Почему ежегодно в России замерзают жители многоквартирных домов и целых поселков? И почему тарифы на тепло и электричество каждый год только растут?

Почему ежегодно в России замерзают жители многоквартирных домов и целых поселков? И почему тарифы на тепло и электричество каждый год только растут? | Программы | ОТР

тепло, электричество, тарифы

2020-12-06T17:02:00+03:00
Почему ежегодно в России замерзают жители многоквартирных домов и целых поселков? И почему тарифы на тепло и электричество каждый год только растут?
Реальные новости. Какие еще события уходящей недели запомнились жителям нашей страны?
Во вторник в стране прошел День защитника Отечества. Как отмечали праздник военные?
Где лучше? Качество жизни и рейтинг городов для комфортной жизни в России
Угольное проклятье Сибири. Почему Красноярский край и Хакасия обречены жить без газа и причём тут чёрное небо?
Китай за 40 лет победил бедность. «Мы тоже не будем опускать руки», - заявил Дмитрий Песков. Что такое бедность в России?
Снег выпал - разгул зимы в России. Когда расчистят дороги? И почему нормальные снегопады у нас стали называть «аномальными»?
ОТРажение недели. Полный выпуск. 28.02.21
В четверг не стало народного артиста Андрея Мягкова
Аграрии Кубани провели митинги в поддержку экономического курса страны
А что с погодой? Зимние сюрпризы
Гости
Константин Крохин
председатель Союза жилищных организаций Москвы

Ольга Арсланова: Но и без ледяных дождей зима становится каждый год стихийным бедствием в России, каждый раз приходит неожиданно – и целые поселки остаются без тепла и света. Да что поселки? Многоквартирные дома в региональных столицах! Где-то управляющая компания не успела подготовиться к холодам, а где-то вообще перестала работать.

Татьяна Григорьянц – о непредсказуемой российской зиме и предсказуемых последствиях.

СЮЖЕТ

Свердловская область, Екатеринбург

– Купили теплую пижаму, она двойная, флисовая, потому что иначе собака просто жмется к обогревателю и не отходит абсолютно от обогревателя.

Татьяна Григорьянц: От обогревателя не отходят ни животные, ни хозяева. Один из домов района Уралмаш, пожалуй, сделал выручку магазинам теплой одежды и обогревательной техники Екатеринбурга этой зимой.

Алла Ковалева, жительница Екатеринбурга: В прошлом году у меня в комнате было очень тепло, я даже открывала постоянно балкон. А в этом году настолько холодно, что постоянно… Пришлось купить этот теплый халат. Хожу постоянно в этом халате.

Татьяна Григорьянц: Все началось с того, что накануне отопительного сезона началась смена управляющих компаний: старая – «Екадом» – обанкротилась, а на ее смену пришла новая – «Единый Екатеринбург». Но единства с жильцами не получилось. За несколько месяцев управления многоэтажкой в доме не было сделано ничего. В итоге местные умельцы-соседи сами продували трубы – при том, что счета по 6,5 тысячи за отопление продолжают исправно платить.

– Здесь мы видим сейчас подачу тепла, которое подается городом. Подача идет – 70 градусов. Это у нас обратка, обратная труба отопления – возвращается 50 градусов. То есть разница в 20 градусов.

Татьяна Григорьянц: Ситуацию домовые кулибины в корне не меняют, тепла в доме по-прежнему нет. Сейчас жильцы многострадального дома активно ищут новую управляющую компанию и надеются ее найти еще этой зимой.

Свердловская область, Зональный

Мария Клебанская, жительница поселка Зональный: Отошли обои. Видите, холодина такая. И плитка на потолке отошла.

Татьяна Григорьянц: Не начался отопительный сезон в этом году и для нескольких семей Свердловской области. Мария Клебанская не снимает сапоги и шапку ни днем, ни ночью. С учетом обогревателей температура в доме едва поднимается выше 15 градусов. А ведь недавно по федеральной программе ей бесплатно установили газовый котел.

Мария Клебанская: Мы столкнулись с проблемой того, что нам выделены денежки (по 100 тысяч) из Свердловска на установку котлов, но с нас еще горгаз собирает по 10, по 12 тысяч – с кого как. И пишут: «За врезку газа». Но у нас газ проведен, врезка уже сделана.

Татьяна Григорьянц: Согласились заплатить за врезку большинство собственников. Но люди уверены, что эта услуга была включена в стоимость монтажных работ и уже оплачена из бюджета. Так ли это на самом деле – сейчас проверяет местная прокуратура.

Кировская область, Первомайский

– Все уже.

– Все уже? Отключили, да?

– Все уже, света нет. Все.

Татьяна Григорьянц: В поселке Первомайский Кировской области страшно не любят пятницы. Как только конец рабочей недели – выключают свет. И как по расписанию: с 8–9 утра и до 5–6 вечера. В диспетчерскую «Кировэнерго» селяне звонят чаще, чем некоторым своим родственникам.

– Это диспетчер.

– Алло. Доброе утро.

– Здравствуйте.

– Я вам звоню из Первомайского. У нас опять света нет.

– У нас работы сегодня проводятся.

Татьяна Григорьянц: Ответ почти всегда один: «На вашем участке ведутся работы по восстановлению линии», – и уже полтора месяца. А у людей все отопительные системы завязаны на электрических насосах – даже у тех, кто сохранил в доме печь.

– Вот там котел. Ну, там такие трубки. А вот тут у меня насос. Если я затоплю, и света не будет – у меня такие идут гидроудары! У меня дом может развалиться.

Челябинская область, Челябинск

Татьяна Григорьянц: В Пятиэтажке на окраине Челябинска подъезд напоминает парилку – вновь прорвало трубы с горячей водой.

Ирина Ермакова, жительница Челябинска: У нас подвал затоплен. У самих нас нет горячей воды в доме, у нас колонки газовые. То есть мы горячую воду себе делаем за счет колонок. А горячая вода стоит в подвале.

Татьяна Григорьянц: То есть горячая вода вроде и есть, а вроде и нет. Нет и отопления. Подъезд – единственное место, где жильцы могут погреться.

Анна Пестерова, жительница Челябинска: Отопление выключают периодически. Ребенок переболел за этот период. В общем, получается все достаточно сложно. Звоним, спрашиваем – нам всегда отвечают, что что-то ломается, меняют трубы.

Татьяна Григорьянц: Чтобы согреться, в ход идут электрообогреватели. Но из-за перегрузок выбивает пробки в электрощитках. Как итог – нет не только отопления, но и электричества. Коммунальщики приезжают латать дыры в злополучный подъезд через день.

– А отопление будет после этого нормальное?

– Да.

– Обещаете?

– Обещаем.

Татьяна Григорьянц, Анна Исаева, Владислав Крысов, Валентина Яковлева, ОТР.

Ольга Арсланова: Мы посмотрели этот репортаж вместе с нашим экспертом. Сейчас приветствуем в эфире председателя Союза жилищных организаций Москвы Константина Крохина. Константин Викторович, здравствуйте.

Константин Крохин: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: «Нет тепла», – это грустная песня буквально каждой зимы в нашей стране. И не очень понятно, с кого спрашивать в конечном итоге.

Константин Крохин: Ну, у нас есть ответственные балансодержатели. Все сети в стране, включая тепловые сети, трубы высокого давления, они находятся в собственности либо на балансе муниципалитетов. И когда у нас в каком-то регионе или населенном пункте рвется труба или по какой-то причине тепло не включили, то, конечно же, виновность и ответственность муниципалитета.

Ольга Арсланова: С управляющими компаниями что не так? Что им мешает подать тепло вовремя людям?

Константин Крохин: К большому сожалению, реформа, которая была начала в 2011 году и потом поддержана прежним руководством Министерства строительства, когда ввели лицензирование управляющих компаний, – вот это все привело к тому, что на рынке не осталось независимых игроков. Все управляющие компании – это так или иначе компании, которые связаны с чиновниками либо жилищной инспекции, либо местного самоуправления и так далее. И на этом рынке нет чужих людей. Там нет независимой конкурентной среды. По этой причине нормальный бизнес, малый и средний бизнес, который был бы ответственный и мог содержать дома, а также вовремя готовить их к зиме, его там нет.

И получается, что это такая система по выкачиванию денег из населения в виде квартплаты, но при этом никакой ответственности и желания сохранить сети, а также подготовить эти сети к зимней эксплуатации, у этих людей, которые работают в управляющих компаниях, этого желания нет.

Ольга Арсланова: Давайте о тарифах поговорим прямо сейчас. Как рассчитывается плата за тепло в жилых домах? Итак, расчет стоимости тепла для нас зависит только от тарифа. Его утверждают региональные энергетические комиссии. Важно также, находится ли жилье в многоквартирном или частном доме – это тоже влияет на конечную стоимость. Есть ли приборы учета. Централизованная ли система отопления. Платит человек только в холода или сборы равномерно раскиданы на весь год.

Вот давайте посмотрим на формулу расчета стоимости тепловой энергии. Выглядит страшно, выглядит сложно! Попробуем чуть проще об этом поговорить.

В тарифы заложена обеспеченность каждого конкретного региона энергоносителями. Если есть гидро-, тепло- или атомные электростанции, то тариф ниже. Однако, например, в угольном Кузбассе плата за отопление различается в городах в два раза и даже более. Важную роль играют и местные бюджеты, есть ли деньги компенсировать населению экономически обоснованные тарифы.

И вот рейтинг средней температуры по больнице – то есть по стране. Электроэнергия дороже всего в столицах и крупных городах Юга, самая доступная – в энергообеспеченных сибирских регионах. То же самое и для тепловой энергии: она дороже всего в Москве, в Санкт-Петербурге и столицах южных регионов, а дешевле в Сибири.

Скажите, пожалуйста, почему эти тарифы такие? Почему в стране все так странно и разбросано? И непонятно, почему они постоянно растут при сохранении низкого качества услуг.

Константин Крохин: Дело в том, что монополия, которая существует, она даже называется «естественная монополия». У нас все, что связано с коммунальными услугами и с коммунальным ресурсом – а это вода, тепло, энергия, водоотведение, – это все под государственным контролем. Тариф устанавливают региональные органы власти. Граждане не могут на это влиять. И в значительной степени бюрократическая структура привела к тому, что эти тарифы никак не связаны с реальным состоянием рынка энергоносителей.

Я приведу простейший пример, который неоднократно приводил. В домах, где есть независимое управление и независимое потребление, независимый контроль (а это дома ТСЖ и ЖСК), прошлой зимой было тепло. И с февраля по март-апрель месяца такие дома сделали перерасчет с возвратом от 30 до 50% платы за тепло за прошлый год. Ни в одной государственной компании – будь то «Жилищник», «Жилкомхоз», в других регионах есть свои управляющие компании, региональные, городские, – не было такого перерасчета.

О чем это говорит? Что примерно половина денег за тепло уходит тепловикам. И эти тепловики делятся вместе с государственными управляющими компаниями, добытчиками и прочее. Вот причина, почему цена не падает.

Я еще один пример приведу. В Москве довольно-таки благополучная ситуация с платежами за ЖКУ, но тем не менее Москва с будущего года увеличивает тариф на жилищно-коммунальные услуги на 4%. А дома на самоуправлении (ТСЖ и ЖСК), которые не зависят от государственного бюджета и от государственного управления, эти тарифы не повышают. Вот пример.

И спрашивается: почему люди, живущие в домах-кооперативах или в домах-товариществах, они не платят повышенный тариф при повышении общегородском? И они также получают экономию по теплу. И почему этого не происходит в государственных управляющих компаниях или в тех домах, которые находятся под управлением чиновников? Вот вам пример.

Они просто не хотят и не заинтересованы снижать тарифы. Им выгодно, чтобы бизнес, рентный бизнес на ресурсах приносил большую прибыль. И в их планы по получению прибыли снижение тарифа не входит.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое. Константин Крохин, председатель Союза жилищных организаций Москвы был с нами на связи. Спасибо большое.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)