и Киева отказались принимать заминированный лайнер. Сообщение о бомбе поступило в Минск через сервер швейцарского интернет-провайдера. Эта компания утверждает: «Анонимка была отправлена после того, как борт Ryanair изменил курс. Также неясно, когда возле самолета появился истребитель белорусских ВВС – до или после маневра.

Артем Сикорский, директор Департамента по авиации Министерства транспорта и коммуникаций Белоруссии: Никакого давления либо принуждения к посадке воздушного судна не было.

Ангела Меркель, канцлер Германии: Мы видели принудительную посадку лайнера с целью арестовать представителя белорусской оппозиции Романа Протасевича. Любые иные версии выглядят абсолютно неправдоподобными.

Антон Дадыкин: Протасевич – один из создателей телеграмм-канала NEXTA. Этот ресурс признан в Белоруссии экстремистским. Перед посадкой в Минске и своим задержанием оппозиционер успел написать в соцсетях о подозрительном русскоязычном мужчине – тот у стойки регистрации в афинском аэропорту пытался сфотографировать его паспорт. Спецслужбы Греции просмотрели записи с камер видеонаблюдения, однако описанного эпизода не нашли.

Бомбы в лайнере Ryanair тоже не оказалось. К вечеру самолет отправился в Вильнюс. В Минске добровольно остались четверо пассажиров. Западные СМИ назвали их сотрудниками КГБ Белоруссии, а гостелевидение страны – обычными путешественниками.

Сергей Кулаков, житель Витебска: Из Вильнюса мне в любом случае нужно было возвращаться назад в Минск и дальше в Витебск к своей семье, поэтому мне было просто нецелесообразно дальше следовать тем же самолетом.

Антон Дадыкин: Вместе с Протасевичем в минский СИЗО попала и его подруга – россиянка София Сапега. Обоих арестованных подозревают в экстремизме, а Протасевича – еще и в организации массовых беспорядков летом и осенью прошлого года.

Урсула фон дер Ляйен, председатель Европейской комиссии: Роман Протасевич должен быть немедленно освобожден. Власти Белоруссии несут ответственность за его здоровье, а также за здоровье его подруги Софии Сапеги. Это нападение на демократию. Это нападение на свободу слова. Это нападение на европейский суверенитет.

Антон Дадыкин: Демократия подверглась нападению накануне планового саммита лидеров Евросоюза, так что они немедленно одобрили новые санкции против Белоруссии.

Эмманюэль Макрон, президент Франции: Мы решили ужесточить индивидуальные и экономические санкции, закрыть воздушное пространство Евросоюза для белорусских лайнеров и рекомендовать всем европейским авиакомпаниям не летать над Белоруссией. Мы предлагаем провести независимое международное расследование этого дела.

Антон Дадыкин: Небо ЕС перестало быть доступным для Белоруссии. В среду такой же запрет ввела Украина. Уже в четверг количество западноевропейских бортов над республикой сократилось на треть. Авиакомпании из России, Китая и США продолжают полеты через Белоруссию в прежнем режиме.

Антон Дадыкин, ОТР.

Константин Чуриков: Зритель любит детективные фильмы. Приятно смотреть картину, заранее зная, чем она кончится. Но вот в этой истории не видно конца. В среду и четверг были новые серии белорусского детектива, их снимали уже в России. Наша страна не пустила в свое воздушное пространство лайнеры Air France и «Австрийских авиалиний», которые хотели облететь территорию Белоруссии. В пятницу Росавиация предупредила, что время оформления подобных облетов может увеличиться из-за большого количества запросов.

Ну в чем тут причина? Политика? Или правда новые карты полетов – дело небыстрое?

Олег Смирнов, заслуженный пилот СССР, председатель Комиссии по гражданской авиации Общественного совета Ространснадзора: Что такое «получить разрешение»? Если он просит какой-то крюк сделать и в другом месте пересечь границу, надо согласовать это с атомщиками, есть ли атомные электростанции на пути. По всем международным документам над атомными электростанциями полеты запрещены для любых летательных аппаратов.

Дальше – есть ли там какие-то запретные зоны другого порядка. А могут быть всякого рода: ученые, какие-то научные и так далее. Нет ли там военных объектов, которые представляют опасность для гражданской авиации. Это все надо согласовывать. А что это значит? Это надо с одним министерством, со вторым, с третьим, с пятым, с десятым. То есть это требует времени. А когда это не одно обращение, то это время, помноженное на количество этих обращений.

Поэтому и небольшие задержки. Это не отказы, это не отказы, а просто задержки.

