Ростовские власти не разрешают погорельцам восстанавливать дома

На этой неделе погорельцы из Ростова узнали, что  вернуться в центр города и восстановить свое жилье смогут лишь немногие. Власти дали разрешение на реконструкцию только шестой части всех зданий. Большинство же домов уничтожены огнем - это данные экспертизы, с которыми категорически не согласны сами жители, вынужденные теперь отправиться на окраины города. Этот пожар обсуждала вся страна. Без жилья остались 700 человек. Люди рассказывали в нашем эфире - до пожара им угрожали некие риэлторы, намекали на ценность земли в центре и уговаривали продать дома "по-хорошему". Губернатор обещал - погорельцы сами смогут выбрать: строить им жильё на месте пожара, или переезжать в новые дома. Глава городской администрации теперь говорит по-другому: участки, на которых нельзя восстановить дома, заберут в муниципальную собственность.

Сумки со скромными пожитками, спасенными от пожара, семья Гордеевых даже не разбирает - скоро придется съезжать со съемного жилья.

Ольга Гордеева, погорелец: Пойдем на другую съемную квартиру, если нам ничего не предоставят.

Материальную помощь по потере жилья в августовском пожаре власти пообещали погорельцам только к декабрю. Гордеевы на эти деньги хотели заново отстроить свой дом. Но на недавней встрече с пострадавшими глава городской администрации заявил: на старом месте погорельцам больше не жить!

Михаил Шуленов, погорелец:  Я бы хотел восстановиться на своем месте. У меня главный вопрос - что делать с землей и как можно восстановиться?

Виталий Кушнарев, глава администрации Ростова-на-Дону: Восстанавливать ваш дом не нужно, и мы под это дело разрешительных документов не выдадим! Потому что территория там не предполагает строительство жилья. Земля, которая находится в вашей собственности будет изыматься в соответствие с муниципальным заданием. И за землю мы вам будем выплачивать деньги.

Городские власти предлагают пострадавшим покупать квартиры на жилищные сертификаты. Выдавать их будут, исходя из соцнормы: на одного человека положена площадь 33 квадратных метра, на семью из двух человек - 42, из трех – 54, даже, если утерянное жилье было большей площади. У многодетной семьи Соповых сгорел двухэтажный дом с хорошим ремонтом и обустроенным двором – недвижимость тянула на 12 миллионов рублей. Сейчас им предлагают четыре миллиона - это компенсация только за строение.

Надежда Сопова, погорелец:  У нас три сотки земли, остался первый этаж, стены остались. Даже плитка кое-где осталась. Все коммуникации есть! Нам проще за свой счет восстановиться. Изначально нас лишили права выбирать!

Из 120 сгоревших домов власть разрешила заново отстроить лишь 23. По официальному заключению, они "подлежат восстановлению" и территориально не располагаются в "общественно-деловой функциональной зоне" - такой статус уже присвоили пепелищу. То есть теперь здесь запрещено жилищное строительство. В генплан застройки города внесут поправки, территорию планируют выделить под дороги, школы и учреждения культуры.

В этой историческая часть города у каждого домовладельца по 3-4 сотки и, как правило, весь участок занят постройками. По кадастровым документам сотка земли на Театральном спуске - 400 тысяч рублей. А вот свежая сводка ростовских агентств недвижимости: средняя рыночная цена на сотку - 1 миллион рублей, плюс-минус 200 тысяч.

Семья Гордеевых решила не покупать землю по рыночным расценкам - субсидия за потерю жилья едва тянет на два миллиона рублей, да и строиться будет не на что.

Ольга Гордеева, погорелецЭто сумма не та, на которую можно купить что-то в центре, это по любому - ипотека. В лучшем случае, за эти деньги можно купить двухкомнатную, стройвариант - в Суворовском, Платовском, как нам предлагают.

Это новые микрорайоны в отдалении от центра с неразвитой транспортной и социальной инфраструктурой. Переезжать туда Гордеевы не хотят. Но, по всей видимости, придется.

Зачем договоравиваться, если проще поджечь? Пожары домов на лакомых земельных участках - частая история в России, уверены некоторые эксперты. Обычно жителей переселяют на окраины. А землю быстро освобождают под застройку.

Кирилл Кабанов, председатель Национального антикоррупционного комитета: Сначала это всё красиво. Сначала всё сгорает. Потом начинают работать "договорённости". Вот когда мы видим, что происходит некое ЧП подобного характера и тут же начинает работать административный ресурс: начинают приниматься законы, начинает меняться статус, - появляется вопрос, да? Ребят, слушайте, ну, как-то странно, да? Почему раньше не меняли? Хотя власть может обоснованно сказать: ребят, извините, пожалуйста, мы не меняли, потому мы считали - ну, там дома стоят. Сейчас ситуация - что дома восстановить невозможно. Ну, хорошо, дайте возможность тогда продать людям. "Выкупать дорого. Бюджетов нет". Ну, зачем? Это же банально. Причём это же происходит не только в России. Этот метод придумали в благословенной Америке , чтобы ни о чём ни с кем не договариватьсая,  взять и поджечь.

Еще один известный случай - пожар в московской библиотеке ИНИОН. Она загорелась почти три года назад. Пожарные более суток не могли справиться с пламенем. Безвозвратные потери – шесть миллионов книг. Журналисты тогда обсуждали версию о поджоге – якобы на месте библиотеки хотели построить торговый центр. Сейчас готов проект реконструкции здания ИНИОН. Он предполагает переезд библиотеки. Это вызвало протест сотрудников института. А научный руководитель Юрий Пивоваров заявил, что в случае переезда в новое здание "институту будет нанесен смертельный удар".

 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты