Россия, XXI век: Остров Юршинский

Материал корреспондента ОТР Александра Денисова.

От так называемой "большой земли" до Юршинского в Рыбинском водохранилище или, как здесь говорят, море везет староста острова Николай Брюкин. На корме его двоюродный брат Виктор, вдвоем они составляют еще и добровольную пожарную бригаду Юршинского.

Навигация уже закончилась, и выходить в море из-за высоких волн и образовывающегося льда опасно. Но госинспекторы суда островитян не задерживают и не штрафуют - знают, что на Юршинском ни одного магазина, и деваться людям некуда.

Пятнадцать минут - и вот уже остров. Николай загружает моторку в прицеп и увозит на тракторе в деревню. На острове всего тридцать четыре жителя, у каждого лодка, и никто свое добро на берегу не держит.

"У нас шесть деревень, и половина у всех родственные связи у нас здесь. Поэтому - 0это моя родина", - объясняет житель деревни  Обухово Иван Тупицын.

В Рыбинском море несколько островов, но обитаемый только этот. Человеку, впервые здесь оказавшемуся, каждый норовит объяснить покороче, чем так прекрасен Юршинский.

"Да вы знаете, он засасывает. Если ты вот постоянно стал сюда ездить, и ты отсюда не уезжаешь. Он как заманивает", - говорит житель Обухова Виктор Морозов.

 "Ну, я замуж уезжала и обратно приехала - родина зовет. Вы даже не представляете: приходишь, ступаешь на наш берег - здесь воздух прямо теплый, он обнимает тебя, потому что родина", - восхищается Тамара Столярова из деревни Юршино.

В хорошую погоду остров - просто загляденье. Но это летом, а вот к зиме, когда на море тонкая корка льда и до "большой земли" не добраться, по-другому запоешь.

С ноября по декабрь на острове начинается двухмесячный период заточения: до "большой" земли и на лодке не доплывешь, и пешком не дойдешь. Островитяне это время называют распутицей или "бездорожью".

Людмиле Дмитриевне Рябининой запасов на два месяца навезла сноха, еще переправила на лодке заправленный под завязку баллон газа, чтобы готовить еду. Хорошо, что на острове хотя бы электричество есть, в шестидесятых протянули кабель по дну.

"Тяжело, очень тяжело: у нас ни магазина, ни больницы, ничего у нас нет. Лечимся мы по телевизору да по ЗОЖу…Но это еще ладно, мы как-то смирились с этим. Но главное это то, что вся проблема у нас сейчас с дровами. Нам не дают здесь пилить дров".

До 2011 года жителям разрешали проводить на острове так называемую "санитарную" рубку, но потом администрация района объявила территорию природоохранной, запретив собирать даже упавшие сухие деревья.

 "На острове Юршинский официально выделить делянку невозможно", - заявляет первый заместитель главы администрации Рыбинского муниципального района Татьяна Кругликова.

Делянку островитянам предоставили на "большой" земле - в районе Арефино. Это, что называется, два локтя по карте - девяносто километров. Но главное: как дрова на остров переправлять?

 "А ведь лодку нанять, это все накладно. Думаете, так все просто, что ли, что задарма кто-то повезет? Берут - будь здоров", - говорит Иван Тупицын.

Во дворах здесь редко увидишь поленницу. И не потому, что ни у кого дров нет, а потому что прячут их. Нарубят по-тихому, просушат - и в сарай, чтобы инспектор лесхоза не придрался, откуда дровишки.

"Что мне делать-то? Я говорю, мне что, воровать? А воровать будете, мне говорят, вас оштрафуем. Вот в чем дело-то, вот и приходится, где-чего".

Юрий Иванович Тупицын то ли в шутку, то ли всерьез уверяет, что ходит по берегу собирает выброшенные волной деревья.

"То доску найду, то бревнышко найду, вот на горбу своем таскал".

Конечно, это тоже не выход: ждать от моря дров, как и ждать у моря погоды. Кто-то, возможно, удивится, мол, тоже нашли место, где поселиться. Но многие из жителей Юршинского родились, когда и острова-то никакого не было: в конце тридцатых построили Рыбинскую ГЭС, местность вокруг была затоплена, и остался только вот этот возвышающийся участок земли. Тогда здесь вполне можно было жить: речной пароход МО - в народе "мошка" - в период навигации курсировал как автобус каждый час. И все условия были, и ДК был, и танцы.

"С лампами на танцы ходили, с лампами, вы не представляете, жизнь-то какая была", - вспоминает Елена Вереченко.

Воду осеннего моря островитяне называют "тяжелой", она словно густая становится, переправляться по ней трудно. И этот плеск волн кажется таким равнодушным, не иначе как наслушавшись его, Людмила Дмитриевна метафорически и обобщила:

 - Мы живем на острове ненужных людей. Мы никому не нужны.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты