Реновация идет в регионы. А что думают граждане о программе расселения?

Реновация идет в регионы. А что думают граждане о программе расселения? | Программы | ОТР

реновация, расселение, жилье

2020-11-15T16:58:00+03:00
Реновация идет в регионы. А что думают граждане о программе расселения?
Реальные новости. Какие еще события уходящей недели запомнились жителям нашей страны?
Во вторник в стране прошел День защитника Отечества. Как отмечали праздник военные?
Где лучше? Качество жизни и рейтинг городов для комфортной жизни в России
Угольное проклятье Сибири. Почему Красноярский край и Хакасия обречены жить без газа и причём тут чёрное небо?
Китай за 40 лет победил бедность. «Мы тоже не будем опускать руки», - заявил Дмитрий Песков. Что такое бедность в России?
Снег выпал - разгул зимы в России. Когда расчистят дороги? И почему нормальные снегопады у нас стали называть «аномальными»?
ОТРажение недели. Полный выпуск. 28.02.21
В четверг не стало народного артиста Андрея Мягкова
Аграрии Кубани провели митинги в поддержку экономического курса страны
А что с погодой? Зимние сюрпризы

Ольга Арсланова: Правительство поддерживает законопроект о всероссийской реновации, об этом в субботу заявил вице-премьер Марат Хуснуллин. Документ был внесен в Госдуму в середине сентября, его рассмотрение неоднократно переносилось, в последний раз как раз на этой неделе. Если наконец закон примут, регионы получат право самостоятельно определять, какие дома признавать ветхими и включать в программу сноса и реконструкции, то есть фактически запускать у себя реновацию по примеру Москвы.

В России уже действует программа по расселению аварийного жилья, и 49 регионов, кстати, выполнили годовой план этой программы досрочно, сообщил на этой неделе Минстрой. За ближайшие 4 года нужно расселить еще 8 миллионов квадратных метров, но по прогнозам за это время ветхими станут еще 15 миллионов «квадратов», а значит, без всероссийской реновации не обойтись.

В Санкт-Петербурге властям пока не удается расселить несколько аварийных домов, их жителей не устраивают новые квартиры. Но у города есть и отдельная целевая программа по расселению коммуналок. Как уживаются горожане с соседями в комнатах с двухвековой историей и почему не переезжают, в репортаже Максима Волкова.

СЮЖЕТ

Санкт-Петербург

Максим Волков: Самая большая коммунальная квартира Петербурга находится на Детской улице, 1 200 квадратных метров в 5-этажной сталинке. Общий коридор длиной с футбольное поле и 34 комнаты, входная дверь всегда нараспашку. В 2013-м городские власти признали гигантскую коммуналку непригодной для проживания.

Валентина Бойко, жительница дома 17 на Детской улице: Половина комнат, которые были не в собственности, их расселили, им дали жилье, они переехали жить в другие места, вот. Остальная половина комнат, в которых люди имеют собственность, остались.

Максим Волков: Владельцам приватизированных комнат предлагали жилплощадь большего метража в новостройках, но они отказались покидать Детскую улицу, предпочли остаться среди обшарпанных стен с крысами и общим туалетом, лишь бы в центре города.

Валентина Бойко, жительница дома 17 на Детской улице: У меня такое чувство, что Васильевский остров перевозят за город, потому что те варианты жилья, которые сейчас предлагают жителям Васильевского острова, – это не центр, это даже не Петроградка, это за город, пригород и спальные районы.

Максим Волков: В 2016-м районные службы подлатали кое-где дыры и сделали небольшой косметический ремонт. После этого чиновники решили, что квартира больше в расселении не нуждается.

Любовь Будищева, специалист по недвижимости: Если заинтересованы жильцы в решении этого вопроса, то они должны, соответственно, согласиться все, и чтобы у них были адекватные ценовые ожидания от продажи. Если заинтересованы больше город и власти, то, соответственно, должны быть приняты законодательные и экономические меры.

Максим Волков: А за этой дверью находится одна из самых старых коммунальных квартир города: по некоторым источникам, ей давно перевалило за 200 лет. Этот 3-этажный дом – памятник истории.

