Прививки на финише. В мире гонка вакцин от коронавируса и соревнование стран-производителей. Чья окажется эффективней?

Гости
Михаил Костинов
заведующий лабораторией вакцинопрофилактики и иммунотерапии аллергических заболеваний НИИ вакцин и сывороток им И. И. Мечникова РАМН
Михаил Каган
ведущий научный редактор vrachu.ru, заслуженный врач РФ

Ольга Арсланова: Россия готова поделиться вакцинами с остальным миром. Владимир Путин на этой неделе на двух международных форумах – на БРИКС и «Большой двадцатке» – предложил партнерам вместе продвигать наши препараты на глобальном рынке. По словам президента, производить вакцину «Спутник V» московского центра Гамалеи могут в Китае и Индии, она недорогая и ее легко хранить.

Россия уже зарегистрировала две вакцины. Первая – «Спутник V» московского центра Гамалеи – уже поступила во все регионы страны. Создатели препарата встроили ген короны в другой аденовирус, на его основе и сделан «Спутник».

На этой неделе начался последний этап испытаний вакцины «ЭпиВак-Корона» новосибирского центра «Вектор». Она сделана иначе – из химически синтезированных антигенов вируса и белка-носителя COVID.

Готовится к регистрации и третья российская вакцина – пока без названия – Центра имени Чумакова Российской академии наук. Эта вакцина содержит убитый вирус.

США и Европа тоже хотят занять нишу на глобальном рынке. К массовым поставкам по всему миру готовят совместным продукт немецкая компания BioNTech и американская Pfizer. На свою долю на рынке претендует и американская компания Moderna.

Вплотную к лидерам приближается сейчас и Китай, который заявил о регистрации сразу четырех вакцин. Прививку препаратом от компании Sinopharm сделали уже более миллиона человек.

В России ажиотажа вокруг вакцин пока нет. Все доступные препараты – экспериментальные. И люди сначала хотят на чужом опыте удостовериться в их эффективности.

«Какой вакцине вы больше доверяете? И будете ли прививаться?» – спросили мы жителей разных городов.

ОПРОС

Бийск

– Я бы российской отдала. Я думаю, что все-таки работают врачи. Я сама болела, переболела.

– Отечественной. Ну а куда? Будем, конечно, будем.

– Если я и созрею, то отдам предпочтение векторовской.

Чебоксары

– Какой стране больше доверяю? Я даже не знаю. Но сделать вакцинацию, скорее всего, готова.

– Я думаю, что организм сам справится.

– Не знаю. Никому не доверяю пока.

– Не хочу, и все. Нет желания прививаться. И так все нормально. Заболею – заболею. Нет – так нет.

Рязань

– Я думаю, что отечественная вакцина будет намного лучше, качественнее, потому что наша страна первой эту вакцину изобрела.

– Если честно, я больше доверяю, наверное, западным вакцинам.

– Да пока никакая. Ну а что? Она проверена непонятно как. Я не знаю. Я сомневаюсь в этих вакцинах.

– Думаю, наша будет не хуже иностранной. У нас военные разработки нормальные всегда были, поэтому бояться не стоит.

Ольга Арсланова: Я приветствую Михаила Костинова, заведующего Лабораторией вакцинопрофилактики и иммунотерапии аллергических заболеваний НИИ вакцин и сывороток имени Мечникова, и Михаила Кагана, ведущего научного редактора сервиса Vrachu.ru и заслуженного врача России. Здравствуйте, уважаемые гости.

Мы понимаем, что в гонке вакцин сейчас на финальной стадии испытаний более десятка вакцин из восьми стран. Есть тройка лидеров, включая как раз и российскую вакцину. Как будут проверять их эффективность? ВОЗ уже собирается проводить солидарные испытания. Что это такое? Как их проводят? И что они для нас значат?

Михаил Костинов: Любая вакцина по протоколу международному проводит три фазы клинических исследований, где первая и вторая – это ограниченное количество людей, а третья – это называется «полевые испытания», где используются тысячи людей. И дальше – показать в этом исследовании третьем эпидемиологический эффект. Это означает не только то, что титры антител есть у человека, а способны ли эти антитела, которые сформировались после вакцинации, защищать человека от коронавирусной инфекции.

Ольга Арсланова: Пока мы не можем сказать, какая из этих вакцин самая эффективная?

Михаил Каган: Я считаю, во-первых, что здесь нет такого сильного соревновательного момента в плане эффективности, потому что, по предварительным данным, которые мы имеем, о том, как проходит третья фаза испытаний, у всех трех вакцин, которые добиваются первенства, мы видим, что эффективность высокая – выше 90%.

Ольга Арсланова: А можно ли сейчас вообще говорить о том, что есть какая-то конкуренция и гонка, учитывая, что прививать нужно несколько миллиардов человек? Да на всех хватит!

Михаил Каган: Конечно, конкуренция есть, потому что это, во-первых, большие деньги. Конечно, сейчас времена не Луи Пастера, который вакцину против бешенства подарил, в том числе и Николаю Гамалеи, и она начала развиваться в Одессе, в России сначала.

Сейчас такого нет. Сейчас, естественно, фирмы пытаются зарабатывать большие деньги. И в этом плане есть конкуренция – что, на мой взгляд, не очень хорошо в нынешней обстановке. Я имею в виду погоню за определенной прибылью.

Ольга Арсланова: Пастер подарил. А подарит ли российская власть, российская медицина всем нам бесплатную вакцину по ОМС, как вам кажется?

Михаил Костинов: Ну конечно, даже разговор об этом не идет, у нас не идет разговор о вакцинации за деньги. Может быть, потом они будут давать на альтернативной основе, какая-нибудь коммерческая организация, но массовая вакцинация, если она будет реализована, будет только за счет государства. Не идут никакие разговоры. Это у американцев: «Вот столько стоит одна доза», – и так далее. Конечно, себестоимость вакцины будет оценена, но будет платить за это все государство – за массовую вакцинацию. Это мое личное мнение.

Ольга Арсланова: Большое спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)