Считаем налоги вместе в рубрике «Реальные цифры». Сколько мы отдаем государству в эпоху растущих цен и невысоких зарплат?

Гости
Владимир Карачаровский
кандидат экономических наук, доцент департамента прикладной экономики НИУ ВШЭ

Ольга Арсланова: Дорожает уголь, газ, продукты. Рост цен на продовольствие на этой неделе был в центре внимания федеральных властей. О нем говорил Владимир Путин на форуме ВТБ «Россия зовет!».

Владимир Путин, президент Российской Федерации: Это серьезная проблема и чувствительная для граждан, особенно для семей с небольшими доходами, и ее решение требует самого пристального внимания. Важно не только справляться с последствиями инфляции, но и действовать на опережение, убирая факторы, которые подталкивают рост цен.

Ольга Арсланова: К росту цен на этой неделе добавился и период налоговых платежей. Дело в том, что до 1 декабря россияне были обязаны уплатить сборы за 2020-й за владение недвижимостью и автомобилями. Ну а неплательщиков оштрафуют. Если общий долг превышает 10 тысяч рублей, налоговая будет взыскивать с должника через суд.

Мы в нашей постоянной рубрике «Реальные цифры» провели свое исследование. Всю неделю вместе считали ваши налоги, просили зрителей о них рассказать, растут ли и нас чувствительны эти сборы для кармана.

Сравнили мы и ставки по регионам. Вот давайте посмотрим, что получилось. Средний налог на один квадратный метр жилья в стране у нас составил 38,5 рубля. Максимальные сборы за квартиру в Москве – 83 рубля за квадрат. Чуть ниже в Вологде и Сыктывкаре. Минимальные – в Рязани и Ульяновске. А в Чите получилось вообще 5 рублей 80 копеек за квадратный метр.

По нашим данным, средний налог на землю составил 325,5 рубля за сотку. Дороже всего обходится владельцам участки в Псковской области – 2 456 рублей за сотки. Чуть меньше, но много, платят жители Подмосковья и Курской области. Ну а бюджетнее всего налоговые сборы за землю в Костромской и Тверской области. А в Татарстане – 7 рублей 70 копеек за сотку.

Что касается третьего налога – налога на транспорт, то в среднем, по сообщениям наших зрителей в рубрике «Реальные цифры», у нас вышло 12 676 рублей. Дороже всего пользоваться автомобилем в Приморском крае – 80 тысяч рублей в год за японский автомобиль, правда, в люксовом исполнении. Так что, в общем, неудивительно, что такой налог. Ну а минимальный оказался в Краснодарском крае – наш зритель платит 312 рублей за малолитражный автомобиль.

О наших с вами тратах поговорим прямо сейчас. У нас в студии Владимир Карачаровский, кандидат экономических наук, доцент Департамента прикладной экономики Высшей школы экономики. Владимир Владимирович, здравствуйте.

Владимир Карачаровский: Здравствуйте.

Голос за кадром: Владимир Карачаровский – кандидат экономических наук. Был признан студентами лучшим преподавателем Высшей школы экономики 2011 года. Научно-педагогический стаж – 21 год.

Ольга Арсланова: Вот пока мы с вами разговариваем сейчас, у миллионов россиян набегают пени и штрафы по налогам абсолютно точно, потому что не все уложились, не все заплатили вовремя. И это неудивительно в такое время.

Владимир Карачаровский: Ну, естественно. Хотя ради справедливости надо сказать, что налоговая нагрузка в России отнюдь не самая большая, если сравнивать с другими странами. Конечно, в этой ситуации, в действительно сложных условиях оказываются те, кто взял кредиты. Это и население, это и предприятия, это малый и средний бизнес.

И, конечно, здесь налоги и штрафы – это большая проблема. Ну, с одной стороны, это дисциплинирующая мера, без этого нельзя. Но, с другой стороны, поскольку наша экономика еще ну не вышла из этой ситуации, когда мы то падаем, то поднимаем, потом снова падаем, рецессия, восстановление, снова локдаун и так далее – мне кажется, в этих условиях справедливо было бы продлить мораторий на определенные налоговые льготы или прощать определенные просрочки для определенных категорий, скажем так, должников.

Ольга Арсланова: Может быть, простить эти налоги на период пандемии, хотя для самых бедных, для тех же пенсионеров или для семей с детьми?

Владимир Карачаровский: Как только мы какой-то категории населения прощаем что-то, то есть делаем какую-то льготу целевую, то это сразу приводит к возникновению тех или иных схем. Ну, например, недвижимость начинает переписываться на льготные категории населения и так далее. И на самом деле пенсионеры большого выигрыша не получают, а получают выигрыш бенефициары этих «серых» схем.

Поэтому, с моей точки зрения, как раз нужно повышать, если уж мы говорим о пенсионерах, именно выплаты. Нужно не столько освободить от налогов на имущество, сколько по-настоящему проиндексировать те же самые пенсии. Ну, например, не 8% и не на 10%, а, скажем, как минимум на темпы роста, ну знаете, такой усредненной продовольственной корзины товаров первой необходимости. Потому что когда мы индексируем пенсии на 8%, в этих 8% мы усредняем рост цен на автомобили и на гречку, то мы получаем, конечно, какую-то цифру, устраивающую нас с макроэкономической точки зрения, а вот пенсионеров и население в целом это вряд ли устроит.

Ну смотрите. Мясо – это 15–20% роста. Отдельные виды овощей – это 25–50% роста. Поэтому лучше давайте, если уж мы говорим о пенсионерах или семьях с детьми, по-настоящему проиндексируем им пособия, в частности пенсии.

А вот чтобы у нас не увеличивалась денежная масса и чтобы это не приводило к витку инфляции, давайте перераспределим налоги, о чем мы часто говорим. Давайте сделаем еще одну ступенечку нашей прогрессивной шкалы налогообложения. Пусть те, у кого денег слишком много, заплатят больше – и мы получим деньги без включения печатного станка и даже не трогая Фонд национального благосостояния, чтобы по-настоящему повысить пенсии.

Ольга Арсланова: Наши корреспонденты, кстати, спрашивали жителей российских регионов, заметили ли они увеличение налогов и не слишком ли много нам приходится платить налогов. Давайте посмотрим, что отвечали, а потом вместе посчитаем.

ОПРОС

– У нас в семье дом есть с земельным участком. В прошлом году где-то четыре тысячи мы платили налога, а нынче квитанция пришла – и сколько там? – уже четыре с половиной.

– В прошлом году все вместе – 900. Наверное, где-то так. А в этом году – 1 100.

– За машину в прошлом году где-то около двух было, а сейчас на 300–320 рублей подорожало.

– На машину не отличается. Как пенсионерам нам скидка. А на землю – 600 рублей. Да?

– Ну, за квартиру 200 рублей было, а стало 400 уже почти. Как-то чуть-чуть увеличилось. Ну, оно чувствительно.

– Налог подоходный с зарплаты высчитывается очень большой. Потом что-нибудь купишь или заплатишь ЖКХ – опять налог. Ну, многовато.

– Если смотреть из расчета средней зарплаты населения и сколько платят налогов, то, возможно, это большая сумма для населения.

– Хочется меньше.

Ольга Арсланова: Вы уже сказали о том, что налоговая нагрузка в России по сравнению с другими странами не велика. Но в целом нагрузка такая, рост цен такой, что это выступает дополнительным раздражающим фактором.

Владимир Карачаровский: Так естественно. Ну, инфляция – это именно такой индикатор, знаете, это раздражитель, именно лакмусовая бумажка. Суть проблемы-то не в инфляции. Проблема в том, что долгие годы доходы населения сокращаются. Они, может быть, в какой-то год и выросли, ну, последний, ненамного, но это потому, что просто компенсировало падение… Даже падения одного-двух лет предыдущих не компенсировало. Поэтому, ну не знаю, это накопленное недовольство. И инфляция выступает просто раздражающим фактором.

Ну, опять же, если говорить о налогах, смотрите. Одно дело – автомобильный налог. Ну, у кого есть автомобиль, я думаю, заплатить за автомобиль свой может.

Ольга Арсланова: В наше время это уже не средство передвижения, а роскошь.

Владимир Карачаровский: Нет, автомобиль – это все-таки роскошь.

Ольга Арсланова: Роскошь?

Владимир Карачаровский: Давайте говорить честно: автомобиль – это роскошь. В России есть кому помочь, кроме автомобилистов, уж давайте…

А потом, одно дело, когда у вас несколько квартир, земельные участки, коттеджи, а другое дело, когда у вас единственное жилье. Вот когда у вас единственное жилье, можно пойти на определенные льготы. Проблема в том, что люди не могут заработать. Надо дать людям заработать.

А что касается налогов, то их снижать не имеет смысла. У нас они не такие высокие, по мировым меркам. А перераспределить их (это я еще раз повторю) можно и нужно. Почему нет? Если пенсионеры терпят при росте цен на мясо 20%, на овощи 50%, удовлетворяются повышением на 8–10%, индексацией, то, извините, почему тот, кто сверхбогат, не может поступиться еще дополнительными 10% НФДЛ? Я это не совсем, честно говоря, понимаю. Мне кажется, это надо делать.

Ольга Арсланова: Спасибо за этот разговор.

Владимир Карачаровский: Спасибо и вам.

Ольга Арсланова: Владимир Карачаровский, кандидат экономических наук, был у нас в гостях.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)