Павел Кочетков, житель коммунальной квартиры: А здесь была простая дворницкая, дворники здесь, в этом доме жили во всем. Это они сложились, как раз расстояние было, и они построили этот дом специально для дворников.

Максим Волков: Сто восемнадцать квадратных метров делят 9 человек. На общей кухне сразу 3 хозяйки. Готовят по очереди, каждая на своей конфорке. Рыжий кот здесь тоже общий, он спасает жильцов от набегов крыс и мышей. Одну из четырех комнат уже полвека занимает Татьяна Федухина, говорит, корнями приросла к этим стенам.

Татьяна Федухина, жительница коммунальной квартиры: В этой квартире жила еще моя прабабушка, моя прабабушка.

Александр Чиженок: Это ж когда было?

Татьяна Федухина: Моя бабушка, моя мама, все жили здесь. Я самый долгоиграющий житель здесь! Я с рождения здесь, в этой квартире.

Александр Чиженок: Ну вот всю жизнь она была коммунальной?

Татьяна Федухина: Да-да-да.

Максим Волков: Ванной комнаты здесь не было никогда, моются жильцы где придется: в городской бане, у знакомых или на работе. Своему мужу-инвалиду Галина Мамина носит воду в тазике.

Галина Мамина, жительница коммунальной квартиры: Я его мою в комнате. Ну а что делать? В баню ему не сходить, он не может.

Максим Волков: Строительные леса, которые подпирают обвалившийся потолок на кухне, Татьяна использует как стены импровизированной душевой, чтобы не смущать соседей, вешает шторку на веревочке.

Татьяна Федухина: Закрываешься, а тут, когда входишь, не видно, а раз видишь, что занавесочка висит, значит, раковина занята.

Максим Волков: Туалет один на всех, причем вытяжка из него выходит прямо на кухню. Когда санузел занят, можно узнать по бумаге.

Татьяна Федухина: Туалетная бумага, я извиняюсь, стоит. Куда ж там вешать, мы боимся дырки делать.

Максим Волков: Стены в исторической квартире и так в дырках, того и гляди обвалятся вслед за потолком.

– Посмотрите, трещина пошла какая, у-у-у...

Максим Волков: Четыре года назад жилищный комитет города признал дом аварийным. Здесь обещали сделать срочный ремонт, а жильцов расселить до конца 2019 года.

Виктор Борщев, председатель жилищного комитета Санкт-Петербурга: Я возьму это на контроль, разберусь, все-таки в чем причина, почему не получилось. Но я думаю, что не только причина в том, что район или жилищный комитет не посодействовал расселению этой коммунальной квартиры.

Максим Волков: По данным городского жилищного комитета, в Петербурге нерасселенными остаются 65 тысяч коммуналок, в них проживает 218 тысяч семей, то есть каждый 10-й горожанин. Максим Волков и Александр Чиженок, Санкт-Петербург, ОТР.

Ольга Арсланова: По закону, коммуналка – это квартира, на которую оформлено более одного лицевого счета. Статистика по общему числу коммуналок в России не ведется, а официальная программа по их расселению действует только в Санкт-Петербурге. Это и понятно, потому что именно в этом городе коммуналок больше всего, как мы уже сказали в сюжете, 65 тысяч квартир.

В Москве почти 24 тысячи коммунальных квартир, а программа по их расселению закончилась, хотя в последнее время коммуналок становится больше: из-за роста цен на жилье все больше людей вынуждены покупать комнату вместо квартиры. Таким гражданам приходится договариваться с соседями и делить коммунальные платежи. Создавать новые лицевые счета в уже существующей квартире нельзя, то есть фактически квартира становится коммунальной, а с юридической точки зрения она таковой не считается.

Бо́льшую часть расходов по расселению граждан из аварийного жилья берет на себя федеральный бюджет, коммуналки власти расселяют за счет региона, а регионам и так сейчас не хватает денег. Пандемия обходится дорого, хотя и здесь государство помогает: на борьбу с коронавирусом федеральный центр уже потратил 510 миллиардов рублей. До конца года регионы получат еще 90 миллиардов, об этом заявили в правительстве.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)