Почему ненормальных стало много? Как их лечили раньше?

Почему ненормальных стало много? Как их лечили раньше?
Реальные новости. Какие события запомнились жителям нашей страны за минувшую неделю?
Карнавал. О чём сегодня танцуют бразильцы? Победа тела над духом, но не над смыслом
Что даёт служба в армии? Кто будет служить завтра?
Москва бьет рекорды. В столице теперь самый дорогой парковочный тариф в мире
Россия XXI век. Отрезанными от России оказались жители Свердловской области. Они теперь как на острове - ни одного моста. На Ямале похожая история
Коронавирус с российским паспортом. Кто заболел и когда всех вылечат?
Почему именно Мишустин? Что же произошло у нас во власти?
20 вопросов Путину
В какие регионы вызывать скорую федеральную помощь? Осетия, Тыва, Забайкалье... Что там не так?
Правительству месяц. Чем запомнился новый кабинет? И как Михаил Мишустин послал вице-премьеров и министров подальше - на местах поработать?

В следующем репортаже ОТР не будет ни одного пациента, потому что их действительно мало. Кроме того, журналистов попросили их не снимать - это было особое условие для допуска в настоящую психиатрическую больницу.

О душевной боли пациента и профессиональной боли врача - наш корреспондент Сергей Бойко.

Психиатрическая больница на окраине поселка Никольское под Костромой. Внутрь пускают не всех, тем более - с камерой. Главное условие - лица пациентов нельзя снимать по закону. К нашему приезду лечебницу словно эвакуировали.

Игорь Ювенский, главный врач Костромской областной психиатрической больницы: «Удельный вес больных с пограничной, с не тяжелой патологией, ежегодно увеличивается. Это связано с социальными условиями. По-видимому, и дальше будет расти, потому что ВОЗ считает XXI век - веком депрессий».

Число шизофреников и страдающих тяжелыми расстройствами в нашей стране с годами почти не меняется. По открытым источникам, примерно, 370 человек - на 100 тыс. здоровых, как и полвека назад. Чаще всего эти заболевания выявляются в Центральной России, реже всего - на Кавказе.

Есть и другая статистика: с легкими неврозами люди сами приходят в лечебницу, но с тяжелыми - сами никогда.

Игорь Ювенский, главный врач Костромской областной психиатрической больницы: «Родственники звонят или кто-то другой вызывают скорую помощь, его привозят в приемный покой. Дальше врачи разбираются. Составляется заключение в суд. Суд приезжает на место - в больницу, смотрит пациента, слушает врача, приглашаются родственники, другие заинтересованные стороны, прокурор, секретарь. И в открытом процессе суд решает - нужно ему находиться на недобровольных условиях лечения или нет».

Лечение душевнобольных - дело добровольное. «Если пришел сам, можешь уйти в любой момент», - нежным голосом заверяет главврач. Если привезли, то выпустят только по решению спецкомиссии и суда.

Наталья Дубровина, медицинский психолог: «Обязательно должен быть шаг навстречу. Предложить, объяснить, что могу ему дать, как выстроить общение, какую оказать помощь - да, имею на это право и возможности. Но это его право решать - воспользуется он этой помощью или нет.

Живут пациенты психиатрической лечебницы в условиях, которые мало отличаются от обычной больницы: столовая, кабинет психолога, палаты. Разве что, VIP-боксов нет.

- С такой патологией человеку плохо и когда много людей, и когда он совсем один. Некоторые даже говорят: «Нельзя ли нас поселить в четырехместную палату, чтобы хоть с кем-то общаться».

И здесь важно не ошибиться, кого с кем поселить, чтобы к душевным ранам соседей по палате не добавились телесные.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски