Росавиация лишила свидетельств более четырехсот пилотов

Сергей Извольский, советник руководителя Росавиации: Эта работа которая ведется уже много лет и те 400 пилотских свидетельств которые были аннулированы, аннулированы не 2017 году, а аннулированы в течение последних как минимум 5 лет. Это свидетельства коммерческих и частных пилотов, которые были получены путем предоставления недостоверных данных у всех на слуху еще такие названия АУЦ как "крылья Невы" были и другие АУЦ, в которых готовили пилотов и выдавали им на руки для получения свидетельств пилотов в Росавиации сфальсифицированные документы, например документы в которых были сфабрикованы данные о количестве часов налета на учебно-тренировочных самолетах.

Совсем другая позиция у летчиков, причем даже у тех, кому отзыв лицензии не грозит.

Андрей Литвинов, летчик 1-ого класса, капитан А-320, "Отличник Аэрофлота": ведь Росавиация она сама сертифицировала эти АУЦ я же не думаю что они работали а Росавиация о них ничего не знала, это раз. Какой бы центр не закончил человек он все равно пилотское свидетельство получает только в Росавиации. А когда они выдают пилотское свидетельство ,и человек уже летает 5, 6, 8, 10 лет, а потом они спохватившись решили что оказывается они ему неправильно ему выдали пилотское свидетельство это тоже самое что вы будете ехать на машине вас остановят и скажут извините вам права оказывается 10- лет назад выдали неправильно, теперь верните нам эти права.

Сейчас в России работают всего два негосударственных авиационных учебных центра, где готовят частных пилотов. Для сравнения в Чехии, которая по размерам меньше нашей Ленинградской области, есть 44 таких учреждения

Вот вам и ответ на вопрос, почему малая авиация у нас в упадке. Элементарно людям негде учиться. Не говоря уже о том, что не на чем летать и негде совершать посадку. А страдают от всего этого - миллионы россиян, которые и рады бы рады летать соседние города, да возможности такой нет.

Александр Денисов - о нехватке аэродромов, самолётов и пилотов.

Это только звучит так - малая авиация, мол, все здесь попроще, не так, как у дальней, и расстояния поменьше, и самолеты полегче. Но, наверное, ни одного пилота дальних рейсов в данный момент не ждут так же, как читинского летчика малой авиации Александра Краснощекова.

- Я готов!

Александр Иванович выходит на взлётную полосу к своему видавшему виды Ан-2, чтобы вместе с врачом-неонатологом отправиться в дальний таежный посёлок к заболевшему малышу.

Татьяна Верзотурова, врач-неонатолог:

- Мы летим сегодня в посёлок Чернышевск...за тяжёлым ребёнком, который находится на искусственной вентиляции, транспортировать будем в краевую детскую клиническую больницу, реанимацию новорожденных.

В глазах обывателей каждый летчик малой авиации - это такой Мимино. Образ подкрепляется похожей, как у героя Данелии, неубиваемой курткой-пилотом с вельветовым воротником и чёрной фуражкой.

Александр Иванович Краснощеков, пилот-инструктор: 

- Вы как наш забайкальский Мимино?

- Ну, кто его знает, примерно да, да. Но я даже не пробовал, мне даже в голову не приходило уходить.

Не ушёл в большую авиацию, потому что не представляет, как вот он взлетит и не увидит под крылом, как в песне поется, "зеленое море тайги".

Александр Иванович Краснощеков: 

- Тайга, я в ней вырос.Тайга для меня очень много значит, которую сейчас жгут нещадно и пилят, и которой уже не остаётся.

Когда запускается двигатель, кабина да и весь салон начинает ощутимо вибрировать, и второй пилот гордо поясняет, это, мол, не "Боинг", нет здесь ни автопилота, ни бортового компьютера. Такая техника требует только одного - мастерства.

Алексей Борисевич, пилот: Там операторство, задал параметры и полетел, а здесь можно летать, по-настоящему летать.

- От винта!

Самолет разгоняется, не спеша набирает высоту, разнося над сопками этот специфический звук малой авиации.

Так гудит только Ан-2, он же "Аннушка", он же "кукурузник" - потому что активно использовался в сельском хозяйстве, в том числе, при посадке кукурузы. Правда, такой звук сейчас можно услышать, в основном, на Дальнем Востоке ((гео)) да в Заполярье, где и сохранилась малая авиация.

В шестидесятые-семидесятые "аннушки" носились в небе по стране, как воздушные маршрутки, соединяя райцентры с далекими посёлками и деревнями. Самолеты не требовательны, могли сесть и взлететь с обычного поля или с воды, хотя чаще, конечно, использовались подготовленные площадки.

Они отмечены на странице общественной организации пилотов, правда, большей частью серыми точками, значит, уже заброшенные.

Серым цветом на карте замигал и этот аэродром в поселке Дарасун Читинской области, полоса не использовалась, и ее распахали будто под картошку.

А в Донецке Ростовской области полоса сохранилась, но прорастает травой. Колдуны, как их называют пилоты, по привычке указывают силу и направление ветра, но это уж так, антураж для разместившегося здесь кафе.

Евгения Плеханова: 

- Сейчас скажу, летали Донецк-Ростов три раза в день: в девять часов был рейс, в двенадцать и в четырнадцать.

Евгения Плеханова в юности продавала билеты на те самые рейсы. Четко помнит цены.

- Цена между автобусом была руль всего разница. Автобус стоил три двадцать пять, автобус стоил, а самолёт четыре рубля.

На скамейке у своего дома кассир вспоминает молодость, проведенную на аэродроме, и какого-то радиста Женьку.

- Там радист сидел, ой, как же его фамилия? Женя, забыла фамилию.

Но не сожалеет о закрытии аэродрома, это раньше из Донецка Ростовской области в сам Ростов можно было добраться только через Украину, поэтому был смысл в авиасообщении, а сейчас ведь есть короткая дорога.

- Мне кажется, в нашей области нецелесообразно малую авиацию возрождать.

А вот Владимир Артуков, бывший техник карельского аэродрома Пески под Петрозаводском, с сожалением оглядывается в прошлое.

- Вот, пожалуйста, стоит у меня за спиной Ми-1…Я сам с него, это самое, начинал работать.

Сожалеет техник о закрытии аэродрома, потому что достойной альтернативы малой авиации в республике нет.

Владимир Артуков, председатель профсоюза авиационных работников авиапредприятия "Пески": 

- Простой пример: в Пудож летали в течение часа, а вкруговую зимой почти восемь часов надо до Пудожа добираться.

Аэродром Пески правительство республики закрыло в 2014 году, чтобы сократить расходы регионального бюджета.

Юрий Когачев, бывший техник аэродрома "Пески": 

- Я понимаю, что малая авиация, возможно, убыточна, ее дотировать нужно, но это же делается не для кого-то, это же для своих же людей делается.

Впрочем, есть примеры, когда в малую авиацию приходят и частные перевозчики - в той же Читинской области. Благо все-таки инфраструктура сохранилась, есть где приземлиться и заправиться.

Сергей Иваненко, генеральный директор ООО "Аэросервис": 

- Сейчас у нас уже шесть линий внутренних, субъектовых.

Пассажиры рассаживаются в салоне небольшого самолета Ли-410, который отправляется из Читы в Краснокаменск, билет недорогой - две шестьсот, через полтора часа будут на месте, а так пришлось бы трястись по дорогам почти полсуток.

- Это удобно, чем маршруткой ехать.

Хотя это ведь и есть маршрутка, только небесная. Александр Денисов, Ирина Трофимова, Марина Бедорфас и Дмитрий Андреянов. ОТР.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты