Россияне ждут решения по санкциям в сторону американских препаратов

На этой неделе миллионы россиян с тревогой заглядывали в аптеки. И думали - долго ли им осталось видеть на прилавках и покупать американские препараты? Например, клацид, нурофен, назонекс, препараты инсулина.

Это лишь неполный список того, что могло бы попасть под запрет, если правительство примет идею депутатов - ввести санкции против американских таблеток - и таблеток из других недружественных стран - если в нашей стране есть аналог. Желательно отечественный.

И здесь - наверное, каждый пациент это знает - кроется самый важный нюанс. Аналог - не всегда значит качество. Препарат может быть хуже очищен, вызывать аллергию или побочные эффекты. И здесь патриотизм может кому-то может стоить здоровья.

Кстати, министр здравоохранения Вероника Скворцова честно признала - мы не можем обойтись без импорта лекарств. Импортозамещения в этой сфере пока не получилось.

Кстати, некоторые парламентарии посоветовали россиянам доступные отечественные средства от всех болезней. Боярышник - за 75 рублей. И кора дуба - по 30. Покупайте и не болейте!

А как лечатся россияне пока еще импортными лекарствами, расскажет Маргарита Твердова.

Обходиться без инсулиновой помпы девочка Настя не может. Ей 15 лет. 12 из них она страдает сахарным диабетом. У Насти еще несколько серьезных заболеваний, в том числе и синдром Дауна. Поэтому подобрать подходящее лекарство было непросто.

Татьяна Антропова, мама Насти: "Мы 4 раза в инфекционной больнице лежали. Считали, что отравление. Это отравление вызывал ацетон, когда колешь инсулин, который нам не подошел".

10 лет назад семья ездила в столичный эндокринологический центр. Там Насте поставили помпу и подобрали лекарство - тоже американское.

Геннадий Антропов, папа Насти: "Улучшения пошли именно после установки помпы. У нас появилась стабильность сахара, пропали осложнения всякие". 

Помпа выполняет работу поджелудочной железы - вводит в организм необходимые дозы инсулина. Поэтому работать она должна 24 часа в сутки.

Татьяна Антропова, мама Насти: "Если запретят, это непредсказуемая ситуация. Это, в любом случае, заканчивается у детей-диабетиков комой. Это жизнь ребенка. И рисковать жизнью ребенка - это я не знаю". 

У Эльзы Ахтямовой из Казани редкое заболевание - легочная гипертензия. Из-за него давление в легочной артерии выше нормы в 5 раз.

Эльза принимает дорогое американское лекарство - месячный курс обходится в 40 тысяч рублей. Сейчас препарат для нее закупает минздрав Татарстана. А несколько лет назад получить лекарство от государства девушка не могла. Пришлось заменить его более дешевым российским аналогом.

Эльза Ахтямова, жительница Казани: "Мне стало намного хуже, я лежала из-за этого в больнице в Москве. Очень тяжело было вставать, я даже постель не могла заправить, плохо мне было". 

Дженерики не помогли и Лилии Яруллиной. У нее такой же диагноз, и принимает она тот же самый американский препарат. Сейчас Лилия возглавляет ассоциацию пациентов с редкими тяжелыми заболеваниями. Ее члены подписывают петиции против нового законопроекта.

Лилия Яруллина, президент ассоциации "Спасти и сохранить": "Это нарушение конституционных прав пациентов. Именно права на жизнь".

Пациенты будут просто умирать. Умирать не сразу, а постепенно, потому что дженерики будут давать свои побочные действия, они будут не помогать.

Производители дженериков успокаивают - их лекарства ничуть не хуже оригинальных. И проходят все необходимые проверки.

Виталий Алейников, совладелец завода медицинских препаратов: "Параметры, которые самый компетентный орган, контролирующий качество в нашей стране, - Минздрав - задает для фармацевтических производителей одинаковы как для оригинальных продуктов, так и для дженериков. И мы все, производители, должны получить на выходе таблетку с одними и теми же характеристиками. Что мы и делаем. А остальное - это маркетинговые войны".

Тем не менее, против запрета американских лекарств выступил Совет при президенте по правам человека. Не ставить здоровье россиян под удар призвала и омбудсмен Татьяна Москалькова. Законопроект не поддержали и в Совете Федерации. По мнению сенаторов, он может вызвать серьезные социальные риски. Поэтому депутатам предложили сначала разобраться в ситуации на российском рынке лекарств и проверить, у каких препаратов есть аналоги и всем ли они подходят.

На это у Госдумы есть чуть больше двух недель. Первое чтение законопроекта назначено на 15 мая.

Не все помнят, но в России уже есть ограничения на закупки импортных лекарств. Причем из списка жизненно важных - тех, что государство закупает для больниц и льготников.

Три года назад правительство распорядилось отдать приоритет в госзакупках отечественным производителям. Данные Минпромторга - 80% препаратов в этом списке теперь российские. Но об их качестве идут споры.

Сергей Шуляк, фарманалитик, генеральный директор компании "DSM Group": "Почему важно не отказываться даже от тех препаратов, аналоги которых выпускаются в РФ? Есть ситуация, когда надо заменить генерический препарат, это вот копию оригинального препарата, на оригинальный препарат, потому что нет положительной динамики при лечении и пациенту действительно нужно оригинальный препарат назначить. И сейчас есть такая процедура, которая позволяет закупать оригинальные препараты для некоторых пациентов, у которых генерики не играют роль".

Санкции против лекарств - "бомба замедленного действия". Так считают в общественной организации "Лига защитников пациентов".

Например, американский Ибупрофен для детей - в сиропе. А у нас - только в таблетках, в сиропе не выпускают. И дело даже не в том, хуже российские дженерики или лучше. Они просто другие, сделанные из другого сырья. Мы его закупаем в других странах - в Китае, Пакистане, Индии. В США работают крупнейшие компании. Они делают сложные препараты, воспроизвести их практически невозможно.

И еще один риск - подорожать могут те лекарства, которые на рынке останутся. За неимением американских - спрос на них будет расти.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты