Снег выпал - разгул зимы в России. Когда расчистят дороги? И почему нормальные снегопады у нас стали называть «аномальными»?

Гости
Анна Климентова
руководитель Национальной ассоциации зимнего содержания дорог

Константин Чуриков: Для многих главным событием недели стал снег – что, может, и к лучшему. Когда погода в стране – это главная новость, значит, все не так плохо.

Итак, зима всю неделю держала страну в состоянии изумления, а некоторые регионы – можно сказать, в страхе. Три дня снежной бури пережил Урал. Видимость на дорогах составляла 5 метров. В Челябинской области даже пришлось вводить режим ЧС. Ну, тем временем столица страны всего за несколько дней сделала шаг от −30 (рекорд за полвека) к +6 (тоже рекорд, но за 30 лет).

Алексей Дашенко – о ветре, снеге, льде и воде.

СЮЖЕТ

Челябинская область

– Просто капец! Видимость нулевая…

Алексей Дашенко: Буран в Челябинской области начался 23 февраля. Всего за несколько часов метель парализовала движение на многих загородных трассах. Сотни автомобилей оказались в снежной ловушке.

– Может, и доедем. Капот задрался.

Алексей Дашенко: После такой вынужденной остановки машину всего за несколько минут замело снегом. Двигаться дальше было невозможно. Автомобилисты искали спасение в придорожных кафе и на заправочных станциях.

Вячеслав Захаров, житель Челябинска: Лес хоть маленько придерживает. А где поля чистые – там практически, можно сказать, нулевая видимость.

– Кафешка единственная. У нее сегодня выручка зашкаливает. Кто пытался выехать – некоторые перебили уже тачки.

Алексей Дашенко: Уборочная техника с заносами не справлялась. Спасатели развернули вдоль трасс несколько пунктов обогрева для застрявших автомобилистов.

– В пункте временного размещения вообще отлично. Столько народу! Все знакомые. Все довольны. Кормят, поют здесь.

Михаил Теплых, начальник Управления организации пожаротушения и проведения АСР ГУ МЧС РФ по Челябинской области: В общей сложности на данный момент оказана помощь 1 295 человекам, развернуто в муниципальных образованиях 13 пунктов временного размещения, куда с трассы были доставлены 610 человек.

Алексей Дашенко: Стихия бушевала и в самом Челябинске. Из-за метели в городе остановились трамваи. Сложной ситуацией сразу воспользовались таксисты.

Тарас Романишин, житель Челябинска: Все было бы нормально, если бы не цена такси – 650 рублей из Паркового до Энтузиастов. Это вообще какой-то нереальный ценник. Ну и ждать надо было машину 20 минут.

Алексей Дашенко: Метель на Южном Урале стихла только через трое суток. Уборка снега в регионе продолжается до сих пор.

Ярославская область, Ярославль

– Очень плохие у вас дороги! Ямы, снег… Вообще ничего не убрано.

Алексей Дашенко: Это самый приличный комментарий дальнобойщика из Пскова. Он оказался в Ярославле сразу после снегопада. А вот местные жители к такому качеству уборки уже не удивляются.

– Понимаете, даже не высказаться, наверное. Это только ненормативная лексика.

– Другого выхода нет. Стоишь в пробках, объезжаешь каждую ямочку.

– Отвратительно, да. Очищать надо лучше дороги.

Алексей Дашенко: Транспорт буксует, а пешеходы с трудом лавируют между сугробами. Хотя о метели МЧС предупреждало заранее. Снегопад длился всего сутки, но дороги в городе так и остались неубранными.

Ярослав Овчаров, директор Департамента городского хозяйства мэрии Ярославля: О причинах сложно судить. У нас, конечно же, есть и аномальные снегопады, которые выпали. Возможно, где-то и недостаточно техники у предприятия.

Алексей Дашенко: Между тем, подрядчиком, которые отвечают за уборки снега, уже заинтересовалась прокуратура. Предприятию грозит серьезный штраф.

Ирина Смирнова, старший помощник прокурора Дзержинского района Ярославля: Возбуждены дела об административном правонарушении по части 1 статьи 12.34 Кодекса об административных правонарушениях, которая предусматривает на директора ответственность от 20 до 30 тысяч рублей, а на организацию – от 200 до 300 тысяч рублей.

Алексей Дашенко: При этом снег с дорог подрядчик все равно должен убрать – правда, уже под контролем прокуратуры.

Москва

– Вот иду с работы, провалилась…

Алексей Дашенко: А вот Москва в пятницу утонула. После 30-градусных морозов температура в российской столице поднялась до +6. Пройти по некоторым дорогам было просто невозможно. Ливневая канализация не справлялась с потоками. Талая вода затопила пешеходные переходы. По словам синоптиков, уже в начале следующей недели в Москве снова похолодает, и она может превратиться в один большой каток.

Алексей Дашенко, Татьяна Авдеева, Светлана Свечкарева и Анна Трунова, ОТР.

Константин Чуриков: Если на Южном Урале ситуация действительно была чрезвычайной (вы это видели) из-за этого дикого ветра, то в Центральной России вот что особенного? Всего-навсего выпал снег. Потом, правда, растаял. С некоторых пор у нас это все стали называть аномалией, а, сколько бы ни выпало снега, убирают его теперь медленно или вообще не убирают.

Давайте посмотрим при этом, что с финансированием коммунальных расходов. Рекордсмены по затратам – два крупнейших города. За пять лет Москва только на вывоз снега и льда потратила почти 12 миллиардов, Санкт-Петербург – около 13. Объясняется это тем, что в Петербурге гораздо меньше снегоплавильных пунктов, чем в Москве, поэтому и затраты выше.

Но вывоз снега – это только часть расходов. Ежегодные траты на ЖКХ и ремонт дорог в столице у нас составляют почти полтриллиона рублей. Другие регионы, о которых мы только что в репортаже говорили, тратят значительно меньше.

Давайте поговорим о нашей русской зиме с Анной Климентовой – это руководитель Национальной ассоциации зимнего содержания дорог. Анна, здравствуйте.

Анна Климентова: Здравствуйте.

Константин Чуриков: А вот почему и с каких пор зима в России, в северной стране, стала стихийным бедствием? Почему коммунальщики не справляются, старожилы не припомнят? Что случилось?

Анна Климентова: Я думаю, что мы немного расслабились. Это все отголоски того тренда, о котором нам все время говорили: «Грядет глобальное потепление». И нам кажется, что если потепление, то и зимы больше не будет. На самом деле зима есть, ее никто не отменял, она просто становится очень непредсказуемой.

Константин Чуриков: Почему все-таки дороги в снегу? Разучились чистить или что? Что с нами произошло, кроме того, что расслабились?

Анна Климентова: Ну смотрите. Есть определенные требования, по которым можно, в принципе, чистить снег. В первую очередь у вас должна быть как минимум техника, для того чтобы чистить в достаточном количестве. Люди, которые должны будут управлять этой техникой и лопатами в виде дворников. И, конечно, должны быть противогололедные материалы. Соответственно, если у нас на протяжении трех-четырех зим были зимы достаточно слабыми, то казалось, была такая иллюзия, что достаточно техники и людей.

Но техника изнашивается. По нашей статистической оценке, у нас практически во всех городах на 70% нехватка дорожной техники. У нас сыграл определенную роль ковид, из-за которого у нас очень многие дворники уехали к себе домой и не смогли вернуться по определенным ограничениям.

Ну и по противогололедным материалам тоже многие решили: «Ну, раз их было достаточно в предыдущие зимы, можно и не закупать в этом году». Поэтому мы фиксируем в ряде городов, что у нас дорожные службы воруют песок из песочниц во дворах, у нас сыплют все что возможно, лишь бы как-то справиться с этим.

Константин Чуриков: Интересно, а финансирование всей этой истории в течение последних лет как менялось? Эти расходы выросли/уменьшились? Как?

Анна Климентова: Расходы не уменьшились, но и не выросли. «Зимнее содержание», да и в принципе «Содержание» в строках бюджетов у нас по городам – единственная строка, которую не секвестировали, то есть не сократили. Но это не потому, что такие хорошие. Просто у нас в принципе катастрофическое недофинансирование этой строки, и дальше уже как бы некуда ее убирать.

Константин Чуриков: Не будем про регионы. Понятно, что там денег, как правило, не хватает. Возьмем Москву. Если мне не изменяет память, бюджет на все эти коммунальные вещи, на очистку дорог – это где-то около полутриллиона рублей, 500 с лишним миллиардов.

Анна Климентова: Внушительно, да.

Константин Чуриков: Почему тогда дворы москвичей завалены до сих пор снегом тающим?

Анна Климентова: Да, тающим. Впору надевать ласты, а завтра – скорее всего, коньки. Что касается дворов, то здесь, как я уже сказала, сыграл тот фактор, когда у нас несколько лет назад все гастарбайтеры из-за того, что доллар немножко скакнул и так далее, плюс пандемия, у нас практически все гастарбайтеры уехали. И в Москве крайняя нехватка вот этих рабочих рук, которые должны, по сути, наши сугробы во дворах убирать. Это что касается дворов. И тут действительно ситуация достаточно сложная.

Константин Чуриков: Мы давно наблюдаем за неуборкой улиц и дворов, поэтому даже интересно, что нам будут говорить через год, какие будут причины виноваты в будущем.

Спасибо. Анна Климентова, руководитель Национальной ассоциации зимнего содержания дорог.

Как всегда в таких случаях, хочется обратиться к прогрессивному мировому опыту. На днях мы связались с нашим соотечественником в Финляндии, и он сказал, что финны, чтобы у них улицы были чистыми, делают то, что так не любим делать мы: они берут в руки лопаты. Ну и вообще снег и гражданское общество оказываются связанными сильнее, чем видится из нашего сугроба.

Константин Ранкс, геолог, эксперт по моделированию экстремальных природных ситуаций: Стоит обратить внимание, как финны реагируют на какую-то проблему, которая касается их лично, например, в их дворе. То есть это объединенные силы. И это решается всеми вместе. И надо сказать, что позиция «Моя хата с краю» крайне редко встречается. Независимо от того, какой у вас социальный статус или что-то еще, вы будете вместе эту проблему решать.

И надо отметить, что финские политики в очень значительной мере вырастают как раз из местного самоуправления. То есть это не просто люди, которые пришли для решения глобальных, космических, так скажем, вопросов. Это люди, которые, может быть, и будут решать глобальные вопросы. Но начинали они с вопроса: как очистить от снега их собственный двор или собственную улицу? Это их сильная сторона.

Константин Чуриков: Вот такие снежные социальные лифты, да?

Вполне вероятно, что бороться со снегом в нашей стране со временем станет еще труднее, поскольку, как говорят российские ученые, на Земле наступает новый ледниковый период.

Геннадий Матишов, океанолог, академик РАН, научный руководитель Южного научного центра РАН: Сейчас такая погода, похожая на малый ледниковый период, который был в Средние века у нас. По идее, следующий этап – это глобальное похолодание и ледниковый период. Три года назад я ходил на атомоходе «50 лет Победы». Ну, из Мурманска до Шпицбергена – тысяча километров, до Северного полюса – еще тысяча километров. И когда уже стоишь на Северном полюсе и пробивает этот мощнейший ледокол, то там иллюзии, что лед растает или арктические льды растают, никаких иллюзий нет. Во-первых, холодрыга. И если там стоять и ничего прочего не знать, то скажешь, что ты живешь на леднике.

Константин Чуриков: Единой точки зрения по этому поводу нет. Многие зарубежные организации настаивают, что мы живем в эпоху глобального потепления.

Но вот новость минувшей недели, которая заставляет в потеплении все-таки усомниться. Гольфстрим замедлился до минимума, – заявила группа ученых из Ирландии, Великобритании и Германии. Такой медленной скорости у течения не было тысячу лет. Если тенденция на замедление продолжится, то климат Европы и Северной Америки может стать гораздо холоднее.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)