Резкое падение реальных доходов россиян. Официальная реакция на новые данные Росстата. С какими ещё результатами встречаем Первомай?

Гости
Александр Бузгалин
профессор Московского финансово-юридического университета

Константин Чуриков: В эти выходные у нас вообще сплошные праздники. И есть еще один – Первое мая. Долгое время у нас это был День мира и труда. А сейчас возвращаемся к истокам – к противоречию между трудом и капиталом.

Ну, в общем, как и 200 лет назад, это снова праздник со слезами в кошельке. Доходы падают. На этом фоне бедные беднеют, а богатые – нет, они богатеют. И вот то самое противоречие между трудом и капиталом становится все очевиднее.

Ну, у тех, кто беднее, ситуация с деньгами в России сегодня вот такая. Падение реальных доходов населения резко ускорилось, – сообщил нам в четверг Росстат. Если еще в конце прошлого года реальные располагаемые деньги у людей сокращались на 0,9% за квартал, то сейчас уже сразу минус 3,6% – и это только с января по март. Это больше, чем падение за весь прошлый год, когда было минус 3%. Ну, вопрос, может быть, и не в том, что доходы падают, а вот с какой точки отсчета и сколько лет они падают у людей.

Наши корреспонденты вышли на улицы и спросили, сколько вообще нашим людям платят, какая зарплата у них и какая у начальников.

ОПРОС

Нижний Новгород

– От десяти до двенадцать, с учетом налога.

– А руководство ваше, начальство сколько зарабатывает?

– Я даже не знаю.

– Руководство на то и руководство. Не говорят – сколько. Может, в два раза больше. Может, в три.

– Нормально зарабатывают, они на лексусах ездят.

– А примерно?

– Ну, примерно тысяч сорок-пятьдесят. Даже больше, наверное.

Рязань

– Я, естественно, не могу знать, сколько получает мой… вернее, моя владелица, скажем так. Ну, средняя зарплата у моих подчиненных – около 20 тысяч.

– Меня зарплата меня сто процентов не устраивает. И я точно знаю, что у нас на предприятии разница просто в разы.

Москва

– Я сам руководитель. Получаю от ста до ста пятидесяти – в зависимости от месяца. Подчиненные получают в районе сорока.

– Моя зарплата в два раза отличается от зарплаты моего начальника.

– Это справедливый разброс, на ваш взгляд?

– Нет.

– Я получаю пятьдесят, а мое начальство получает, естественно, в разы больше.

– У меня 34 тысячи «чистыми» на руки. Я считаю, что это очень мало для настоящего времени. Ну, хотя бы шестьдесят должна быть зарплата у работяги, у трудяги, который на заводе работает.

Константин Чуриков: А что с зарплатами в наиболее растущей в последние полгода отрасли – в металлургии? Цены на продукцию из металлов в конце прошлого года взлетели минимум на 30, а то и на 50% по некоторым видам. А вот как изменились зарплаты у обычных сотрудников?

ОПРОС

Свердловская область, Первоуральск, Первоуральский новотрубный завод

– Градообразующее предприятие. Мы недавно вошли в группу компаний ТМК, то есть стали еще больше, еще более мощнее.

– Хватает вам вашей зарплаты?

– Не хватает на многие вещи, на какие-то «хотелки». В целом устраивает, но всегда хочется больше. Есть к чему стремиться, безусловно.

– Главное, что работа есть. Квартиру снимаю. Хватает и на поесть, попить, одеться. Ну, 28–29.

– Я работаю машинистом крана. Работа нравится.

– А устраивает вас ваша оплата труда?

– Ну, на жизнь хватает, на хлеб с маслом.

– А на что не хватает?

– На икру на масло не хватает.

Волгоградская область, Череповец, Череповецкий металлургический комбинат

– А много вообще зарабатываете?

– Не знаю, как вам сказать. Все зависит от разряда. Те, которые приходят по третьему, 28 у них. Ручной труд там, люди чуть ли не падают, за такие деньги работают. А товарищи-менеджеры, которые сидят и придумывают, по статистике, месячная зарплата – 1,5 миллиона.

– По 12 часов смена на работе. Вот еле стоишь. Ну, зарплата нормальная, прожить можно.

– А не подскажете, сколько примерно?

– Ну, я не могу так конкретно. У всех по-разному. Ну, бывает от 30 до 50, до 60. Старшие побольше даже получают.

– Если семья, то, конечно, денег мало. Ну, ребятам бы, конечно, желательно… У них же ипотеки, семьи заводят. Конечно, лучше, чтобы зарплаты побольше были. Но на заводе стабильность.

Константин Чуриков: Сейчас к нам присоединяется Александр Бузгалин, профессор Московского финансово-юридического университета. Александр Владимирович, здравствуйте.

Александр Бузгалин: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вы видели, да? Казалось бы, металлурги – те, кто работают в самой преуспевающей отрасли сегодня, которая показала ну просто фантастические результаты в последние месяцы, – и то «на хлеб с маслом хватает». А почему так? Вот почему прошло, я не знаю, 100 лет, условно говоря, и мы возвращаемся ко все тем же вопросам, которые ставил перед нами Карл Маркс?

Александр Бузгалин: Действительно, проблема, и очень серьезная проблема. Металлурги должны получать в разы больше, чем средняя зарплата в стране. Причем, подчеркиваю, не медианная, а средняя зарплата в стране.

Можно по-разному относиться к Советскому Союзу, но я хорошо знаю Магнитогорский металлургический комбинат, и там сталевары получали больше, чем директора обычных заводов (ну, не металлургических, а обычных заводов), 500–600 рублей в месяц. По тем временам только профессор получал такие деньги, генерал, министр – вот такого разряда. Тяжелая, очень ответственная, очень тяжелая и опасная работа, очень нужная людям. 30–50 тысяч? Ну, извините, это нищенская зарплата за такой труд.

А во многих случаях люди не имеют и такой зарплаты, ведь не везде есть металлургический комбинат, не везде есть возможность продавать металл… Хотел сказать «и изделия из него», но изделия из него редко продают за границу. В основном металл, в лучшем случае прокат за границу.

Во многих отраслях у нас ситуация очень тяжелая. Причем это касается и рабочих, и людей с инженерными специальностями, и гуманитариев.

Константин Чуриков: Вот! Александр Владимирович, я бы хотел, чтобы вы прямо ответили на вопрос: а кто у нас работает и кто у нас ест? Прямо по группам: рабочие, учителя, врачи, ученые, креативный класс, чиновники, крупные бизнесмены. Вот есть труд, а есть капитал. Это сочетается?

Александр Бузгалин: Да, именно так. Я бы начал с того, что в нашей стране этот уровень дифференциации недопустимо высок. Есть люди, которые заняты на тяжелых работах в регионах, которые являются бедными, они получают 10, 15, 20 тысяч рублей. Я уже не говорю о почти 20 миллионах, которые живут на просто нищенские доходы ниже прожиточного минимума. Есть учителя в бедных регионах, которые получают 20–30 тысяч, и так далее.

Кто получает больше? В основном это даже не лица творческого труда, потому что главный творческий работник – это медик, причем необходимо врач даже; это учитель, воспитатель детского сада. Они творят людей. Они делают самое сложное. Это социальный работник, библиотекарь. Сколько эти люди получают? 20, 30, 40 тысяч рублей в месяц. У нас ученые в Академии наук получают 30–40 тысяч в месяц, кандидаты и доктора наук.

Константин Чуриков: А менеджер по продажам рекламы в каком-нибудь диджитал-агентстве может «поднимать» несколько сотен, как сейчас говорят.

Александр Бузгалин: Если мы поднимаемся даже к топ-менеджерам, причем не только частных, но и государственных корпораций, то там уже миллионы в месяц, а не в год. Если мы говорим о доходах крупного капитала, то это уже миллионы долларов в месяц, а не в год. Скорее всего, это уже десятки миллионов. Это действительно по Марксу. 5 мая мы будем отмечать очередной юбилей этого человека, который считается одним из величайших мыслителей тысячелетия прошедшего, ушедшего тысячелетия, и неслучайно. Действительно, есть отношения эксплуатации, есть отношения неравенства.

И, вспоминая про 1 мая, надо помнить, что эти отношения меняются только тогда, когда мы с вами, очень разные люди – рабочие, профессора, учителя, врачи – начинаем активно, в рамках закона, но активно, подчеркиваю, и солидарно действовать. 1 мая – День международной солидарности трудящихся, а не просто некоего майского веселья.

Константин Чуриков: Ну, у нас это такой День работающих бедных, причем таких молчаливых, дома, на кухне.

Александр Бузгалин: Да, совершенно верно. И я бы предпочел… Извините, тут «предпочел» – нехорошее слово. Я бы просто обратился, наверное, ко всем нам, уважаемые телезрители. Можно просыпаться. Трудно, сложно, но – можно. Есть примеры очень разных людей, которые организуют независимые профсоюзы: Конфедерация труда России существует, ФНПР даже, в шмаковском профсоюзе существуют реально действующие низовые организации, отраслевые организации.

Очень важный момент. Часто говорят: «В России рабочие – ленивые, профессора – дураки, – и так далее и тому подобное, – поэтому у них низкая зарплата». Было очень интересное совещание в ФНПР на высшем уровне, и руководители отраслевых профсоюзов приводили факты. Выработка станочника такая же, как в США. Выработка летчика больше, чем в США, он налетывает больше часов за неделю, чем в Соединенных Штатах Америки, на тех же самых Boeing или Airbus.

Как профессор могу сказать: мне за лекцию в США платят во много раз больше, чем за лекцию в России, в 10–20 раз больше. И в Китае, кстати, то же самое. Производительность труда у рабочего такая же, как в Америке. Производительность труда предприятия, которым руководит бизнесмен, ниже. А народнохозяйственная – еще ниже.

Константин Чуриков: Александр Владимирович, а производительность нашего олигарха такая же высокая, как у американского какого-нибудь?

Александр Бузгалин: Это еще один вопрос. В Америке очень высокий уровень социального неравенства, но у нас еще выше. Даже там сейчас Байден, который очень много зла несет людям, в том числе американским, тем не менее повысил с 21 до 28% налог на корпорации, создает высокотехнологичные места и тратит на это 2 триллиона долларов (это годовой валовый продукт России). В первомайские праздники об этом очень хочется напомнить.

Константин Чуриков: Спасибо. С праздником! Александр Бузгалин, профессор Московского финансово-юридического университета, был у нас в эфире.

Ну, людей давно беспокоит несправедливость в нашей стране. Вот сейчас на фоне всего, что происходит с доходами и ценами, уже трудно, как раньше, молчать. Вот такой весьма показательный случай произошел в эту пятницу.

Идет председатель Госдумы Володин по улице в Саратове, а ему навстречу бабушка.

ВИДЕО

– Здравствуйте!

– Привет, привет!

– Привет, привет! Вы молодежь воспитываете?

– Да. Вот сейчас только лекцию читала.

– Правильно.

– Ругаю нынешнюю власть с матерком.

– Я тоже ее ругаю.

– А я и вас ругаю.

– Хорошо.

– Уж пожалуйста, прикрути все краники, чтобы не врали. А то воруют миллиарды, миллиарды! Ну как можно? Вот она, Пенза. Вот обыск. Вот 500 миллионов. Ну это как? Там что, кругом глухонемые?

Инфляция – 5,8%. Инфляция. Понимаешь, а у меня там «гробовые» лежат, и там процент – 3,5%. Ты мне скажи, умный мужик, это надо быть каким аферистом, чтобы еще таким методом обдирать людей? Как может инфляция быть выше вот этого процента? Объясни бабушке! Все? Тебе хватит? Или еще добавить? Хватит, да?

– Можно добавить.

– Все дорожает, все дорожает. Ну как можно, как можно? Всего полно, а сахар… Беспредел!

– Я вас услышал.

Константин Чуриков: А «услышал» – в каком смысле? «Иди, не мешай работать»? Или «услышал» – в смысле: «Понял, все сделаю»? Ну, судя по всему, последнее.

В субботу Вячеслав Володин в своем Telegram-канале обратился к Центробанку и к Правительству, сказал, что им стоит задуматься над тем, что говорят люди, и сделать выводы. «Это все не придуманные вопросы, ими надо заниматься», – написал Володин.

Пара слов о бабушке. Это 90-летняя жительница Саратова Анна Александровна. Как ни странно, она лучше многих министров и депутатов ориентируется в ситуации в нашей стране. Мало того что прямо точно, без бумажки назвала официальные данные инфляции за март – 5,8%, так еще и знает, что в магазинах-то оно совсем по-другому. Если бы у министров была бабушкина пенсия, они бы тоже были в курсе.

Ну а вообще хорошо, что она попалась. Вот каждому чиновнику вместе с персональным автомобилем надо выдавать по такой персональной бабушке.

Ну, сейчас смотрите, как даже по официальным данным взлетели цены на продукты с начала года, всего за четыре месяца. Морковь в магазинах подорожала на 45%, картошка – на 40%, капуста – на 23%. Конечно, это далеко не полный список продуктов, которые поднимаются в цене.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)