Константин Чуриков: Это и задержки, и издержки. Уже подсчитано: облет Белоруссии удлиняет продолжительность рейсов в среднем на 10–15 минут, в некоторых случаях – на полчаса. А это все дополнительный расход топлива. Значит – рост цен на некоторые направления зарубежных авиакомпаний.

Ну а по россиянам больше ударит запрет для лайнеров «Белавиа» летать в Евросоюз. Во время коронавируса Белоруссия стала для наших граждан чуть ли не главным пересадочным пунктом, откуда можно было попасть в остальной мир. Вот теперь этот остальной мир для нас совсем сузился. А страны, с которыми мы постепенно возобновляем авиасообщение, нас, признаемся честно, не ждут.

Из-за чего же все это случилось? За неделю мы выслушали самые разные версии. Чтобы была понятна их амплитуда, сначала – о внешних врагах.

Итак, версия № 1: западные спецслужбы подставили Лукашенко.

Владимир Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ: Скорее версия, мне кажется, что, в общем-то, их подставил или спровоцировали. Ничего другого не оставалось. Но когда они действительно увидели Романа – ну что же, они будут его отпускать? Его арестовали. А после этого все закрутилось.

Можно предположить с достаточно высокой степенью вероятности, что все-таки, что ли, вот это сообщение, всю эту историю заварил кто-то со стороны. То есть это могло быть знаменитое МИ-6, это могли быть структуры Польши, Литвы.

Надо сказать, что ребята с фантазией. Такие красивые, фантастические, но, конечно, мерзкие провокации они вполне готовы делать.

Константин Чуриков: Версия № 2: никто не подставлял Александра Григорьевича. «Мы ему, конечно, верим, но в этой истории не все гладко», - намекнул нам член Совета по внешней и оборонной политике России Александр Михайлов.

Александр Михайлов, член Совета по внешней и оборонной политике: Александр Григорьевич собрал свой политистеблишмент, выступил со страстной речью. Я внимательно слушал. Излагает он логично, логично. Но опять-таки мы прекрасно понимаем, что в любой ситуации есть подводные камни и есть скелеты в шкафу. Вот какие скелеты вылезут после этого, мы еще не знаем. Давайте примем точку зрения Александра Григорьевича, а сами будем иметь в голове что-то другое.

Константин Чуриков: Уже говорилось, что по самым разным странным причинам лайнеры в мире сажали много раз. Про самолет президента Боливии упоминалось. Ну и дело, кстати, тогда было не в президенте – западные спецслужбы искали Эдварда Сноудена, перебежчика из ЦРУ. А он в этот момент находился в России. В итоге мы его и приютили. Была история с посадкой рейса Москва – Дамаск в Стамбуле. Турки тогда искали и вроде бы обнаружили на борту комплектующие для систем ПВО. Ну, были еще, наверное, и десятки примерно таких же загадочных случаев.

Что касается белорусского блогера, вот этого Протасевича, которого сняли с самолета в Минске. Можно сказать, что парню еще, в принципе, повезло. Мы, конечно, ни на что не намекаем, но, вообще-то, история спецслужб знает самые разные методы борьбы с врагами.

Ну, достаточно вспомнить убийство Троцкого в Мексике агентами НКВД. Там тогда подошли творчески: почти полгода убийца изображал жениха секретарши Троцкого. Можно вспомнить «Моссад», израильскую разведку, которая с 50-х по 70-е искала, похищала или уничтожала нацистов на территории других государств, в частности в Аргентине.

Ну а сейчас – портрет нынешнего задержанного и уже арестованного. Итак, Роман Протасевич, 26 лет, сын преподавателя кафедры идеологии Военной академии Белоруссии. В 2014 году находился в составе украинского националистического батальона «Азов», запрещенного в России.

В 2015 году вместе с еще одним блогером создал YouTube-канал, а затем Telegram-канал NEXTA. Именно он и стал интернет-площадкой, главной интернет-площадкой для тех, кому не нравится Лукашенко. Летом прошлого года после президентских выборов оттуда распространялись не просто призывы выходить на улицу, а детальные инструкции: как улицы перегораживать, как делать «коктейль Молотова», как на милицию нападать и потом от нее прятаться.

Ну а теперь – откуда это все берется? Вот есть одна книга, написанная именитым американским профессором. Совпадение или нет, но после перевода на арабский случилась «Арабская весна». То же самое потом было с некоторыми другими ее переводами. Мы специально не будем ее называть, чтобы не рекламировать. Кстати, это пособие не запрещено в России. Видимо, для удобства читателей книгу можно запросто найти в Интернете и бесплатно скачать.

Андрей Масалович, президент консорциума «Инфорус», специалист по кибербезопасности: У нас сейчас проблема не в том, что надо сделать недоступным плохую или вредную литературу. Проблема в том, что недостает хороших методичек – раз. И, если хотите, как это по-дурацки ни звучит, недостает военных пропагандистов. Потому что то, с чем мы сейчас столкнулись, вообще-то, называется «военная пропаганда». То есть противник «промывает» мозги аудитории, а нам противопоставить нечего.

Константин Чуриков: Ну а сейчас поговорим с Еленой Ведутой – это заведующая кафедрой стратегического планирования и экономической политики факультета государственного управления МГУ.

Елена Николаевна, здравствуйте.

Елена Ведута: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Я помню, вы нам говорили в эфире, что вы тоже изучаете тему «цветных» революций и вам есть что нам нового по этому поводу рассказать. Что такого глобально нового вы узнали об этой проблематике?

Елена Ведута: Ну, поскольку события, которые произошли летом в Белоруссии, меня лично очень тронули, потому что это моя родина, Белоруссия, и мне бы очень не хотелось, чтобы вдруг Белоруссия отошла от России туда, ближе к Западу, я хочу, чтобы мы были всегда вместе.

Более того, я прекрасно понимаю, что те люди, которые шли под лозунгами «цветной» революции, молодежь, к сожалению, сегодня имеют определенное клиповое мышление благодаря всем нашим реформам в образовании – вот это знаменитое стандартное ЕГЭ. И ими очень легко манипулировать, что NEXTA доказала с большим успехом. А манипулируют почему? Потому что молодежь идет и о последствиях не думает.

Ведь на самом деле смена власти в Белоруссии означала бы просто приватизацию госсобственности, которая еще достаточно большая в Белоруссии. А второе – это просто лишить всех трудящихся социальных гарантий. То есть, признавая, что действительно экономика Белоруссии испытывает огромные трудности в силу ручного управления (кстати, и у нас ручное управление), то винить можно легко во всем того, кто стоит во главе данной системы управления. Ну, как говорят – царя или диктатора. Как угодно можно обозвать. Это, кстати, везде, во всех странах мира. И поэтому, меняя того, кто стоит наверху, приводя другую партию, которая еще более цинично, значительно цинично будет грабить народ, – это очень удобная позиция.

В Советском Союзе, знаете, мы были настолько наивные. Мы честно занимались наукой. У нас были прекрасные инженеры, которые изобретали машины новые. Нам равных в мире не было по части достижений научно-технического прогресса. И мы занимались, в общем-то, экономикой. Это серьезная наука. Это не болтология, а это действительно наука, координация связей производителей нашей страны. Как обеспечить рост качества жизни? – это первый вопрос, который стоит перед экономикой. То есть у нас была совершенно другая фундаментальная направленность исследований.

Пока мы решали сложнейшие научные задачи, в это время в Штатах, знаете, как из табакерки, выскакивали очередные махинаторы, которые считают, что манипулирование сознанием – это и есть демократия. Самый главный вопрос: а как противостоять вот этим манипуляторам? Задаю его всем нашим политологам, поскольку у нас так получилось, что экзамены идут совместно – наша кафедра стратегического планирования и кафедра политического анализа. Они не дают ответа. Тогда зачем вы изучаете политологию? Это серьезный вопрос. Вы же обязаны дать ответ.

Константин Чуриков: А ваш ответ какой, Елена Николаевна? Ваш ответ какой?

Елена Ведута: Говорить людям правду. Дело не в смене лидера. Дело в трансформации, причем эволюционной, самой системы управления, в которой мы живем, потому что без этого любой, кто придет, следующий, он будет еще хуже делать людям, потому что он останется в той же системе, но уже на более низком уровне развития, спускаясь вниз. И речь-то идет о том, чтобы мы все вместе без всяких этих стычек, спокойно решали серьезнейшие экономические проблемы.

А они в это время, пользуясь тем, что их много, манипулируют сознанием: «Давай иди! Все круши! Бери власть в свои руки!» Ну и пришел, и сидишь ты там. И что ты понимаешь в этом? И дальше будет страна идти вниз. Тут же серьезный вопрос стоит об образовании, о том, какая идеология должна быть у страны.

А так, когда приходят очередные через 30 лет… Как у нас был 91-й год, кричали: «Рынок, конкуренция – всем будет счастье!» Какой рынок? Какая конкуренция? Когда все захвачено транснациональными корпорациями, которые держат глобальную власть через методы монетаризма в своих руках, о какой свободе идет речь? Это же была ложь, людям врали.

Константин Чуриков: Спасибо вам большое, спасибо большое, Елена Николаевна.

Елена Ведута, заведующая кафедрой стратегического планирования и экономической политики факультета государственного управления МГУ имени Ломоносова.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)