Предвестник окончания пандемии или самый опасный штамм? Омикрон уже в России. Надо ли его бояться?

Гости
Петр Чумаков
заведующий лабораторией пролиферации клеток Института молекулярной биологии им. В.А. Энгельгардта
Анча Баранова
профессор школы системной биологии университета Джорджа Мейсона (США)

Ольга Арсланова: Они угрожают человечеству. Они бросают вызовам ученым и влияют на нашу повседневную жизнь. И это все – крошечные вирусы. Это программа «ОТРажение недели». Я – Ольга Арсланова.

И мы в Институте молекулярной биологии Российской академии наук, где занимаются изучением вирусов. А именно вирус в центре внимания всего мира вот уже два года. На этой неделе новый штамм коронавируса «омикрон» появился и в России. И вот что нам о нем уже известно.

СЮЖЕТ

Голос за кадром: Аэропорт Шереметьево. Все эти люди прилетели из Лондона и уже два часа стоят в очереди, чтобы сдать бесплатный экспресс-тест на южноафриканский штамм «омикрон».

– Люди стоят у столиков, что-то заполняют, какие-то бланки. Я пришла, сдала экспресс-тест, сейчас жду багаж.

Голос за кадром: Сдавать тест теперь обязаны все прилетающие из стран, в которых выявили «омикрон». Тех, кто прибывают из ЮАР и соседних с ней стран, Роспотребнадзор сразу отправляет в обсерваторы. Один из таких на базе санатория открылся в Свердловской области.

Павел Креков, заместитель губернатора Свердловской области: Обсерватор для помещения в карантин не больных людей, а тех, которые возвращаются из стран, список которых определил федеральный Роспотребнадзор. Те, кто оттуда возвращаются, должны пройти двухнедельную изоляцию и ежедневно сдавать ПЦР-тесты.

Голос за кадром: Всего в обсерваторах сейчас находятся около 200 человек. У двоих подтвердился новый штамм коронавируса. Лечат их пока так же, как и других пациентов с COVID-19.

Михаил Мурашко, министр здравоохранения России: «Мы изучим все особенности, в том числе от зарубежных коллег. После этого будем оценивать, что требует изменений, а что не требует».

Голос за кадром: В Роспотребнадзоре определили основные симптомы при заражении новым штаммом коронавируса: слабость, температура, головная боль, кашель и снижение аппетита. Про потерю обоняния в ведомстве не говорят. И это не единственное отличие «омикрона» от «дельты».

Анна Попова, руководитель Роспотребнадзора России: Скорее всего, более контагиозен, то есть более заразен, и, возможно, имеет больше инфекционного потенциала. Других достоверных данных за такой короткий период времени наблюдений в мире просто нет и быть не может.

Голос за кадром: Все ученые мира сейчас изучают новый штамм. Одно известно точно: «омикрон» в четыре раза заразнее «дельты». Но при этом у всех заразившихся болезнь протекает пока в легкой форме. Исследования идут и в России.

Ольга Арсланова: Петр Михайлович, почему человечество эволюционирует медленно, а иногда, скажем прям, и деградирует, а у вирусов такая стремительная эволюция? Раз! – и у нас уже новый штамм.

Голос за кадром: Петр Чумаков – вирусолог, член-корреспондент РАН, заведующий лабораторией пролиферации клеток Института молекулярной биологии имени Энгельгардта.

Петр Чумаков: Ну, потому что поколение меняется у человека каждые 20 лет, предположим, а у вируса это несколько часов, и поэтому вирус может эволюционировать быстрее. То есть, попадая в следующий организм при заражении, вирус проходит полный цикл своей жизни, причем не один раз, потому что, заражая клетки, он размножается. Потом он выходит из клеток, заражает следующие клетки.

И его жизнь практически ограничивается именно периодом нахождения в разных клетках, то есть это вообще несколько часов. А обитает он все время в разной среде, попадая в разных людей, в разных животных, в людей с разной иммунной системой. Он может эволюционировать и подстраиваться именно под то окружение, в котором он находится.

Его цель – распространиться и выжить. Как и всего живого, основная забота – это размножение и выживание. И поэтому он адаптируется к той среде, в которой он находится. Вот его цель – адаптироваться, выживать и адаптироваться.

Ольга Арсланова: А пандемия может закончиться на «омикроне»?

Петр Чумаков: Данный вирус попал в человеческую популяцию совсем недавно. До этого он был в среде летучих мышей, поэтому он приспособился к летучим мышам. Сейчас он ведет свою мучительную адаптацию к человеческому организму. Причем эта адаптация идет в две фазы.

На первой фазе происходит увеличение его патогенности и увеличение заразности, а на второй фазе идет ослабление патогенности и тоже увеличение заразности. То есть в результате мы получим такой вариант, который будет вызывать не очень сильную инфекцию, но который будет распространяться очень быстро. И тогда человечество уже будет воспринимать этот вирус не как какую-то угрозу, а как неприятность, вроде как сезонный грипп. Нам кажется, что в конечном счете возникнет такой штамм, который именно положит конец той пандемии. Возможно, это будет «омикрон».

Но пока слишком мало наблюдений, чтобы делать категоричные выводы на этот счет. Сейчас все, что мы знаем – это то, что этот штамм очень заразный и менее патогенный. Но вот насколько он менее патогенен – мы пока сказать не можем, потому что надо больше наблюдений.

Ольга Арсланова: Как нам адаптировать вакцины к новым штаммам? Мы успеваем это сделать?

Петр Чумаков: Ну, это такая достаточно простая техническая проблема. По оценкам Института Гамалеи, на это понадобится порядка полутора месяцев всего. Так что новая вакцина может поспеть. Другое дело – согласятся ли люди ею прививаться? Потому что опять же у нас уже давно есть хорошие вакцины, и мы могли защитить наших людей, в общем-то, от тяжелых форм заболевания, но наши люди сопротивляются.

Ольга Арсланова: Кстати, один из аргументов тех, кто не хочет прививаться: мол, вакцина была сделана против уханьского штамма, а сейчас она не работает.

Петр Чумаков: Ну, это отговорка. Потому что была бы другая какая-нибудь отговорка… Это просто отражает нежелание людей и недоверие к этой вакцине. Хотя никаких объективных посылов для того, чтобы не доверять этой вакцине, практически не существует, потому что она проверена достаточно интенсивно. Более того, она уже испытана на миллионах людей, показала свою высокую эффективность и высокую безопасность. Поэтому чему тут сомневаться? Мне кажется, что это все очень неконструктивно.

Ольга Арсланова: Человечество может что-то сделать, чтобы остановить эту эволюцию вируса, чтобы новые штаммы не появлялись?

Петр Чумаков: Нет. Можно просто искоренить эту инфекцию. Если будет надежная вакцина и ее применят 100% населения – тогда да. Но я думаю, что если ближе к реальности, то мы будем долго, а может быть, и всегда находиться с этим вирусом в некоем взаимодействии, как мы находимся с очень многими вирусами, и периодически возникают вспышки. Ну, например, корь – пока она полностью не побеждена, но она загнана, как говорится, под плинтус.

Ольга Арсланова: Отправить под плинтус «омикрон» может и новая прививка. И она уже фактически готова. Об этом заявили в российском центре имени Гамалеи. Его ученые собрали первичную конструкцию вакцины против нового штамма.

Ну а пока он распространяется по миру. Вот такой была его карта перемещений и атаки буквально неделю назад, а вот как она выглядит сейчас. «Омикрон» уже есть более чем в 60 странах мира.

В Великобритании за последние сутки новым штаммом заразились 20 тысяч человек. В Пакистане первый случай заражения. Минздрав Кипра подтвердил первые три случая. Израиль продлил запрет на въезд иностранцев на 10 дней. А в Дании даже рекомендовали всем работающим снова уйти на дистанционку.

Возможно, это такая мировая перестраховка и вирус не так опасен. Но его высокая заразность точно сомнений не вызывает.

Анча Баранова, доктор биологических наук, профессор Университета Вирджинии: Мы теперь знаем титр нейтрализации, который достаточен для того, чтобы этот вирус убрать из нашего организма, если мы вдруг им заразимся, ну так, чтобы у нас не проявились его симптомы. Оказались, что титры падают достаточно сильно.

А из хороших новостей: да, пока более или менее легкое течение у людей, к счастью. Но пока еще не прошло восемь дней, начиная с того, как большинство людей заболели. Мы однозначные выводы сделать не можем о том, будет ли это сильно прогрессировать. И, конечно, мы пока не можем делать никаких выводов по длинному ковидному «хвосту».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)